Новые колёса

РУССКАЯ АМЕРИКА И КЁНИГСБЕРГ.
Как шкипер Бенземан российскому царю служил

В честь Колумба

Христофор Бенземан родился в 1774 году в Кёнигсберге. Его отец - потомственный корабельный мастер, всю жизнь строивший парусные суда. Работы в те времена было предостаточно - прусский король Фридрих II повелел заложить в Кёнигсберге 91 торговый корабль.

Новоархангельск. С 1867 года - Ситка

Христофор, которого родители назвали в честь великого мореплавателя Колумба, всё детство провёл на верфях. А когда ему исполнилось 16 лет, и сам стал моряком. Вскоре смышлёный юноша дослужился до шкипера - водил гружёные зерном суда в Англию. Торговля процветала, но над Европой сгущались тучи. Молодой император Франции Наполеон жаждал завладеть всем миром.

В английских пабах только и болтали о неизбежной войне.

- Наполеон силён на континенте, - говорили английские моряки. - К нам на острова он не сунется. Французский флот слишком мал. На океане Наполеон - никто!

- Это точно, - поддерживали коллег разбитные американцы. - Из-за отсутствия толкового флота Франция уже упустила почти все свои колонии в Америке. А недавно наше правительство выкупило у Наполеона Луизиану. Огромная территория - от Мексиканского залива на Юге до Великих озёр на Севере - обошлась нам всего в 15 миллионов долларов. Семь центов за гектар!

- Вам хорошо рассуждать, сидя за океаном, - ворчал Христофор. - А Пруссии придётся драться с Наполеоном на суше. Боюсь, что нашей стране не поздоровится.

- А ты приезжай к нам в Штаты, - предлагали новые друзья Бенземана. - Свободная страна, огромные возможности, океанское побережье - просто рай для моряка!

- Повременю пока, - отшучивался Христофор. - Мне предложили должность шкипера на отличном паруснике, который приписан к Данцигу. Нельзя упускать такую возможность.

Но мысль о переезде твёрдо засела прусскому моряку в голову.

Блокада Англии

Англо-французское соперничество нарастало. 11 марта 1803 года Наполеон отдал приказ о постройке флота для вторжения в Британию. Англичанам удалось сколотить антифранцузскую коалицию в составе России, Пруссии, Саксонии и Австрии. В 1806 году началась война - прусские войска вторглись во Францию.

Однако кампания пошла совсем не так, как планировали союзники. Наполеон разгромил прусские войска, занял Берлин, после чего разделался с русской армией под Фридландом (ныне Правдинск) и Прейсиш-Эйлау (Багратионовск). Но до Британии Наполеон так и не смог дотянуться. И тогда император решил задушить туманный Альбион экономически - континентальной блокадой.

Император Франции запретил вести торговые, почтовые и иные отношения с Британскими островами. Блокада распространялась на все подвластные Франции территории и зависимые от неё страны: Италию, Испанию, Данию, Нидерланды. А после заключения Тильзитского мира, к континентальной блокаде были вынуждены подключиться Россия, Пруссия и Австрия.

Прусские торговые суда остались без работы. Для шкипера Бенземана наступили чёрные дни.

Подписание договора о продаже Аляски. 30 марта 1867 года

Кто обокрал индейцев

Вскоре Христофор перебрался в Соединённые Штаты и практически сразу устроился работать по специальности - нанялся шкипером на небольшое судно “Пикок”. Оно как раз направлялось за пушниной к берегам Аляски - в порт Ново-Архангельск, который в то время принадлежал России.

Но, как оказалось, время для визита было выбрано не самое удачное. Уже несколько лет русские вели войну с аборигенами - индейцами племени тлинкитов.

- Русские украли эту страну у нас, - говорили индейские вожди. - Они забирают у нас пушнину, и продают её за много денег. Нам же не достаётся ничего.

Только за лето 1802 года колонисты потеряли 203 человека убитыми (не считая пленных). Это был тяжёлый удар для Русской Америки, на огромных просторах которой в те годы проживало не более 450 русских поселенцев.

