Новые колёса

ПОСТЕЛЬ ЗОРГЕ В КЁНИГСБЕРГЕ сделала из немецкого солдата — легендарного советского разведчика

“Война начнётся 22 июня в 4 утра”

15 июня 1941 года на стол начальника разведывательного управления Генерального штаба Красной армии генерал-лейтенанта Голикова легла шифровка советского резидента в Токио: “Нападение Германии на СССР произойдёт на рассвете 22 июня. Рамзай”. Важная информация пришла от человека, который войдёт в историю под именем Рихард Зорге. Он оказался первым советским разведчиком, сообщившим точную дату начала войны.

В постели делают не только детей...

О Рихарде Зорге давно складывают легенды. ЦРУ признало его “лучшим разведчиком всех времён и народов”, французы и немцы сняли о “Рамзае” художественные фильмы, японцы поставили спектакль. Как же интеллигентный мальчик из богатой буржуазной немецкой семьи превратился в супершпиона?

Рихард Зорге - солдат Германской армии. 1916 год

Всё началось в Кёнигсберге. Когда грянула Первая мировая война, молодой Рихард отправился добровольцем в немецкую пехоту. Участвовал в боях на Западном и Восточном фронтах, “заработал” несколько ранений и железный крест “За храбрость”. В очередной раз получив осколок в ногу, он попал в кёнигсбергский госпиталь. С этого момента его жизнь круто изменилась.

За 18-летним героем-красавцем ухаживала молодая, симпатичная медсестра - дочь врача. Разве мог устоять перед юной особой фронтовик, только что выбравшийся из окопов? Закрутился нешуточный роман (фактически первый в жизни и для неё, и для него). Девушка, по уши влюбившаяся в обаятельного героя, рассказала о себе всё. Не исключая того, что является убеждённой марксистской.

В результате, Рихард увлёкся не только медсестрой, но и учением Маркса. Причём, второе увлечение оказалось более продолжительным, чем первое. Из госпиталя вышел уже другой человек. Он понял бессмысленность “развязанной империалистами войны” и был готов сражаться с ними, отстаивая свои новые убеждения. Как? Конечно, революционными, а значит, нелегальными методами.

Юная медсестра невольно научила Рихарда не только марксизму. Он понял несколько важных для будущего разведчика вещей.

Во-первых, убеждать в чём-то человека легче, когда он симпатизирует тебе. Или даже любит!

Во-вторых, разделив с женщиной постель, можно получить от неё любую информацию, которой она владеет.

В-третьих, если хочешь привлечь внимание интересующего тебя человека - будь интересен для него сам.

И, в-четвёртых, в деле борьбы за справедливость во всём мире грех не воспользоваться мужским обаянием.

Теперь оставалось максимально развить в себе самые необходимые для подпольщика качества и найти возможность для максимально эффективного их применения. Где? Какие вопросы! Нужно работать на Коминтерн и первое в мире социалистическое государство - СССР.

Стереть в лагерную пыль!

...15 июня 1941 года донесение Зорге в разведуправлении восприняли совершенно спокойно: информация о подготовке Германии к войне с Советским Союзом поступала давно и регулярно.

Рихард Зорге. Токио. 1930-е годы

С мая 1939-го по декабрь 1940 года включительно военные разведчики в Берлине, Варшаве, Женеве и Токио более двадцати раз сообщали в Центр о том, что руководство Германии приступило к планированию военной кампании на Востоке.

Позднее число тревожных сообщений стало расти, словно снежный ком. За последний мирный год, с июня 1940-го по июнь 1941 года от зарубежных резидентур и развед­отделов приграничных военных округов поступило более 300 донесений, раскрывавших динамику подготовки вермахта к нападению на СССР. Наиболее важные из них регулярно докладывались И.В. Сталину, К.Е. Ворошилову, В.М. Молотову, Л.П. Берия, Г.К. Жукову и другим руководителям страны и вооружённых сил.

Среди них, безусловно, были донесения “Альты” и “Рамзая”.

“Альта” (немецкая журналистка Ильзе Штебе) ещё 29 декабря 1940 года сообщила в Центр о том, что Гитлер подписал план операции “Барбаросса”. Эту информацию для неё добыл агент “Ариец” - высокопоставленный чиновник министерства иностранных дел Германии барон Рудольф фон Шелия.

