Новые колёса

ПРОКЛЯТИЕ КЁНИГСБЕРГА.
Он столкнул в огонь жену и троих детей и бросился следом

  Наша сегодняшняя “прогулка” - по Кёнигсбергу, полыхающему огнём. Синим, красным - как придётся.

...У каждого города - своя карма. “От копеечной свечи Москва сгорела”, - гласит народная мудрость. А Кёнигсберг горел много раз. Начнём с того, что “огнём и мечом” рыцари Тевтонского ордена крестили древних пруссов. А те, натурально, отвечали им полной взаимностью: в 1362 году восставшие пруссы дотла сожгли первое поселение у крепости Кёнигсберг. И не было с тех пор ДЕСЯТИЛЕТИЯ, чтобы в городе не возникали чудовищные огненные бури. Пожары стали настоящим проклятием города.

“Тревожный колокол”

Причины пожаров были разными: от удара молнией в сухое дерево, торчащее во дворе, до упавшего на пол факела или занявшейся огнём кухонной занавески. Случались, кстати, и поджоги, в том числе по “политическим” мотивам.

Возвышающаяся над городом башня Королевского замка служила также пожарной вышкой

(Поговаривают, была в городе масонская ложа “К Мёртвой голове и фениксу” - и будто бы её члены периодически упражнялись в поджогах, дабы “погрязший в пороках” город “сгорел в огне и возродился из пламени, как птица Феникс”.)

Конечно, с пожарами в Кёнигсберге пытались бороться. Каждый домовладелец был обязан иметь необходимый противопожарный инвентарь и немедленно являться на место пожара, дабы участвовать в его тушении. Но инвентарь был скудным. В основном, приходилось уповать на милость Божью.

В 1394 году “на общественных началах” в городе была создана пожарная служба, куда включили кочегаров, банщиков, корабельных грузчиков и прочих “специалистов”, имевших навыки обращения с открытым огнём. Наиболее активных из них награждали премией в один талер (из городской казны).

Наблюдательным пунктом долгое время являлась колокольня Королевского замка. Её высота над уровнем моря составляла 94 м, над уровнем земли - 82 м, и весь город был виден с неё как на ладони. Заметив пожар, дозорный бил в “тревожный колокол” и указывал направление к месту пожара при помощи красного флага днём и красного фонаря - ночью.

Надо сказать, что огонь не щадил никого. Деревянные строения в Кёнигсберге стояли кучно, поэтому пламя в течение считанных секунд охватывало половину квартала и распространялось всё дальше и дальше.

Не пощадил дом канцлера

В октябре 1623 года пожар случился в доме канцлера Мартина фон Вал-ленродта. Сгорело практически всё имущество, а главное - знаменитое собрание книг! Более 3.000 томов - творения античных авторов, редчайшие средневековые манускрипты...

Позже Валленродту удастся частично восстановить библиотеку, а его наследники передадут почти 2.000 томов в Кафедральный собор... где собрание книг будет уничтожено вторично, в августе 1944-го, в результате бомбардировки Кёнигсберга англо-американской авиацией. (Уцелевшие книги окажутся впоследствии в усадьбе Узкое под Москвой, а в 80-х годах ХХ века, благодаря стараниям “фрау Кант” - директора музея Канта О. Крупиной, 291 том будет передан в библиотеку Калининградского государственного университета - но это тема ДРУГОГО разговора.)

В 1670 году властями был принят Пожарный устав, согласно коему ночным сторожам предписывалось ежечасно обходить городские улицы, следя за возможными возгораниями и выкрикивая специальные “речёвки”-предупреждения.

И только тридцать с лишним лет спустя городские власти перешли к решительным мерам: гражданам было запрещено передвигаться по ночным улицам с зажжёнными факелами (можно было пользоваться лишь ручными фонарями). Легковоспламеняющиеся материалы стали складироваться за пределами города, а мастерские, в которых использовался открытый огонь, разрешалось размещать только вблизи водоёмов.

Тем не менее, город продолжал гореть.

Горел даже Прегель

В 1764 году в Альтштадте вспыхнул деревянный дом парусных дел мастера. Огонь мгновенно распространился на соседние здания, переметнулся через реку, достиг Лебенихта и Закхайма... В итоге полностью выгорели склад-ские кварталы Ластади, четыре кирхи, ратуша Лебенихта, триста шестьдесят пять (!) домов... Погибло двадцать семь человек. (После пожара здания восстанавливали на старых фундаментах, поэтому кварталы сохранили средневековую планировку.)

