Новые колёса

РОЗОВЫЙ КЁНИГСБЕРГ.
У Дзержинки шипы багровые — от крови

Наша сегодняшняя “прогулка” - по Розенау. Так в Кёнигсберге назывался сначала пригород, а потом район, представленный улицами Шёнфлиссер-аллее (ныне улица Дзержинского), Авайдер-аллее (Аллея Смелых), Домнауер-штрассе (теперь - ул. Клавы Назаровой) и окрестностями нынешнего мясокомбината.

Эконом-жильё”

Не то, чтобы в Розенау цвели и пахли сплошные розы - но, надо сказать, цветов там было великое множество. Вплоть до начала ХХ века Розенау выглядел по-деревенски. Как, собственно, и весь район, именуемый ныне Московским. Из 584 га его территории 416 га занимали пашни, 74 - луга, 78 га - леса, предназначенные для рубки деревьев, и только 16 га - всё остальное. Бойня Розенау, 1896 год

В состав Кёнигсберга Розенау вошёл в 1908 году - и сразу же началась его интенсивная застройка. Кроме скотобойни, открывшейся в 1895 году (теперь это ОАО “Мясоконсервный комбинат “Калининградский”), здесь появился целый ряд промышленных предприятий (целлюлозно-бумажный завод, завод по производству тары и т.д.). На улицах бодрыми темпами стали сооружаться двухэтажные дома - так называемое “эконом-жильё”. К домам этим, рассчитанным, как правило, на две (максимум четыре) семьи, примыкали небольшие садовые участки.

Из крупных построек в Розенау особенно интересны Народная школа на пересечении Иерусалимер-штрассе (ныне ул. Зои Космодемьянской) и Зелигенфельдер-штрассе (ул. Майора Козенкова) и кирха (ныне православная церковь Покрова Пресвятой Богородицы на ул. Клавы Назаровой).

Футболист-спонсор

“Volk schule” - школа “для детей простого народа” - открылась в 1892 году. Двухэтажное здание было выполнено в популярном во второй половине ХIХ века архитектурном стиле “эклектика”. Этот стиль дерзко сочетал в себе художественные элементы, присущие готике, барокко, ренессансу, рококо, классицизму...

Район Розенау начинался за Фридландскими воротами

Угождая вкусам заказчиков, архитекторы охотно готовили любой “микс” (как сказали бы сегодня: любой каприз за ваши деньги). Главное, чтобы результат получился впечатляющим. Так, фундамент “volk schule” был выложен камнями, полученными при разборке старинных городских крепостных сооружений. Стены - мощные, из клинкерного кирпича, зато окна - высокие, арочные, что придавало зданию некоторую “ажурность”, несмотря на приземистое каменное основание.

...В 1928 году школу несколько перестроили. Фахверковым способом (т.е. с помощью каркасной системы, состоящей из связанных между собой брусьев-стоек и балок, промежутки между которыми заполнены кирпичом, камнем, глиной и другими строительными материалами) была приподнята центральная часть здания (появился третий этаж). Кроме того, были сделаны спортивный зал и бассейн.

По некоторым сведениям, куратором и спонсором школы выступал в это время Фабрициус Ян, известный футболист команды Восточной Пруссии - и школа, приобретшая спортивный уклон, стала носить его имя: Jahn-Schule, т.е. “школа Яна”.

“Очумелые ручки”

Впрочем, насколько эти сведения достоверны, судить трудно. А вот что бесспорно: во дворе школы, окружённой садом, рос огромный тополь. На одной из его веток висел большой термометр - предмет вожделения самых ловких учеников. От показаний этого градусника зависело, будут ли занятия в школе. Поэтому зимой “очумелые ручки” подносили к нему кусочки льда, а в жаркий летний день - натирали, пока ртутный столбик не “зашкаливал” в нужную сторону.

Залезать на тополь запрещалось категорически - под страхом исключения из школы на месяц. Но юные Гансы и Фрицы лезли с завидным упорством... И иногда своего добивались.

Правда, имена “героев” тут же становились общеизвестны: по всей школе имелись специальные отверстия в стенах (“loch”). Дабы директор, прогуливаясь по коридорам во время уроков, мог проверить дисциплину в классах и качество преподавания, не открывая дверей. Ну а на перемене - соответственно, получить кое-какую информацию. В общем, “loch” - явление универсальное.

...Сейчас тополь во дворе всё ещё жив. Но, конечно, никакого термометра на нём нет. Хотя в здании и нынче располагается школа: СОШ №5. А кое-где в кабинетах, под классными досками, до сих пор сохранились каминные выемки, где когда-то сжигались торфяные брикеты...

