Новые колёса

ПРАХ КАНТА.
Память о великом философе в Калининграде по-настоящему хранит только звёздное небо

“Кёнигсберг - это история преступлений Германии. Всю свою многовековую жизнь он жил разбоем, другая жизнь ему была неведома”, - так писала в 1945 году газета “Правда”. Хотя о том, что на самом деле все совершенно иначе, знали даже первые переселенцы. Те самые, которые оставляли надписи на стенах усыпальницы Канта: “Теперь ты понял, что мир материален?” или “Думал ли ты, что русский Иван будет стоять над твоим прахом?” Или совсем просто: “Мы дошли до твоей могилы”.

Дом Канта на Принцессишенштрассе  (1890 год, за три года до сноса)

...Действительно, в истории мировой цивилизации Кёнигсберг остался прежде всего как город, связанный с именем философа Канта.

- Канту не повезло, - говорит специалист по истории края Николай Чебуркин. - Кроме Кафедрального собора, в городе не осталось ни одного здания, которое могло бы его помнить. Дом, где 22 апреля 1724 года он родился (пятым ребенком в семье шорника, - прим. авт.), был разрушен еще при его жизни. Сейчас на месте, где этот дом когда-то стоял - в переулке Зотлергассе, в Форштадте, пригороде Кнайпхофа - находится магазин “Мир техники” (бывшая “Мелодия”).

В шесть лет Канта отдали в церковную школу при госпитале святого Георга. В 1895 году на ее месте было построено управление имперской железной дороги провинции Восточная Пруссия. (Сейчас это жилой дом №№111-117 на Ленинском проспекте - очень красивый, со скульптурами на крыше, символизирующими движение.)

...В 1732 году Кант продолжил обучение в коллегии Фридриха. Это учебное заведение вначале было частной Пиитической школой.

Памятник И. Канту, 1930 год

После коронации первого прусского короля Фридриха школа получила его имя и стала государственной. Находилась она на Ягерштрассе (современное начало улицы 9 Апреля). В 1944 году во время приснопамятного налета английской авиации эта коллегия сгорела, а в 60-е годы была окончательно разобрана на кирпич.

...В 1740 году Кант поступил на философский факультет университета (учебный корпус располагался на Острове, около Кафедрального собора). В начале ХХ века здание было передано бургомистрату под размещение там городского архива и городской библиотеки. А потом его постигла всеобщая судьба: в результате бомбардировки оно сгорело, а в шестидесятых годах пошло на кирпич.

...В течение девяти лет, еще не закончив обучения, Иммануил Кант работал в качестве домашнего учителя в ряде прусских имений. Из всех них сохранился только дом пастора в поселке Юдшен (ныне -Высокое Гусевского района) - и то в ужасном состоянии.

...В 1755 году Кант вернулся в Кёнигсберг, защитил диссертацию и стал приват-доцентом Кенигсбергского университета. А еще через три года - в ходе Семилетней войны - город был занят русской армией. Философ Кант присягал в Кафедральном соборе на верность императрице Елизавете Петровне.

Здание городской библиотеки и архива в 1930 году (ранее в нем располагался университет)

(Четыре года он был русским подданным, а офицеры царской армии посещали его лекции. Что было довольно-таки вольнодумно, если учесть, что немецкий философ сравнивал войну с дракой двух пьяных парней, размахивающих дубинками в магазине фарфора. Кант считал, что у человечества всего два пути: вечный мир как прекращение всех войн путем международных договоров - или вечный покой на всеобщем кладбище человечества. И хотя эти мысли были оформлены в знаменитом трактате “К вечному миру” позже - но и на лекциях, вероятно, звучало нечто в этом же духе. Кстати, несколько позже с Кантом встречался И.М. Муравьев-Апостол, отец будущих декабристов. А Президент Российской Академии наук графиня Дашкова с кенигсбергским философом переписывалась, - прим. авт.)

В шестидесятых годах Кант часто выезжал на лето к своему другу лесничему Михаэлю Вобзеру - и жил в домике его секретаря. В благодарность за это он посвятил Вобзеру свои “Размышления над чувством возвышенного и прекрасного”.

