Новые колёса

РЕАКТИВНЫЙ КЁНИГСБЕРГ.
Битву за Нормандию Гитлер проиграл в Инстербурге

“Смотрины” для фюрера

В ноябре 1943 года командование 1-го военного округа вермахта в Кёнигсберге находилось в состоянии деятельной суеты. В округе собирались провести демонстрацию перспективной авиационной техники. На “смотрины” планировал прибыть лично Адольф Гитлер. В циркуляре из Берлина было определённо сказано: от этого мероприятия очень многое зависит. Так что провести его требуется на высшем уровне.

Конец 1943-го не предвещал для Германии ничего хорошего. На Востоке советские войска отбросили вермахт за Днепр и освободили Киев. На Западе немцы потерпели поражение в Африке и потеряли итальянский остров Сицилию.

Англо-американская авиация в полную силу принялась бомбить города Германии. Столица Рейха полыхала. Только за одну неделю - с 20 по 26 ноября 1943-го - по Берлину нанесли удар около полутора тысяч тяжёлых бомбардировщиков.

На море произошёл перелом в битве за Атлантику. Немецкие подводники стали нести ужасающие потери. С весны 1943-го германских субмарин гибло больше, чем им удавалось потопить вражеских судов. Из США в Британию почти беспрепятственно следовали конвои с солдатами и военной техникой. Вторжение во Францию становилось неминуемым. Союзники уже приступили к разработке десантной операции “Оверлорд”.

Германию могло спасти только чудо-оружие.

“Вундер-ваффе”

Соотношение сил было явно не в пользу Третьего Рейха. Но Гитлер продолжал питать иллюзии. На Востоке он надеялся превратить войну в позиционную, на Западе - не дать союзникам России высадиться во Франции.

Кёнигсберг, 1942 год

Сорвать открытие второго фронта было вполне выполнимой задачей. В первые сутки англо-американское командование могло высадить на берег не более 150 тысяч солдат. Вермахт во Франции имел более полутора миллиона человек. Они были в состоянии сбросить десантников обратно в море, пока к ним не подошли дополнительные подкрепления.

Таким образом фюрер надеялся затянуть войну. А там, глядишь, немецкие учёные создадут атомную бомбу, и шансы Германии на победу возрастут.

В общем, Гитлер возлагал все свои надежды на новые образцы техники. Особенно, на реактивную авиацию. С её помощью Германия должна была уничтожить вражеский десант ещё на побережье.

Воля вождя

Командование 1-м военным округом долго ломало голову: где лучше всего устроить демонстрационную площадку для новой авиационной техники. В конце концов, выбор пал на аэродром Инстербурга: и взлётно-посадочная полоса подходящая, и до ставки Гитлера в “Волчьем логове” не так далеко.

26 ноября 1943 года Адольф Гитлер прибыл в Инстербург. На аэродроме его ждали два реактивных истребителя “Ме-262”, крылатая ракета “Фау-1” и реактивный бомбардировщик “Ar-234”.

Внимание фюрера привлёк “Ме-262”.

- Можно ли на этот самолёт подвесить бомбы? - поинтересовался Гитлер у стоявшего рядом конструктора Вильгельма Мессершмитта.

- Да! - не раздумывая ответил конструктор, который знал - фюрера удовлетворит только положительный ответ.

- Никто из вас даже не подумал, - самодовольно обратился вождь нации к окружающим, - что это именно тот скоростной бомбардировщик, который мы ждём! Именно он остановит вторжение англичан и американцев!

После этого на “Ar-234” никто не обратил внимания. Его участь была решена - первый в мире реактивный бомбардировщик остался в тени.

“Он просто спятил!”

Пилот “Ar-234” Эрих Зоммер

Присутствовавшие при разговоре лётчики-испытатели Линднер и Бауэр переглянулись. Перспектива превращения истребителя “Ме-262” в бомбардировщик их озадачила. Однако возражать Гитлеру никто не посмел.

Вернувшись домой, Бауэр поделился впечатлениями с женой Изольдой, которая была сотрудницей конструкторского бюро фирмы Мессершмитта и работала над проектом “Ме-262”.

- Мы оба поняли, - вспоминала позднее Изольда, - что Гитлер просто спятил. Все наши конструкторы понимали, что для бомбардировщика нужен совершенно новый самолёт. “Ме-262” с самого начала создавался как истребитель.

Даже командующий Люфтваффе Герман Геринг оказался бессилен. Он попытался переубедить Гитлера, но тот стоял на своём: убрать из самолёта “лишнее барахло” и освободить место для бомб.

Конструкторы заняли выжидательную позицию. Они надеялись, что рано или поздно Гитлер поймёт ошибку и изменит решение.

Атака “Ме-262” провалилась

Адольф Гитлер

В конструкторских бюро закипела работа по превращению истребителя в бомбардировщик. Кое-как “Ме-262” удалось приспособить под новые задачи. Однако из-за конструктивных особенностей самолёт не смогли оборудовать бомбовым прицелом. Таким образом, с больших высот “Ме-262” наносить удары не мог.

На малой же высоте самолёт нещадно жёг топливо, и его радиус действия сокращался. Атаки с пикирования были вообще исключены - пилот терял управление самолётом. Мало того, с подвешенными бомбами “Мессер­шмитт” лишался своего основного преимущества - скорости.

В общем, когда противник высадился в Нормандии, немцы не имели эффективного реактивного бомбардировщика. Попытка атаковать десант с помощью “Ме-262” провалилась.

Полёт “Ar-234”

Тут-то вспомнили о “Ar-234”. Но этот самолёт в то время был в единичном экземпляре. Да и то в разведывательном варианте.

2 августа 1944 года “Ar-234” выполнил первый в истории боевой разведывательный вылет реактивного самолёта. Его пилотом был Эрих Зоммер. Всего за полтора часа немцы смогли добиться того, что не могли осуществить на протяжении нескольких десятков дней - получить полную информацию о ходе операции “Оверлорд”. До этого все попытки терпели провал - самолёты-разведчики уничтожал противник.

В течение последующих трёх недель Зоммер выполнил ещё 13 подобных вылетов, нередко летая непосредственно над территорией Великобритании. Истребители англичан ничего не могли поделать.

Вернуть всё назад!

“Мессершмитт” - “Ме-262”: подготовка к вылету

Наконец, фюрер пересмотрел своё прежнее решение. Программа по производству бомбардировщиков “Ме-262” была свёрнута, и эти самолёты стали производить в качестве истребителей. Первые машины немедленно поступили в действующие части Люфтваффе.

На вооружение приняли реактивный бомбардировщик “Ar-234”.

Но время было упущено. К тому моменту истребители союзных войск практически полностью контролировали воздушное пространство над Германией. Авиационные базы с длинными взлетными полосами, откуда могли подниматься реактивные самолёты, подвергались непрерывным бомбардировкам.

В последние месяцы войны “Ar-234” оказался единственным немецким самолётом, способным действовать в условиях тотального превосходства противника в воздухе. В том числе - над территорией Велико­британии. Включив форсаж, реактивный бомбардировщик легко уходил от любого истребителя. Потерь у немцев почти не было.

К счастью, в апреле 1945-го Германия имела всего 36 боеспособных “Ar-234”. Затянуть войну и дождаться создания атомной бомбы Гитлеру не удалось.

А. Захаров


Если вам понравилась эта публикация, пожалуйста, помогите редакции выжить.
Номер карты "Сбербанка": 4817 7603 4127 4714.
Привязана к номеру: +7-900-567-5-888.







ПОДДЕРЖИ    
Авторизация
*
*
Генерация пароля