Новые колёса

РУССКИЕ ПОМПЕИ КЁНИГСБЕРГА.
Так историки называли остров Кнайпхоф

Наша сегодняшняя “прогулка” - по Кнайпхофу.

Золотая корона

Большой герб Кнайпхофа.Малый герб Кнайпхофа.Вариант герба Кнайпхофа

Известно, что Кнайпхоф - исчезнувшее имя исторического центра Кёнигсберга - происходит от старопрусского “Книпав”. Этот средневековый город возник в западной части острова, образованного двумя рукавами реки Прегель, в XIV веке. А 6 апреля 1327 года он получил городские права - за шесть лет до того, как хохмайстером Тевтонского ордена Вернером фон Урселем на его территории будет основан Кафедральный собор.

 Альтштадт, Лёбенихт и Кнайпхоф.1572 год

Каждый из трёх городов, объединившихся впоследствии в Кёнигсберг, имел (как сказали бы сегодня) свой профиль.

Альтштадт считался аристократическим местом, там охотно селились королевские придворные, родовитые дворяне... В Лебенихте жители занимались преимущественно сельскохозяйственным трудом. В Кнайпхофе были сосредоточены судовладельцы и купцы.

Существовала даже поговорка: “Альтштадт - это власть, Лебенихт - земля, Кнайпхоф - роскошь”. Не случайно герб Кнайпхофа представлял собой зелёное поле, на нём - вздымающаяся над серебряными и лазурными волнами рука в лазоревом рукаве, державшая золотую корону. По бокам - два золотых охотничьих рожка. Позже появятся два медведя-щитодержателя...

Как все города на землях, принадлежавших Ордену, Кнайпхоф был рассчитан на определённое количество жителей. Известно, что территория, отведённая под город, изначально была размечена как крупноячеистая решётка (где ячейки обозначали дворовые пространства). Увеличивать (или уменьшать) площадь одной застройки за счёт другой категорически за-прещалось. Поэтому все дома были однотипными.

Тучный Купидон

Центральная часть острова приподнята над уровнем земли - здесь под слоем почвы остались фундаменты немецких домов

Плотно прилипшие друг к другу, рассчитанные на один подъезд, с узкой, тесной лестницей, ведущей наверх, и узкими высокими фасадами, дома отличались только декором. Купцы особенно любили украшать фасады своих домов аллегорическими фигурами. Причём, на пять фигур “античных” богов и героев непременно приходился один тучный Купидон - состоятельные жители Кнайпхофа могли позволить себе это проявление сентиментальности, воплощённое в песчанике и алебастре.

Кстати, все дома в Кнайпхофе строились на дубовых сваях, которые забивались в землю так, чтобы достичь твёрдого грунта. (Почва-то была чрезвычайно болотистой!) Со всех сторон город был защищён земляным валом, башнями и воротами, а сам остров соединялся с “остальным миром” пятью мостами.

За пределами городских стен Кнайпхоф - с соизволения Тевтонского ордена - владел землями для выпаса скота и складирования леса, амбарами, мастерскими, “ластади” - специальными местами на берегу реки, к которым причаливали корабли и где товары перегружались на склады. За счёт этих территорий город стремительно прирастал: в 1385 году в его состав вошёл населённый пункт Генслакен, в 1403 - Гроссер Анкер и т.д., и т.п.

Архитектурной, культурной и нравственной доминантой Кнайпхофа был, конечно же, Кафедральный собор. Днём его основания считается 13 сентября 1333 года.

Колокол Иоханнес

Крыльцо Кнайпхофской ратуши

Мы много писали об этом соборе, поэтому повторим только самое главное. Своей концепцией (опять-таки, говоря современным языком) он обязан гроссмейстеру Тевтонского ордена Лютгеру Брайншвейгскому, который забраковал идею собора-крепости. “Незачем строить вторую крепость на расстоянии полёта стрелы от Замка”, - сказал он.

Под фундамент “штатского” (в смысле, лишённого оборонительной функции) сооружения было забито более тысячи дубовых свай. Первым строителем собора стал епископ Иоханнес Кларе - и в его честь большой соборный колокол будет наречён “Иоханнесом”.