Позже, в 1929 году, в самом лесничестве была устроена корчма. А в 1945 году здание стало штабом западной группировки осажденного кенигсбергского гарнизона, и в “домике секретаря” располагался узел телефонной связи. Конструкция домика была предельно проста: каркас из деревянных балок, а промежутки заполнены кирпичом. Во время ожесточенных боев телефонный узел был сожжен практически дотла, а от корчмы остались руины. Ее доломали в семидесятых годах, когда рядом началась прокладка нового коллектора.

Портик Канта и здание городской библиотеки и архива, 1930 год.

В 1992 году приехавшие в Калининград немцы фотографировали на месте бывшего лесничества громадную воронку - скорее всего, и не подозревая о том, что она образовалась не от попадания бомбы, а от того, что именно отсюда, с этого места строители коллектора активно брали щебень и песок на подсыпку... А протекающую рядом речку “загнали” в трубы - и место, где находился дом секретаря Вобзера, частично оказалось подтопленным. (С этим домиком связана отдельная история, которую мы расскажем в следующий раз, - прим. авт.)

...До 1783 года Кант не имел собственного жилья и ему приходилось снимать квартиры, где придется. С этим связаны забавные исторические анекдоты: будто бы когда он жил на Острове, соседский петух очень рано начинал кукарекать. Однажды Кант не выдержал и попросил продать ему чересчур горластую птицу. Сделка была практически на мази, но... Кант неосторожно проговорился, что петух нужен ему не в качестве еды, а только чтобы избавиться от раздражителя. Сосед обиделся - и отказался продавать петуха.

Коллегия Фридриха. Гравюра начала ХХ-го века

Какое-то время Кант жил в мансарде бывшей Лёбенихтской ратуши. Эту самую ратушу приобрел в качестве жилого дома и производственных помещений книгоиздатель Кантер - который разрешал философу обитать в мансарде.

Кстати, Кантер и печатал первые труды Канта. А потом ратушу купил другой издатель - Гартунг, там размещалась редакция его газеты.

При нацистах здесь издавался “Тагеблатт” - ежедневный городской листок. Здание благополучно пережило августовский налет английской авиации, в марте 1945 года в его крепких подвалах даже располагался склад провианта осажденного Кёнигсберга... Просуществовало оно до шестидесятых годов - и даже попало в первые путеводители по Калининграду, благодаря уцелевшим на фасаде солнечным часам. Но... судьба его постигла общая: приговорили “на кирпич”.

Памятник И. Канту на Парадной площади

...В 1783 году другой известный кенигсбергский мыслитель и городской президент (глава города) - Теодор Готтлиб Гиппель - помог своему другу Канту купить собственный дом на Принцессишенштрассе, 2 - около Королевского замка. За 5570 гульденов. Здесь Кант прожил двадцать один год - и 12 февраля 1804 года скончался, не дотянув всего два месяца до восьмидесяти лет. Он практически никогда не покидал города, считая, что Кенигсберг так удачно расположен, что сюда приезжает множество интересных людей, с которыми можно поговорить - а недостающие знания пополнить чтением, не выходя из своего рабочего кабинета.

...Каждое утро Кант в полном одиночестве пил чай. С 7 до 9 обычно читал лекции, затем работал. Обед длился три часа. Как правило, к столу приглашались друзья - около девяти человек. Кант лично варил им кофе, не доверяя никому это важное дело...

"Обед у Канта" на картине Эмиля Дёрштлинга

Каждый день он совершал прогулки по одной и той же аллее, получившей впоследствии название Философской. Был настолько точен, что жители города сверяли по нему часы. Кстати, по преданиям, этой знаменитейшей скрупулезной точности Канта научил его друг, английский купец Грин. Будто бы однажды Кант опоздал на встречу с ним всего на три минуты - и тот не стал его дожидаться. Кант бежал за его пролеткой, но тот не остановился и даже не повернул головы...