Александр Баранов

В 1807 году в Ситхинском заливе, на берегу которого стоял Ново-Архангельск, собралось не менее 400 каноэ с двумя тысячами индейцев. Они захватили близлежащие острова и блокировали русскую крепость. “Пикок”, дав залп из всех трёх своих пушек, чудом проскочил в порт.

- Пушнины нет, - встретил американцев купец Александр Баранов. - С туземцами воюем.

Индейская осада длилась более месяца. Напряжённую обстановку разрядило появление американского судна “О’Кейн” под командованием Джоржа Виншипа.

Этот мор­ской торговец, “как старый приятель Баранова”, постарался облегчить положение колонии. Хитрый капитан “отказал индейцам с собою в торговле и, дав им почувствовать дружеские с русскими сношения, принудил чрез то всех скорей разъехаться по стойбищам”.

“О’Кейн” был отлично вооружён, что значительно облегчило “дипломатические” переговоры. Война на время затихла.

Задворки империи

- В крепости Ново-Архангельск и на всех судах, - отмечали современники, - пушки всегда заряжены картечью и осматриваются каждонедельно. Люди, отправляемые в лес, обыкновенно ездят с заряженными ружьями. Всякий знает, что мы имеем таких неприятелей, которые каждую минуту смотрят, нет ли у нас какой оплошности, и буде случится, тогда можем погибнуть все...

Но самая большая проблема для колонистов была в нехватке людей. Эмиграция в Русскую Америку в России была категорически запрещена (и для крепостных, и для свободных людей). Так что Баранову, руководившему всеми поселенцами на Аляске, приходилось выкручиваться. Посулив Бенземану хорошее жалованье, он пригласил немца на службу. Христофору предложили стать капитаном парусника “Юнона”. Бенземан подумал и согласился.

- Странно, - удивлялся Христофор. - Россия - такая большая страна, неужто вы не можете сыскать желающих осваивать новые земли?

- Заморские территории трудно контролировать из Санкт-Петербурга, - объяснил Баранов. - В лучшем случае, к нам раз в год судно из Кронштадта приходит. Вот и вся связь. А если по России бросить клич, на Аляску десятки тысяч людей заявятся. Весьма разных, заметь. Тут и до крамолы недалече. Так что наш император остерегается.

- Так эти земли и потерять недолго! - покачал головой Христофор.

- А коли даже и так! - усмехнулся Баранов. - Нам к такому не привыкать.

И купец рассказал шкиперу любопытнейшую историю.

Дядя Сэм и русский царь. Карикатура на тему продажи Аляски

“Дошли до бешенства”

В 1798 году Россия боролась с революционной Францией в составе международной коалиции, в которую входили Англия и Оттоманская империя. Из Севастополя в Средиземное море вышла эскадра адмирала Ушакова. Совместно с турецкими кораблями Кадыр-бея русские отбили у французов семь греческих островов в Ионическом море. Местные жители изъявили желание войти в состав Российской империи. Так возникло Русское Средиземноморье.

Восемь лет Россия владела островами, превращёнными в отличную военно-морскую базу. Однако новые российские подданные отличались излишним свободолюбием. Вскоре они потребовали выборности судей, затем - выборности чиновников. Закончилось всё ещё большей крамолой - греки решили написать Конституцию.

Мало того, граждане Ионических островов стали приезжать в Россию, будоража местное население. Некто Каподистрия (друг Пушкина) даже предложил свои услуги в написании Конституции для России.

- Как видно, - негодовал адмирал Ушаков, - они скоро дойдут до всякого бешенства!

В общем, император Александр I счёл за благо избавиться от обременительных подданных. После заключения в 1807 году Тильзит­ского мира с Наполеоном, российский самодержец подарил Ионические острова Франции.

На этом история Русского Средиземноморья закончилась.