Подвиг лётчика

Кстати, при немцах в первом уровне школы находилась квартира завхоза. Во время Второй мировой, вплоть до зимы 1944-го, последний завхоз “школы Яна”, чтобы хоть как-то подкормить учеников, разводил на чердаке кур... А его дочь, Урсула, приехавшая в Калининград в середине 90-х, навестила школу, бывшую ей домом, и нашла на чердаке... свой чайник. В нём она носила воду - поить кур.

...Надо сказать, что в 1945-м здание школы уцелело чудом. Из школьных окон открывается вид на завод “Электросварка” - бывший завод “Остверк”, где ремонтировались танки и самоходные орудия. 7 апреля 1945 года советские самолёты бомбили “Остверк”, и в этом бою майор Василий Козенков, которому только-только исполнился 21 год, повторил подвиг Николая Гастелло: когда его самолёт был подбит, Козенков направил горящую “железную птицу” прямо на “Остверк”. Взрыв был колоссальным...

Памятник лётчику, посмертно удостоенному звания Героя Советского Союза, стоит на улице, носящей его имя...

Немецкие тетради

Но - вернёмся к “школе Яна”. Сразу после штурма Кёнигсберга в ней разместилась советская военная комендатура. А когда по решению Потсдамской конференции город стал окончательно нашим - здание передали под нужды управления образования. Кирха Розенау, 1944 год“Школа Яна” стала пятым учебным заведением, открывшемся в завоёванном городе. 1 сентября 1946 года в неё пришло 119 учеников. 13 из них были совсем взрослыми - аттестат зрелости получить им помешала война. Первым директором стал фронтовой офицер, учитель истории Аким Проскурин. А всего педколлектив состоял из девятнадцати человек.

Нечеловечески сложные условия - голод, холод, нищета (15 тетрадей по 12 листов выдавалось ученику на весь год, по всем предметам - поэтому в качестве черновиков приходилось использовать обёрточную бумагу, обложки от немецких тетрадей, найденных всё на том же чердаке). Но педагоги честно пытались дать ученикам всё, что могли. “Путёвку в жизнь” - как тогда говорили. Очень важную путёвку - если учесть, что и “при наших” аристократы (в смысле, семьи военных с большими звёздами на погонах или партийных номенклатурщиков, или крупных хозяйственников) в экс-Розенау как-то вот не селились. Всё больше рабочий люд.

И школа зачастую была единственной альтернативой пивным-рюмочным-закусочным, возникающим буквально на каждом углу, и дворовым компаниям “блатарей”. А этого добра здесь тоже почему-то всегда хватало.

Шпиль кирхи

Второе здание в Розенау - из за-служивающих особого упоминания - это кирха, возведённая по проекту А. Пфлаума. Участок земли под неё подарил евангелической общине владелец одного из здешних поместий Шульте-Хойтхауз. Сегодня это странно: чтобы богатый человек не ОТТЯПАЛ кусок земли у своих сограждан, дабы построить очередной торгово-развлекательный ангар - а ПЕРЕДАЛ БЕЗВОЗМЕЗДНО!

Строили кирху долго. Несчастливая какая-то она оказалась: первый камень в её основание был заложен в 1914 году, аккурат за неделю до начала Первой мировой войны... Возобновилось строительство в 1925-м, но деньги, собранные на строительство, “съела” инфляция.

Правда, в 1926 году кирху всё-таки удалось освятить. Внешне она очень похожа на Понартскую: такая же асимметричная, со “сдвинутой набок” башней, из красного клинкерного кирпича, с довольно скромным внутренним убранством (единственный “атрибут роскоши” - часы на башне, но и они были подарены кирхе тогдашним обер-бургомистром). Но, видимо, Бог отмечает “непафосные” (как сказали бы сегодня) культовые сооружения - кирха уцелела во время ожесточённых боёв за Розенау. Хотя лупили по ней почём зря с обеих сторон!

В послевоенное время бывшая евангелическая кирха использовалась в качестве склада. В 1990-1992 годах её передали Русской православной церкви, отремонтировали и освятили. Сейчас её шпиль используется как ориентир всеми, кто перемещается пешком или на колёсах - по окрестностям мясокомбината.

“Ролли-тролли”

...Интересно, что расцвет Розенау, случившийся в 20-х годах, был обусловлен... тем, что Кёнигсберг активно торговал с Востоком. И прежде всего - с СССР. В период “Веймарской республики” здесь появились новые жилые дома - частично по проектам известного архитектора Курта Фрика. Было осушено болото неподалёку от Фридланд-ских ворот - оно превратилось в Чудесное озеро. Шёнфлис - так оно до сих пор и называется (кстати, одно из немногих в городе, разрешённых для массового отдыха и даже для купания).