В 1769 году пожар случился в Форштадте. Сгорело сто сорок складов с зерном и шестьдесят домов (в том числе дом, в котором родился Иммануил Кант). В следующем году всех горожан, включая женщин и детей, разделили на тридцать три противопожарные бригады. Мужчин учили орудовать топорами и пожарными крюками, женщин и детей - таскать вёдра с водой и обливать деревянные постройки. Тот, кто не желал принимать участия в деятельности бригад, должен был уплачивать солидные отступные.

Но бедствия продолжались.

В 1775 году пожар, начавшийся в чумном бараке в Форштадте, перекинулся в Хаберберг и уничтожил 988 домов на всём пространстве между Бранденбургскими и Фридландскими воротами. Очевидцы из уст в уста передавали жуткие подробности: так, целая семья не смогла выбраться из своего дома, забралась на крышу и сгорела заживо. Якобы до последнего момента отец прикрывал собой жену и троих детей. Но когда языки пламени стали лизать крышу, а жар сделался нестерпимым, он столкнул жену и детей в огонь и бросился за ними следом.

А по соседству маленькая девочка от страха спряталась в глубокий погреб - и осталась жива, в то время как её родители и братья погибли...

В 1811 году в Кнайпхофе пожар являл собой картину апокалипсическую: 400 тонн расплавленного масла и жира из прогоревших складских помещений вытекло в Прегель. Вода пылала.

В этом же году был создан Пожарный союз спасения от огня, объединивший всех пожарников города (но работать они продолжали на общественных началах).

“Король шпайхеров”

В 1842 году чудовищный пожар снова вспыхнул в Кнайпхофе. Читаем в “Кёнигсбергских зарисовках” Карла Розенкранца:

Униформа пожарника, 1940-е годы

“...Огонь уже охватил целую группу шпайхеров. (Шпайхеры - узкие, но высокие причальные сараи, построенные из светлого песчаника; они стояли, плотно прижавшись друг к другу и оставляя лишь небольшое пространство для разгрузки судов; каждый шпайхер имел отличительный знак: это были медведь, телец, пеликан, Ноев ковчег, лев, лошадка под липой и т.д. “Королём шпайхеров” называли сооружение “Красный кран” - высокое, с огромными деревянными колёсами по бокам и вытянутой мачтой с подъёмным механизмом, - прим. авт.)

<...> Тоузантский шпайхер, расположенный в самом центре, совсем недавно, в день столетнего юбилея фирмы, был покрашен в светло-зелёный цвет.

Брусья фахверковых конструкций и ставни были окрашены чёрной масляной краской, двери обиты жестью. Он долго сопротивлялся.

Внутри вовсю полыхал и бушевал огонь. Крыша уже треснула, и языки пламени поднимались высоко над зданием. Но фасад стоял как рыцарь с опущенным забралом. Все ставни были наглухо закрыты, и только слышался ужасный треск обваливающихся перекрытий <...> Весь вечер и всю ночь жители Кёнигсберга бились с огнём, не давая пожару распространиться на другие части города <...> На повозках везли в Фаренхайдский приют обожжённых людей, а обгоревшие трупы складывали в районе моста Кремербрюкке...”

Штаб-квартира гаишников

1 апреля 1858 года в Кёнигсберге впервые была создана профессиональная пожарная команда из 80 человек. В её состав входили пять пожарных вахт: Альтштадтская, Форштадтская, Лебенихтская, Нассергартенская и Понартская.

Пожарная вахта “Альтштадт” находилась на ул. Альтштедтише Ваухофгассе, 4 (здание не сохранилось). Помимо центрального пункта приёма сигналов, она была оснащена главными часами, по которым во всём городе сверялось точное время. Впоследствии, с развитием электричества, на эти часы будут “завязаны” 300 электрических часов на улицах и на фасадах общественных зданий.

Пожарные машины возле пожарного депо №3 на Врангельштрассе, 12 (ныне здание областного ГИБДД на ул. Черняховского). 1928 год

На Артиллериштрассе (между ул. Б. Хмельницкого и Ольштынской) размещалась пожарная часть “Зюйд”. Вахта “Норд” была прописана по Врангельштрассе, 12 (ныне ул. Черняховского, 52). Здание, построенное в 1910 году, имело четыре въезда и большие ворота - сегодня они заложены до размеров окон. А здание используется областной ГИБДД.

Кстати, на 3-м этаже вплоть до 1943 года был служебный кабинет бранддиректора Ф. Раушнинга, который умудрился оказать открытое сопротивление гауляйтеру Восточной Пруссии Коху: тот вздумал учить руководителя пожарной службы, как бороться с огнём. Вроде бы это обстоятельство - в смысле, конфликт - и спасло Раушнингу жизнь. Уволенный Кохом, он покинул Кёнигсберг - задолго до того, как это станет невозможно.