Стены собора изнутри были покрыты фресками и гербами. Иметь здесь изображение своего фамильного герба считалось престижным. (Стоит ли удивляться, что очень скоро внутри собора не осталось ни одного “пустого” места на стенах.) И рисовать очередные гербы приходилось на деревянных щитах, которые вывешивались в храме поверх старых изображений.

Ещё престижнее было “похорониться” в соборе. Усыпальницы знатных горожан, плиты с выбитыми на них эпитафиями - всё это, надо думать, впечатляло. Кстати, людская память коротка (хотя немецкая, безусловно, куда прочнее нашей): по завещанию названного выше Лютгера Брауншвейгского, возле его могилы в Соборе должна была постоянно гореть свеча.

Иоанн-креститель

Улицы КнайпхофаУлицы Кнайпхофа

Но... свеча горела недолго. А впоследствии забылось и место, где конкретно был похоронен гроссмейстер Тевтонского ордена. Тем более, что в 1523 году в центре клироса Иоганн Брисман, личный посланник Мартина Лютера, прочитал первую лютеранскую проповедь в Кёнигсберге. Так началась Реформация в Восточной Пруссии.

В 1591 году в Соборе появился удивительный алтарь: распятие было установлено таким образом, что Христос как бы парил над капителью, возвышаясь до самого свода. В центре алтаря располагалась фигура Бога-Отца, за ним стояли Моисей и Иоанн креститель. Все скульптурные изображения были выполнены из позолоченной меди - и будто бы к ним приложил свою руку Кранах-младший.

Имя создателя первого органа - неизвестно. История сохранила лишь сведения о том, что за свою работу он получил 4 марки на покупку плаща. Потом орган неоднократно менялся, делаясь всё мощнее и мощнее. А вокруг собора постепенно складывался целый городок священнослужителей... который плавно перетекал в “университетский городок”: ведь именно на острове был построен университет, получивший название Альбертина.

Напомним, герцог Альбрехт повелел хоронить университетских преподавателей у стены собора - и последнее захоронение в профессорском склепе состоялось в 1804 году. Иммануил Кант - вот кому выпала эта честь.

Потом, в 1880 году будет построена часовня Канта, которую в 1924 году снесут - и воздвигнут вместо неё колоннаду по проекту архитектора Ларса.

Обмер черепа

Кстати, с ней будет связан ещё один “кёнигсбергский миф”: якобы доктор Розенберг, автор “медицинской” теории о превосходстве арий­ской расы, специально... доставал череп Канта.

Разборка кенигсбергских зданий на кирпичи

И обмерял, дабы убедиться в его соответствии эталону истинно арийского происхождения. На самом деле “обмер черепа” был невозможен: в 1880 году останки Канта положили в оловянный гроб, который, в свой черёд, был вставлен в гроб металлический, накрыт базальтовой плитой, сверху которой было водружено надгробие. Так что доктор Розенберг, скорее всего, упражнялся с гипсовым слепком...

Внутренний вид Кафедрального собора

Но речь сейчас всё-таки не об этом. Кнайпхоф, по меткому высказыванию одного из историков - это “русские Помпеи”. Последний оплот города-призрака, который сначала - в августе 1944-го - был разрушен англо-американской авиацией, а позже - в 40-50-х - разобран на кирпич.

Кнайпхофу не повезло дважды: чтобы выполнить план по отправке кирпича в “метрополию”, военные строители обрекали на уничтожение в первую очередь те объекты, расстояние от которых до берега было минимальным... В итоге Кнайпхоф был разобран так тщательно, что сейчас НЕ ВЕРИТСЯ, что когда-то вокруг Кафедрального собора теснились дома.

Останки Кнайпхофа покоятся нынче на площади в несколько га под двухметровым слоем строительного мусора и битого кирпича. А сам Остров - предмет регулярных общетеоретических рассуждений, предпроектных разработок и экстравагантных перформансов.