Шёнфлиссер-аллее (ул. Дзержинского) плавно перетекает в дорогу, по которой можно очень быстро добраться до Прейсиш-Эйлау (Багратионовск). А в 1943 году Шён-флиссер-аллею посетил сам гауляйтер Кох: Германия испытывала серьёзные трудности с топливом, и Кох вознамерился запустить в Кёнигсберге экономичный вид общественного транспорта. То бишь троллейбусы.

Улица Дзержинского. 2009 год

Из оккупированного Киева привезли несколько “ролли-тролли” советского производства, вместе с техническими специалистами-”гастарбайтерами”. В Кёнигсберге в троллейбусах установили новые сиденья, украсили пассажирский салон зеркалами и занавесками...

Первый маршрут - протяжённостью 4 км - был проложен от нынешней улицы Дзержинского до КМУ. Подстанцию соорудили также в Розенау, рядом с Шёнфлиссер-аллеей... Кох так гордился тем, что удалось запустить “ролли-тролли”, точно это и было “секретное оружие”, на которое уповала Германия.

Ничего “ролли-тролли”, однако, не изменили.

За ящик водки

Что же собой представляет Розенау сегодня? Немецко-советский патриархальный уголок, где дома под красными черепичными крышами мирно сосуществует с “хрущёвками”, “брежневками” и вполне современными многоэтажками. Да, конечно, дома “немецкого происхождения” не ремонтировались - скорее всего, с довоенной поры. Улица Дзержинского. 2009 годЗато их окружают любовно возделанные палисадники, над их подъездами - вполне целые барельефы... Во дворах играют дети, полуголые пацаны гоняют на великах или мопедах... или отправляются куда-то с удочками через плечо... на солнышке греются кошки... Продукты покупаются не в супермаркете, а в магазинчиках, где все друг друга знают - и ходят сюда поболтать, как в клуб по интересам... И даже рынок - районный, располагающийся на Дзержинке, - кажется, выдержан в идиллически-ностальгических тонах.

Но, конечно, вся эта безмятежность - не сущность, а видимость. И автозаправка в начале ул. Дзержинского давно, с начала 90-х, считается патентованным местом бандитских “стрелок” и “тёрок”... И квартиры в домах поприличнее на Розенау “чёрные риэлторы” скупали десятками - за ящик водки. Так что призраки прежних хозяев, неизвестно куда в итоге девшихся, должны, по идее, устраивать свои тусовки в лифтовых шахтах и “просачиваться” сквозь панельные швы...

И выходцы из Казахстана - две предприимчивые сестрички - именно на Дзержинке в конце 90-х открыли самый “жаркий” и самый “клубничный” по тем временам ночной клуб “Азия” (сейчас он перепродан).

Птенцы окраин городских

А в бане неподалёку от “Азии” - до-олго мылись цыгане из Табора. Целым табором. А наркоточек на Дзержинке столько - хватит обеспечить “кайфом” всё население экс-Розенау, включая грудных младенцев и аксакалов запенсионного возраста...

И даже то, что давно не тянет палёной плотью с мясокомбината, совсем не радует: с 1 июня этого года деятельность предприятия (одного из старейших в регионе) приостановлена. Нет сырья, задолженность по зарплате работникам составила почти полтора миллиона рублей... Кризис! Который больнее всего бьёт по таким вот окраинам. Когда-то рабочим. А нынче... даже страшно дать определение.

В одном из домов на Дзержинке жил наш друг. Из его пятерых приятелей-одноклассников в живых нет уже никого: двое спились, третий умер от передозировки, четвёртый - сел, и его “запороли” в колонии, пятый разбился (ехал на мопеде по пьяной лавочке, не поделил дорогу со встречной тачкой). Вот уже седьмой год нет на свете и нашего друга: его взорвали в собственном автомобиле. Дзержинка была для него местом, откуда во что бы то ни стало нужно вырваться. И как трагически часто “птенцы окраин городских” могут “вырваться” только в небо. Потому что у всех “Розенау”, кроме роз, есть ещё и шипы. Багровые от крови “жертв вечерних”.

Ну а наши “прогулки” - продолжаются.

Д. Якшина


Если вам понравилась эта публикация, пожалуйста, помогите редакции выжить.
Номер карты "Сбербанка": 4817 7603 4127 4714.
Привязана к номеру: +7-900-567-5-888.







ПОДДЕРЖИ    
Авторизация
*
*
Генерация пароля