Новоархангельск. Бой с индейцами

Война с туземцами

Русский флот на Аляске в то время насчитывал шесть бригов, один шлюп, две шхуны и достаточное число промысловых байдар. Однако вести промысел пушного зверя было занятием не простым и крайне рискованным. В 1810 году капитан Бенземан в одном из таких предприятий потерял ногу.

Партия купца Кускова отправилась бить морских котиков в районе острова Дандас - южных пределов страны тлинкитов. Для обеспечения безопасности охотников выделили “Юнону” под командованием Бенземана и бриг “О’Кейн” американ­ского капитана Виншипа.

Мера нелишняя - берега острова были усыпаны воинственными индейцами, угрожавшими русским расправой.

Особенно ситуация обострилась, когда появился конкурент русских - американец Сэмюел Хилл на шхуне “Выдра”. Он сумел сговориться с индейцами и угрожал, что в случае конфликта выступит на их стороне. Когда индейцы на своих лодках окружили “Юнону” и “О’Кейн”, “Выдра” устрашающе маневрировала поблизости, готовясь пустить в ход свои пушки. Туземцы открыли стрельбу из ружей. Русские потеряли восемь человек убитыми и, дав залп из орудий, отошли.

Во время боя у одной из стареньких пушек “Юноны” разорвало ствол, и осколок перебил ногу капитану Бенземану. Моряк выжил, но с той поры ходил на деревянном протезе. Что, впрочем, не помешало Христофору продолжить службу.

Форт Росс

Пушнина, доставляемая из Америки на рынки России, продавалась с большой выгодой. Кроме того, значительное количество мехов колонисты торговали в Китае, где на вырученные деньги покупались китайские товары (прежде всего, чай). Их продажа в России также приносила солидную прибыль. Однако деньги не шли на развитие американской колонии - и она оставалась в плачевном состоянии.

Снабжение Русской Америки оставалось большой проблемой. Особенно остро стоял вопрос с продовольствием - суровые условия Аляски не позволяли заниматься земледелием. В 1811 году Баранов нашёл решение. Он снарядил экспедицию к берегам Калифорнии. В поход отправились капитан Бенземан на шхуне “Чириков” и купец Кусков.

Найдя подходящее место, моряки построили Форт Росс. Его население составили 60 русских, 80 алеутов и 80 местных индейцев. В то время в Форте Росс числилось 187 голов рогатого скота, 736 голов овец, 124 свиньи. Отсюда в Ново-Архангельск начали вывозить солонину, масло, сало, кожи и шерсть.

Выполнив поручение, Христофор благополучно вернулся в Ново-Архангельск. Там его ожидала жена-индеанка и сын Николай.

Депеша от государя

Однако колония продолжала остро нуждаться в людях. 23 мая 1823 года, после очередной тяжёлой зимы и многочисленных людских потерь, в Ново-Архангельск наконец добрался военный шлюп “Ладога” из Санкт-Петербурга. Депеша от государя императора гласила, что помощи ожидать не следует, нужно опираться на собственные силы.

А силы эти таяли. В 1841 году колонисты были вынуждены оставить Форт Росс. Его продали крупному землевладельцу Джону Саттеру. А в 1842 году капитан Бенземан умер. Его дело продолжил сын Николай - в 1846 году он получил звание прапорщика Корпуса флотских штурманов.

Николай Бенземан служил Родине верой и правдой. Как и другие колонисты. Девизом русской колонии стала поговорка: “Трудись, не покладая рук”. Но “обходиться своими силами” становилось всё труднее и труднее. А тут ещё грянула Крымская война...

На собачьих упряжках

В 1853 году Россия затеяла очередную войну против Турции. Но той на помощь пришла коалиция европейских стран: Англия, Франция и Сардинское королевство. Основные боевые действия развернулись в Крыму, но война докатилась и до Тихого океана.

В Ново-Архангельске с тревогой узнали, что 18 августа 1854 года английская эскадра попыталась высадить десант в Петропавловск-Камчатский - совсем рядом с Аляской. Нападение удалось отбить, но, несмотря на успех, русскому командованию стало ясно: удалённую от метрополии территорию вряд ли удастся удержать. Из Иркутска отправили гонца с приказом: эвакуировать гарнизон и порт.

