Новые колёса

РАКЕТЧИК ИЗ КЁНИГСБЕРГА.
Пауль Хартнагель бежал от евреев в Аргентину

Стальные руки-крылья

Пауль Хартнагель с детства бредил авиацией. Парень хотел конструировать и строить самолёты. В предвоенном Кёнигсберге удовлетворить свою страсть было легко: в городе действовали сотни самых разных кружков “Гитлерюгенда” - выбирай на вкус.

В 11 лет Пауль регулярно посещал аэродром “Дэвау”, где летал на планерах. Помимо этого, активно занимался авиамоделизмом.

Каждые выходные Пауль весело маршировал с приятелями на аэродром, горланя “Марш Люфтваффе”: “Всё выше к солнцу стремим мы полёт”. Мотив нацисты заимствовали у советской песни “Мы рождены, чтобы сказку сделать былью”. Славная песня - молодёжь к борьбе готовила!

В 1939 году Пауль блестяще окончил гимназию. Педагоги прочили ему большое будущее и советовали продолжить учёбу в университете. Но юноша сделал иной выбор. Он отправился в Хайлигенбайль (ныне Мамоново) и поступил в авиатехнический техникум. Хотелось поскорее взяться за настоящее дело и работать на производстве.

Глухая провинция

Собственно выбирать Паулю было особенно не из чего. Хотя к 1939 году число промышленных предприятий в Восточной Пруссии составляло 85 тысяч, подавляющее большинство из них было мелкими, ремесленного типа, с числом работников не более 10 человек. К тому же, почти все они занимались переработкой сельхозпродуктов.

Крупные заводы можно было по пальцам пересчитать: “Оренштайн”, “Штайнфурт”, “Коппель” и “Шихау” в Кёнигсберге, самолётосборочные заводы в Мариенбурге и Мариенверде. Удельный вес индустрии Восточной Пруссии в общегерманской промышленности составлял немногим более одного процента.

Ещё один авиационный завод немцы начали строить в Хайлигенбайле. Для подготовки специалистов там создали профессионально-техническое училище. В это учебное заведение приехали юноши со всей Восточной Пруссии. В их числе был и Пауль.

Будущие авиастроители учились и работали одновременно. Большинство находило время ещё и для полётов на планерах. Но вскоре в их жизнь внесла коррективы война. Вместо постройки новых самолётов, больше времени пришлось тратить на ремонт повреждённых в боях.

Всё для фронта!

Утром 1 сентября 1939 года жители Хайлигенбайля услышали гул множества бомбардировщиков “До-17”, взлетавших с расположенного по соседству аэродрома. Уже к вечеру на авиазавод прибыл первый повреждённый над польской территорией самолёт Люфтваффе.

Работы с каждым днём становилось всё больше. Повреждённые машины прибывали и с Запада, где шли бои в небе над Британией, и с Востока - где шла жестокая битва с СССР.

Учащиеся старших курсов работали в цехах вместе с рабочими, численность которых достигла пяти тысяч человек. Самую трудную и грязную работу выполняли люди, вывезенные с оккупированных территорий Польши, Советского Союза и других стран. Вскоре продолжительность рабочего дня достигла двенадцати часов.

В этих условиях Пауль умудрился не только окончить среднее училище, но и получить высшее инженерное образование без отрыва от производства. Однако поработать в новом качестве ему не пришлось - в Восточную Пруссию вошли совет­ские войска.

Бегство на запад

Кёнигсберг, апрель 1945 года

Начались непрерывные бомбардировки аэродрома и завода в Хайлигенбайле. В цехах разместили военный госпиталь. Рабочих начали эвакуировать в глубь Германии. Пауль ушёл в числе последних - уже в марте 1945-го.

Парню повезло - 17 марта 1945‑го он на небольшом судёнышке переправился из порта Розенберг (ныне посёлок Краснофлотское в черте Мамоново) на Фрише Нерунг (Балтийская коса).

