Новые колёса

РУССКИЕ КРЫЛЬЯ В КЁНИГСБЕРГЕ.
Поэт Сергей Есенин и его жена Айседора Дункан приземлились в Девау

Толпы народа собирались “на Девау” и в то время:празднование Дня лётчика в аэропорту Девау 15 сентября 1929 года 

О Кёнигсберге “воздушном” мы уже писали. Тогда в “прогулке” по нему нас сопровождал специалист по истории края Николай Чебуркин. Наш сегодняшний гид - тоже специалист по истории края, только “с другой стороны”. Кристиан Корвейт вот уже пятнадцатый год изучает всё, что связано с аэропортом Девау. Такое у человека хобби - вполне объяснимое, если учесть, что сам он в прошлом - лётчик гражданской авиации. И вообще - дальний родственник Эриха Хартмана, которого называют “самым результативным лётчиком всех времён и народов”. Впрочем, о Хартмане мы скажем чуть позже.

Почтовая карточка первого воздушного почтового отправления из Кёнигсберга в Москву

Великий парадный плац

 - Кёнигсбергский аэродром Девау, - говорит Кристиан Корвейт, - первый гражданский аэропорт Германии. Имение Девау, расположенное в пригороде Кёнигсберга Кальт­хофе, когда-то относилось к королевским владениям, впервые оно упоминается в поземельной кадастровой записи в 1883 году. К этому времени Девау уже 160 лет использовалось как военный плац, именовавшийся Великим парадным плацем. В 1721 году там осматривал свои прусские полки король Фридрих Вильгельм I - тот самый, который незадолго до этого преподнёс в подарок российскому императору Петру I Янтарную комнату (в истории наших стран так много мистически-общего!).

Сергей Есенин и Айседора Дункан

В 1740 году в Кёнигсберг прибыл король Фридрих Великий. В его честь в Кальтхофе был устроен грандиозный смотр всех войск. С 1788 года Девау - постоянное место для строевых занятий и парадов войск Кёнигсбергского гарнизона - одного из крупнейших гарнизонов Германии.

(Интересно, что в разное время здесь проходили службу многие знаменитые вое­начальники - от героя наполеоновских войн, участника сражения под Прейсиш-Эйлау графа Фридриха Генриха Эрнста фон Врангеля до Пауля фон Гинденбурга, будущего президента Германии и почётного гражданина Кёнигсберга.)

В 1798 году там принимал парад король Фридрих Вильгельм III, а в 1808 году - проводил смотр своих войск Наполеон. Последним зрелищем в этом духе стал кайзеров­ский парад 24 августа 1910 года.

Аэропланы и дуэлянты

- В начале ХХ века идеально ровная поверхность плаца стала всё чаще использоваться для полётов аэропланов. Здесь в 1913 году демонстрировал “фигуры высшего пилотажа” (по тогдашним, естественно, временам) знаменитый французский авиатор Луи Блерио, первым перелетевший на моноплане через Ла-Манш.

Ближе к началу Первой мировой войны в Девау начала базироваться военная авиация. Были построены мастерские, пять ангаров для самолётов, здание школы лётчиков-наблюдателей, казармы.

Встреча Гюнтера фон Хюнеберга (в центре) и его самолёта “Бремен” (фото вверху) в США

Надо сказать, что к 1 августа 1914 года русская армия имела 244 аэроплана - чуть больше, чем Германия, и намного больше, чем Франция, Англия или Австрия. И в первые недели войны небо на Восточном фронте было русским. Но... в эти же первые недели русские потеряли половину аэропланов и четверть лётного состава. Может, потому что недооценили противника - или слишком упивались романтикой “небесных дуэлей”.