(А по другому преданию, Кант опоздал в своей жизни единожды: к ожидавшей его невесте. Будто бы он тогда заговорился со студентами после лекции - а обиженная фройлен отказалась выходить за него замуж, - прим. авт.)

В купленном доме он жил на нижнем этаже. Из окон его рабочего кабинета открывался великолепный вид на Лёбенихтскую кирху. Но однажды сосед посадил под окнами молоденькие липы. Портик Канта у северо-восточного угла Кафедрального собора, 1930 годВырастая, они заслонили весь вид - и тогда сосед спилил им верхушки, чтобы не мешать Канту в поисках Истины наслаждаться пейзажем...

После смерти Канта дом был превращен в ресторан. 22 апреля 1805 года в нем состоялось первое заседание Общества друзей Канта - организации, которая существует в Геттингене и поныне. С тех пор “друзья Канта” стали собираться ежегодно, а один из членов организации - астроном Фридрих Вильгельм Бессель - придумал обычай: всякий раз 22 апреля испекался пирог, в который вкладывался серебряный боб. Когда пирог разрезали, тот, в чьем куске оказывался “сюрприз”, нарекался “бобовым королем”, а его соседи справа и слева - “бобовыми министрами”. Эти трое и становились устроителями следующей встречи.

Когда “бобовым королем” стал известный кёнигсбергский профессор архитектуры Фридрих Ларс, то к очередному собранию он выпустил целую папку литографических изображений “города Канта”.

Доска с изречением Канта на западной стене замка на Кантштрассе. 1930 год

...Потом в доме располагалось справочное бюро, частная стоматологическая клиника, а в 1893 году он был “снесен в пользу строящегося рядом универсального магазина”. (В общем, как в песне Высоцкого: “Пророков нет в отечестве твоем. Но и в других отечествах не гуще”, - прим. авт.) Живущий по соседству герр Берхард Лидтке купил его “для расширения бизнеса”. Все внутренние перекрытия были разобраны, стены стали продолжением магазина.

В 1904 году на одной из стен Королевского замка (со стороны Принцессишентрассе), благодаря усилиям бургомистра Зигфрида Керте, появилась посвященная Канту мемориальная доска с цитатой из “Критики практического разума”:

“Две вещи наполняют мою душу все новым благоговением и удивлением, чем дольше я размышляю над ними: звездное небо надо мной и закон нравственности внутри меня”.

Доска эта была утащена в конце сороковых годов и сдана в металлолом. (“Бронзовая лихорадка” - не наших дней изобретение, а болезнь со стажем, - прим. авт.)

...В 1924 году праздновалось двухсотлетие со дня рождения Иммануила Канта. К этому времени часовня, возведенная другом Канта Шефнером, обветшала - и архитектор Фридрих Ларс спроектировал тот самый портик, который существует и поныне. Тогда же были произведены раскопки погребения, с черепа Канта сделали слепок, который хранился в городском историческом музее в Кнайпхофской ратуше. (Советские историки долго преподносили этот факт таким образом, что-де покойному Канту череп измеряли специальным циркулем, дабы убедиться в его 100% принадлежности к арийской расе. На самом деле, слепок изготовили в то время, когда “главный ариец” Шикльгрубер еще пачкал красками холсты, - прим. авт.)

Советские студенты-материалисты над распахнутым саркофагом Канта, 1951 год.

Правда, часть посвященной Канту экспозиции была в 1929 году вывезена в филиал музея - в упоминавшийся выше домик секретаря Вобстера. Какова ее послевоенная судьба, неизвестно.

* * *

...Так что по-настоящему память о Канте хранит в нашем городе только... звездное небо над нами. Оно-то практически не изменилось. Чего не скажешь о моральном законе внутри нас.

Д. Таманцева


Если вам понравилась эта публикация, пожалуйста, помогите редакции выжить.
Номер карты "Сбербанка": 4817 7603 4127 4714.
Привязана к номеру: +7-900-567-5-888.




Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *




ПОДДЕРЖИ    
Авторизация
*
*
Генерация пароля