А уже через сутки по Розенбергу нанесли удар 405 советских бомбардировщиков, сбросивших 530 тонн бомб. Сотни повозок, военных автомашин, артиллерийских орудий, солдат и гражданских беженцев превратились в месиво. В ночь на 26 марта в Розенберг вошли передовые подразделения 28-й советской армии.

Пауль Хартнагель спасся. С косы ему удалось эвакуироваться в Киль на западе Германии. Скоро и война закончилась.

Молодой инженер остался без работы. Страна лежала в развалинах. Нужно было как-то устраивать свою жизнь. Пауль перебивался случайными заработками, никак не связанными с его специальностью. Потом ему удалось устроиться на судоверфь в Гамбурге, но работа Пауля не радовала. Не об этом он мечтал с детства.

Прошло почти 10 лет, прежде чем инженеру улыбнулась удача.

Заманчивое предложение

Летом 1958 года в немецких газетах появились объявления: “авиационная промышленность в Северной Африке нуждается в специалистах”. Пауль немедленно позвонил по указанному телефону. Уже через неделю он сидел в прекрасном офисе фирмы “Интра” в Мюнхене. Началась новая жизнь!

Очень быстро Пауль вошёл в курс дел. Главная задача фирмы - оказать помощь Египту в борьбе с Израилем. После окончания второй мировой в Египте нашли прибежище около 2.000 нацистов. Правительство Египта к ним благоволило. Неудивительно! Председатель национального собрания Египта Анвар Садат в годы войны сидел в английской тюрьме за сотрудничество с немецкой разведкой.

Нацисты старались отплатить добром. Знаменитый Отто Скорцени отправил в Египет своих диверсантов, которые помогали сформировать спецслужбы страны, генерал вермахта Оскар Минцель курировал танковые войска, экс-начальник гестапо в Дюссельдорфе Йоахим Доймлинг был советником министра внутренних дел Египта.

Инженеры и учёные Третьего Рейха тоже не остались без дела. Египту требовались ракеты, подобные немецкой “ФАУ-2” и ядерные боеголовки к ней.

Кёнигсберг 13 апреля 1945 года, Steile Strasse (ныне улица Грига)

Уничтожить Израиль!

Из института физики реактивных двигателей в Штутгарте в Египет уехали три ведущих специалиста - Ханс Кляйнвахтер, Вольфганг Пильц и Пауль Герке. Все трое числились сотрудниками фирмы “Интра”. Затем в египетской программе согласился участвовать легендарный авиаконструктор Вилли Мессершмидт.

Головной офис “Интры” в Мюнхене сосредоточился на приобретении в Европе запчастей и лицензий на их экспорт в Египет. Он же разместил египетские заказы в ряде европейских научных центрах. В конечном итоге к лету 1960 года контракты с Египтом подписали около 200 западногерманских инженеров и учёных.

Среди них оказался и Пауль Харт­нагель. Жалованье ему положили отличное, инженер обзавёлся семьёй, домиком на окраине Мюнхена и был доволен.

“Ракетный проект” развивался успешно. Вскоре неподалёку от Каира появился крупный завод, где приступили к производству ракет. Руководил производством тоже немец - Эйген Зенгер.

22 июля 1962 года Египет испытал две первые ракеты среднего радиуса действия. В этот же день ракеты появились на праздничном параде в честь Дня Революции в Каире. Президент Насер с гордо­стью заявил: “Теперь мы можем поразить любую цель, расположенную южнее Бейрута”.

Египетские власти потирали руки - скоро от Израиля останется мокрое место!

Моссад не дремлет

В сентябре 1962 года спокойной работе пришёл конец. Неожиданно исчез директор фирмы “Интра” Хайнц Круг. Офис наводнили сотрудники полиции.

- Последний раз я его видел три дня назад, - сообщил Пауль. - Господин Круг выходил из своего кабинета вместе с каким-то смуглым человеком. После этого в офисе он не появлялся. Я думал, что директор уехал в командировку. Хотя это довольно странно - никого не предупредил...