(Александр Васильев, которого справедливо считали первым среди русских авиаторов, был сбит на десятый день войны: он слишком низко летел над австрийскими окопами, демонстрируя пренебрежение к смерти. Знаменитый штабс-капитан Нестеров совершил подвиг, о котором долго авиаторы воюющих стран говорили как о чём-то сверхъестественном, что не под силу обыкновенному человеку: он протаранил своим самолётом вражеский. Но герой погиб, а на смену ему пришёл едва обученный военлёт...)

Аэродром Девау, 1920-е годы

“Медвежья охота”

- Кстати, в самом начале войны лётчики пытались соблюдать нечто вроде Кодекса Чести: не нападали вдвоём на одного, в перерывах между заходами на атаку обменивались приветствиями, а если у противника глох двигатель, прекращали бой. Как водится в таких случаях, рыцари погибали первыми - в отличие от тех, кто додумывался “сесть на голову” противнику и кинуть в него сверху гирю (на первых аэропланах не было вооружения)... или загнать его на самую верхотуру, чтобы замёрз двигатель... Или расстрелять в воздухе из охотничьего “Ланкастера” 12 калибра, заряженного патронами для медвежьей охоты... А один летун, научившийся во время путешествия по Америке кидать лассо, набрасывал верёвку на пропеллер вражеского самолёта и отрывал лопасть...

Гауптман Пауль фон Гинденбург, 1878 год. В этом году он первый раз появился в Кёнигсберге, занимая незначительную должность при Генеральном штабе

Кроме того, немецкая промышленность уже в первые месяцы войны с поразительной быстротой наладила производство аэропланов. Открылись авиашколы, обеспечившие приток пилотов и механиков. Так что по истечении первого военного полугодия немецкий воздушный флот вырос вдвое - а русским лётчикам, чтобы “обозначить воздушное присутствие” и воодушевить свою пехоту, приходилось подниматься в воздух по два-три раза в день - что неизбежно приводило среди них к новым потерям. Военный обозреватель австрийской газеты писал: “В воздухе русские лётчики непоколебимы и могут переносить большие потери без паники. Русский лётчик - страшный противник”.

...Что было потом - мы знаем. Россия подписала унизительный для себя Брестский мир. А Германия была побеждена Антантой.

Связь с рейхом

- Восточная Пруссия вследствие Версальского договора оказалась отрезанной от Германии. (Мы уже писали о том, что поезда проходили по так называемому Данцигскому коридору с наглухо зашторенными окнами вагонов. И если польский пограничник видел хотя бы лёгкое шевеление занавески - он стрелял по окну. На поражение, - прим. авт.) Государство стремилось наладить между рейхом и обособленной провинцией нормальное сообщение. А поскольку Германии запрещалось иметь военную авиацию, старые военные самолеты были переданы в Девау для осуществления пассажирских авиаперевозок.

11 ноября 1919 года было открыто воздушное сообщение по линии Берлин - Шнейдемюль - Данциг - Эльбинг - Кёнигсберг. Часть маршрута самолёты преодолевали над Данцигской бухтой - из-за запрещения перелёта “польского коридора”. Руководителем этой линии, вскоре ставшей регулярной, был Эр-хард Мильх - ас Первой мировой.

Кстати, вопреки распространённой версии, по которой слово “ас” пришло из древнегерманской мифологии, на самом деле это, в переводе с французского, - “туз”, что, в свой черёд, является искажённым старофранцузским словом “Deus”, т.е. “бог”.

Поначалу асами называли лётчиков, одержавших пять зарегистрированных (т.е. подтверждённых тремя и более очевидцами боя, в идеале - с заснятыми на киноплёнку обломками сбитого самолёта) побед. Затем “квота” повысилась - не менее десяти самолётов противника должен был сбить лётчик, претендующий на звание аса. На счету у Мильха было около пятнадцати побед. Впоследствии он будет директором Люфтганзы, затем - генерал-фельдмаршалом Люфтваффе.