Массовая пьянка

Набережная Кнайпхофа

Известно, что дендропарк и “Парк скульптур”, разбитые на Острове в 70-80-х годах, не то что не идеальны, но... как бы это выразиться помягче... абсолютно не функциональны. Да, там высажены редкие виды кустарников... Но в сочетании с крапивой (летом) и кучами мусора (в режиме нон-стоп) на ботанический сад сие место не тянет. А из тридцати скульптурных уродцев, понатыканных там и сям, смотреть без особого содрогания можно разве что на пантеру. Особыми художественными достоинствами она не отличается, но спина у неё удобная. Широкая. Отполированная: сидеть на ней удобно.

В конце 80-х калининградский архитектор Забуга предлагал создать на Острове музей - обнажить фундаменты когда-то стоявших там зданий. Картина, наверное, получилась бы жуткой - но впечатляющей.

Вид на набережную Кнайпхофа. 1906 год

Разумеется, идея эта понимания у властей не нашла. Вместо неё тогдашний мэр Шипов взял на вооружение “фестивальную концепцию”, и много лет подряд на Острове устраивались пьяно-шумные народно-массовые гуляния. В буквальном смысле - на костях. И при полном отсутствии туалетов. Две био-кабинки появились лет через шесть после превращения Острова в “фестивальную площадку”. Слава Богу, в последние два-три года санкционированная массовая пьянка “переехала” в другое место.

Архитектурный критик Вячеслав Глазычев чуть позже предлагал свой вариант музея под открытым небом - “Тень Кнайпхофа”: подстричь растущие на острове деревья так, чтобы по форме и профилю они повторяли крыши уничтоженного города.

Призрак на пустыре

Теперь на бывшем острове Кнайпхоф только одна улица - улица КантаПредвоенная застройка острова Кнайпхоф

Художник из Санкт-Петербурга Иван Чечот в конце 90-х провёл на Острове акцию “Пиджак Канта”: в определённом порядке (по траектории ежедневного пути Канта из дома в лекционный зал Альбертины) были расставлены деревянные столбики высотой в 1 м 57 см (рост Канта!), украшенные чёрными бантиками и изящными плакатиками с цитатами из трудов философа. Акция была забавной - но для большинства населения осталась непонятной...

Ну а о том, как Игорь Одинцов, которого в шутку называют “губернатором Острова”, восстанавливал Кафедральный собор - и что из этого получилось (включая тщательно отстроенный сортир у подножия храма, не так давно всё-таки введённый в эксплуатацию), мы говорили уже неоднократно. Как и о том, что нынешние городские власти всё больше склоняются к идее тотальной застройки Острова. Ещё бы! Такой кусок земли в центре Кёнига пропадает!

Вид на набережную Кнайпхофа со стороны Зелёного моста и Биржи

А теперь представьте, что кто-то застроит... Помпеи?.. Или Атлантиду извлекут из океанских пучин, чтобы возвести на её чуть подсохшей земле десяток-другой супермаркетов?.. Наверное, сегодня трогать Кнайпхоф нельзя. Денег на его настоящую реконструкцию нет - а “новоделов” вокруг и без Кнайпхофа в избытке.

...И наши дети любят Калинин-град совсем не так, как мы. Мы любили Тень, Мираж, Призрак... величественные и строгие силуэты, встающие над каждым пустырём и за каждой нелепой “хрущобой” - пусть даже только в нашем воображении. Им, нашим детям, вызвать Мираж гораздо труднее: все силуэты давно опошлены, пространство изгажено, а то, что было для нас запретным плодом, сокровенной тайной, - расписано в учебниках по “истории края”.

Но наши “прогулки” продолжатся. Гулять “по волнам памяти” - эта роскошь нам ещё доступна, несмотря на все кризисы.

Д. Якшина

 


Если вам понравилась эта публикация, пожалуйста, помогите редакции выжить.
Номер карты "Сбербанка": 4817 7603 4127 4714.
Привязана к номеру: +7-900-567-5-888.







ПОДДЕРЖИ    
Авторизация
*
*
Генерация пароля