- На окраине Мюнхена обнаружен автомобиль г-на Круга, - почесал затылок полицейский. - Больше ничего - никаких следов.

В офисе только и судачили о загадочном исчезновении шефа. Большинство сошлось во мнении, что это трагическая случайность. Возможно, директора убили грабители.

Но тут пришло новое известие. Взорвался самолёт, на котором должен был лететь швейцарский коммерсант египетского происхождения Хасан Камиль. Этот человек сотрудничал с “Интрой” и был причастен к ракетному проекту. Сам он гибели избежал - в самолёте не полетел. Погибла его жена, герцогиня Мекленбургская Элен.

Не прошло и месяца, как в Каире произошло покушение на Вольфганга Пильца. На его имя пришла посылка из Гамбурга. Вскрыла её секретарша. Раздался взрыв, женщина выжила, но потеряла зрение.

Чуть позже от другой посылки погибли пять инженеров, работавших на египет­ском заводе по производству ракет. Затем неизвестные обстреляли автомобиль Ганса Клейнвахтера. Физик чудом избежал гибели.

Чёрные списки

Сотрудники “Интры” были близки к панике. А тут ещё немецким инженерам и учёным, участвующим в “ракетном проекте”, начали приходить зловещие письма. Пауль тоже получил такое послание.

- Ставим вас в известность, - сообщал неизвестный автор, - что ваше имя занесено в “чёрные списки” немецких специалистов, работающих на Египет. Мы надеемся на ваше понимание того, что безопасность вашей жены Гертруды и дочери Марты зависит от вас. В ваших интересах прекратить работу на военную промышленность Египта.

Под письмом стояла подпись: “Гидеонисты”. Гидеоном звали библейского героя, который отразил вторжение в Израиль нумидийских племён.

Буквально через месяц швейцарские спецслужбы арестовали одного из “гидеонистов” - австрийца Отто Йоклика. Он угрожал дочери немецкого учёного Пауля Горка.

Физик Йоклик во время войны служил в вермахте, затем стал директором итальян­ского института ядерной физики. Ему тоже поступило предложение от “Интры” - принять участие в закупке радиоактивных материалов для Египта.

Поняв, что речь идёт о попытке создания ядерной бомбы для уничтожения Израиля, Йоклик немедленно предложил свои услуги Моссад.

Но арест физика не изменил общей ситуации. На свободе оставалось слишком много его единомышленников. Сотрудники “Интры” начали увольняться один за другим. Пауль тоже всё бросил, продал дом и эмигрировал с семьёй в Аргентину - от греха подальше.

Конец проекта

Вскоре состоялся суд над Йокликом - агентом Моссада. Общественное мнение было на его стороне. Даже прокурор Ганс Виланд запросил для учёного символический срок наказания.

- Деятельность немецких учёных, работающих на военную промышленность Египта, вызывает глубокую тревогу всего мира, - заявил прокурор.

Подсудимый получил два месяца тюрьмы, но был отпущен на свободу прямо из здания суда - ему зачли срок предварительного заключения.

Суд освещали все ведущие газеты Европы. Огласка, которую получила работа немецких учёных в Египте, оказалась решающим фактором для её сворачивания. К началу 1964 года в Египте не осталось ни одного немецкого специалиста. “Ракетный проект” прекратил своё существование.

Без немецкой помощи египтяне не смогли продолжить производство нового оружия. 23 июля 1966 года на очередной праздничный военный парад в честь Дня Революции не вышла ни одна ракета. Настал черёд Советского Союза, борца за мир во всём мире - его ракеты, самолёты и танки пришли на смену немецкому оружию.

А Пауль Хартнагель так и не вернулся в Германию. Его дальнейшая судьба неизвестна.

А. Захаров


Если вам понравилась эта публикация, пожалуйста, помогите редакции выжить.
Номер карты "Сбербанка": 4817 7603 4127 4714.
Привязана к номеру: +7-900-567-5-888.







ПОДДЕРЖИ    
Авторизация
*
*
Генерация пароля