Аэропорт Девау, 1930-е годы

Меховые сапоги

- Первые полёты на двухместных открытых (!) “Румплере” или “Альбатросе” требовали от пассажира неплохих физических данных и смелости. Предъявившего авиабилет служащие аэропорта собирали как на Северный полюс: выдавали ему шапку, шарф, меховой комбинезон и меховые сапоги. Но вскоре на линии Кёнигсберг - Берлин начал эксплуатироваться ПЕРВЫЙ В МИРЕ цельнометалличе­ский пассажирский самолёт “Юнкерс F13”, получивший затем широчайшую известность. Кабина этого самолёта была закрытой, что позволяло пассажирам совершать воздушное путешествие с комфортом.

Самолёт компании “Дерулюфт” на аэродроме Девау

Уже в 1922 году в Кёнигсберге открылся первый в Германии современный аэропорт, построенный по проекту известного архитектора Ганса Хоппа. Аэровокзал этого комплекса считался одним из лучших в Европе. Здесь же была размещена метеослужба, ставшая ПЕРВОЙ В МИРЕ стационарной службой авиационной погоды.

Аэропорт находился на расстоянии двух с небольшим километров от центра города, в 350 метрах от трамвайной линии. Это позволяло добраться до аэропорта (из любого района города) за 30-40 минут. Кроме того, к регулярным рейсам подавались специальные автомобили для доставки авиапассажиров.

Аэропорт Девау, 1930-е годы

На аэродроме была смонтирована современная система заправки самолётов топливом (четыре подземные эмалированные ёмкости объёмом - в совокупности - 58.000 литров). При помощи электрического насоса топливо подавалось к заправочным установкам - просто, чисто, технологично. И если в 1922 году самолёты Девау налетали 479.404 км, перевезя 819 пассажиров, то уже в 1927-м услугами гражданских авиаперевозчиков воспользовались 4.109 человек, а налётано было в общей сложности 1.097.507 километров.

Михаил Громов и его АНТ-3 “Пролетарий”, пролетели по маршруту Москва - Кёнигсберг - Берлин - Париж - Вена -Прага - Варшава - Москва

Дозаправка “Пролетария”

 - Тогда же, в 20-х годах, возникло общество Дерулюфт, осуществлявшее (через Балтийские страны) воздушное сообщение с СССР. Интересно, что именно с Дерулюфта начинается история гражданской авиации Советского Союза. Две страны, одна - оказавшаяся в международной изоляции, другая - разгромленная и униженная Версальским договором, обрели друг в друге союзников (увы, ненадолго). Кстати, одним из первых пассажиров линии “Москва - Кёнигсберг” был поэт Сергей Есенин, отправлявшийся в Европу вместе с женой Айседорой Дункан.

Луи Блерио побывал в Кёнигсберге за год до начала Первой мировой войны

В 1926 году на аэродроме Девау произвёл посадку знаменитый АНТ-3 - двухместный “Пролетарий”, детище конструктора Туполева. Его пилотировал лётчик Михаил Громов, совершивший за три дня перелёт по столицам Европы. В Кёнигсберге Громов дозаправлялся.

В 1928 году кёнигсбергский лётчик и писатель барон фон Хюнефельд принял участие в первом в мире перелёте через Северную Атлантику в западном направлении. Стартовав 12 апреля с аэродрома Балдонелл в Ирландии, на следующий день самолёт “Юнкерс W33” с бортовым номером D-1167 приземлился на полуострове Лабрадор. Это мировое достижение было зафиксировано в Книге рекордов Гиннеса, а именем Хюнефельда (который умер после операции 5 февраля 1929 года) была названа одна из улиц, прилегающих к аэродрому Девау.

Д. Якшина

Немецкие лётчики Первой мировой


Если вам понравилась эта публикация, пожалуйста, помогите редакции выжить.
Номер карты "Сбербанка": 4817 7603 4127 4714.
Привязана к номеру: +7-900-567-5-888.




Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *




ПОДДЕРЖИ    
Авторизация
*
*
Генерация пароля