Пожарная часть, 1935 год

...На Йоркштрассе 78/80 располагалась пожарная часть “Ост” (сейчас это ул. 1812 года). На первом этаже здания были гаражи для пожарных машин и служебные помещения, на верхнем - квартиры сотрудников. (Пожарников, как правило, размещали на казённых квартирах как можно ближе к вахте, чтобы в случае большой тревоги они, оповещённые по квартирной системе аварийных вызовов, могли в течение пяти минут оказаться на службе.)

Сейчас здание используется пожарной охраной Калининграда (там размещается “пожарка” Ленинградского района).

Собаки искали детей

Фестиваль пожарников. 1930-е годы

В 1890 году было создано Пожарное объединение провинции Восточная Пруссия (на Кёнигштрассе - теперь это ул. Фрунзе, 105).

В 1933 году в Кёнигсберге было пять мобильных моторизованных пожарных команд; разветвлённая инфраструктура; сеть пожарных гидрантов и несколько открытых пожарных водоёмов... Со временем были созданы группы пожарной защиты в пригородах: Танненвальде (Чкаловск), Кведнау (Северная Гора), Ляуте (пос. Исаково), Зелигефельде (пос. Дальное в Московском районе), Кальгене (пос. Шоссейное), Юдиттене (район ул. Менделеева) и Метгетене (пос. А. Космодемьянского).

1944 год. Уже не до фестивалей

В 1939 в Метгетене открылась школа подготовки пожарных кадров, которая высоко котировалась во всей Германии. В среднем пожарники получали 250-300 вызовов в год (из них 40-60 ложных). Десятки людей были спасены из огня - в том числе и с помощью специально обученных собак, которые находили детей, от страха забившихся в дальние углы, и выносили их из дыма. Собаки также подавали голос, если обнаруживали потерявшего сознание взрослого.

Кёнигсберг в огне. 1944 год

...Но все эти навыки оказались практически бесполезны, когда Кёнигсберг пережил свой Последний Пожар. Во время бомбардировки города английской авиацией пожарники ничего не могли сделать: любое приближение к пылающему историческому центру было немыслимо из-за убийственного жара - горел фосфор и напалм. “Всё, созданное трудом многих поколений, прекрасная земля, материальное и духовное наследие мужественных предков - всё превратилось в имущество несостоятельных должников, неудачливых покорителей мира”, - пишет Михаэль Вик в книге “Закат Кёнигсберга”.

Отклонение розетки от линии партии

А в самом конце войны пожарников, по приказу немецкого командования, привлекли к обороне города. Сражались они, правда, недолго: их последним укреплённым пунктом стала вахта “Понарт” (“Пристань”) на Штеттинер-штрассе (ныне ул. Причальная), а сопротивление было прекращено 9 апреля 1945 года.

Ну а потом борьбой с пожарами занялась уже советская военная комендатура.

Пожарная часть на ул. Нарвской в Калининграде. 2009 год

И это уже совсем другая история. О том же, что происходит сейчас, мы неоднократно писали: как пожарные приезжают на горящий объект... без воды. Как на вооружении калининградской пожарной охраны до сих пор нет лестниц, достаточно длинных для того, чтобы снимать людей с верхних этажей высотных зданий... Как вполне благополучные семьи, утомившись платить за электричество, начинают мастерить “козлы” и “жучки”, а в результате - БАБАХ! - и короткое замыкание, от которого у всего подъезда сгорает проводка, а дальше - помоги им, жителям, Бог!.. КАК вводятся в эксплуатацию здоровенные торгово-развлекательные центры и супермаркеты, владельцы которых “сэкономили” на противопожарной системе...

Как слово “пожарник” все чаще звучит ругательством, потому что те, кто реально борется с огнём, остаются на периферии сюжета, а на передний план выступают всевозможные контролеры... которым надо платить за каждое “отклонение розетки” от генеральной линии партии... Как и в начале XXI века огонь всё так же легко пожирает дома и уносит десятки жизней, в том числе детских.

В общем, повторяться не будем. Тема, знаете ли, не “прогулочная”. Ибо никто из нас, увы, не застрахован от жуткой перспективы “факельного шествия” на небо. Наши знакомые, живущие в Транспортном тупике, до сих пор вспоминают пожар на заводе “Янтарь” - когда небо вдруг сделалось красным, а черепица с крыши административного корпуса “стреляла” шрапнелью.

Ну да Бог милостив. А у нас впереди ещё много “прогулок”.

Д. Якшина


Если вам понравилась эта публикация, пожалуйста, помогите редакции выжить.
Номер карты "Сбербанка": 4817 7603 4127 4714.
Привязана к номеру: +7-900-567-5-888.







ПОДДЕРЖИ    
Авторизация
*
*
Генерация пароля