Курьер есаул Мартынов отправился в путь в начале декабря 1854 года. Добравшись верхом до Якутска, он пересел на собачью упряжку и двинулся по льду вдоль побережья Охотского моря. В Петропавловске-Камчатском есаул оказался лишь 3 марта 1855 года, преодолев 8.000 вёрст (8.500 километров) за небывало короткое время в три месяца.

Согласно приказу, портовые сооружения и дома были разобраны, наиболее ценные их части в виде окон и дверей - спрятаны. Немногочисленное местное население ушло на север - в тайгу. Так что, когда 8 мая 1855 года англо-французская эскадра предприняла вторую попытку захватить Петропавловск, то обнаружила, что порт перестал существовать и использовать его по назначению не представляется возможным.

Англичане ушли. В Ново-Архангельск они заходить не стали - он их мало интересовал. Даже после победы в войне британцы не выдвинули России никаких территориальных претензий на Дальнем Востоке.

Но это был тревожный звонок для Русской Америки. В случае конфликта у России не было никаких шансов удержать заморскую территорию.

Упал на штыки

14 декабря 1866 года на стол императору Александру II легла записка министра финансов Михаила Рейтнера:

“После 70-летнего существования на Аляске Русской Американской компании она нисколько не достигла ни обрусения мужского населения, ни прочного водворения русского элемента и нимало не способствовала развитию нашего торгового мореплавания. Компания даже не приносит существенной пользы акционерам и может быть только поддерживаема значительными со стороны правительства пожертвованиями. Передача колоний избавит нас от владения, которое в случае войны с одной из морских держав мы не имеем возможности защитить”.

Аляску решили продать Соединённым Штатам. В августе 1868 года посол России в США Эдуард Стекль получил чек на 7,2 млн. долларов, хотя Александр Второй был согласен и на 5 миллионов. Колоссальная территория досталась Соединённым Штатам по 4 цента за гектар.

Утром 18 октября 1867 года в гавань Ново-Архангельска вошёл американский фрегат “Оспей”, на борту которого находились представители США и Российской империи. Около полудня на возвышающемся над бухтой холме прошла церемония спуска российского флага и подъёма американского. На церемонии присутствовали около 80 российских и 180 американских солдат.

Николай Бенземан стал свидетелем символичного инцидента: при спуске российский флаг застрял на флагштоке. Один из солдат залез наверх и сдернул его - флаг Российской империи упал на штыки почётного караула и лопнул на ветру. После этого был водружён флаг США, уже без происшествий.

В то время на Аляске находилось не более тысячи русских поселенцев (включая индейских жён и детей от смешанных браков). Некоторые из них убыли в Россию, другие - предпочли стать гражданами США.

Кёнигсберг. Преголя

Напрасные жертвы

Дальнейшая судьба Николая Бенземана неизвестна. Не исключено, что он остался на Аляске, ведь его мать была местной индеанкой. Так или иначе, попытка создать заокеанскую колонию у России провалилась. Все жертвы в долгой войне с индейцами оказались напрасны.

Остаётся лишь заметить, что официально эта война закончилась лишь 3 октября 2004 года. Инициаторами “заключения мирного договора” между Россией и индейцами стали библиотека Конгресса США, центр индейцев Юго-Востока Аляски и российские историки. Церемония проводилась на поляне, рядом с тотемным столбом вождя местного племени. В ней участвовала гражданка РФ Афросина - прямой потомок главного правителя колонии купца Александра Баранова.

На этом в истории Русской Америки можно поставить точку. Уроженец Кёнигсберга Христофор Бенземан этого не узнал.

А. Захаров


Если вам понравилась эта публикация, пожалуйста, помогите редакции выжить.
Номер карты "Сбербанка": 4817 7603 4127 4714.
Привязана к номеру: +7-900-567-5-888.







ПОДДЕРЖИ    
Авторизация
*
*
Генерация пароля