15 мая 1941 года в Центр поступила радиограмма от Рамзая: “Нападение Германии произойдёт 20-22 июня”. И вот, спустя месяц - очередная шифровка с указанием конкретной даты и часа начала войны.

Что было делать Голикову? Бить тревогу? Но сам непогрешимый Иосиф Виссарионович считал, что Германия никогда не начнёт войну против СССР, предварительно не разделавшись с Англией. А британцы пока держались. Хотя и бились с фашистами в одиночку: на просторах Атлантики - с подводниками Деница, в небе над британскими городами - с асами Геринга, и в Африке - с танками Роммеля. Подвергнуть сомнениям убеждение вождя народов было опасно, даже имея на руках весомые факты. Но игнорировать тревожные сообщения тоже было невозможно.

Японские солдаты, обученные гитлеровскими специалистами

Генерал Голиков принял соломоново решение. Ещё в марте 1941 года, в своём докладе руководству страны, он сделал следующий вывод: “Слухи и документы, говорящие о неизбежности весною этого года войны против СССР, необходимо расценивать как дезинформацию, исходящую от английской и даже, быть может, германской разведки”.

Ещё более категоричен был всесильный Лаврентий Берия. В июне 1941 года он писал Сталину:

“Начальник Разведуправления... Голиков жалуется... на своего подполковника ..., который врёт, будто Гитлер сосредоточил 170 дивизий против нас на нашей западной границе... Но я и мои люди, Иосиф Виссарионович, твёрдо помним Ваше мудрое предначертание: в 1941 г. Гитлер на нас не нападёт”.

По этому поводу Лаврентий Павлович даже подписал специальное распоряжение по своему ведомству: “В последнее время многие работники поддаются на наглые провокации и сеют панику. Секретных сотрудников... за систематическую дезинформацию стереть в лагерную пыль, как пособников международных провокаторов, желающих поссорить нас с Германией”.

Аристократ и авантюрист

Да и кто такой, “Рамзай”, чтобы ему верить?! Немец Рихард Зорге был слишком неординарной личностью, чтобы пользоваться доверием руководителей сталинского типа.

Рихард родился 4 октября 1898 года в городе Баку, в семье немецкого инженера Вильгельма Зорге, занимавшегося нефтедобычей на фирме Нобеля. В том же году его семья переехала в Германию и поселилась в Берлине.

Восьмилетний Рихард с отцом

- До Первой мировой войны я провёл достаточно благополучное детство, присущее классу зажиточной буржуазии, - вспоминал впоследствии Зорге. - Наша семья не испытывала никаких материальных затруднений.

С тех пор Рихард неуклонно ориентировался именно на такой жизненный стандарт. Он блестяще окончил Берлинский университет, после чего продолжил научную карьеру.

Авантюрист по характеру, Рихард не смог усидеть дома во время Первой мировой войны - ушёл на фронт. Дрался отчаянно. В это время он стал коммунистом.

Сразу после войны окончил университет, а затем защитил диссертацию доктора политологии.

Одновременно увлёкся журналистикой (такие знания и профессия помогут в предстоящей борьбе).

Молодой доктор наук, модный журналист и одновременно герой-фронтовик изменил свои политические убеждения, но не привычки. Близко знавшая Зорге в двадцатые годы Зельма Габелин отзывалась о нём так:

“Рихард был очень элегантным мужчиной. Буржуазные люди - по тогдашним понятиям - даже не предполагали, что он коммунист”.

Конечно, трудно было даже представить, что одетый с иголочки любитель дорогих вещей, обладающий безупречными манерами и эрудицией завсегдатай модных баров, ресторанов и клубов симпатизирует большевистской России.

Помимо журналистики, политологии, социологии и философии, Зорге увлекался музыкой и отлично играл на свирели. Этой страсти он не изменил до конца жизни. Вот как описал одну из сцен японского периода Зорге его друг и соратник Макс Клаузен:

- Выпив стакан водки, он (Рихард) пошёл со своей свирелью к речке, присел на берегу и заиграл. Находящиеся поблизости японцы замерли. Один мужчина даже вскрикнул от наслаждения, а молодая женщина, не отрываясь, смотрела в небо...

Но при всём разнообразии талантов, Зорге вряд ли мог довольствоваться карьерой благополучного журналиста, музыканта или учёного. Он был человеком риска и действия. А мир был слишком неспокоен, чтобы увлекаться приключениями в стиле Индианы Джонса. Приближалась Вторая мировая война - и Зорге сделал свой выбор. По рекомендации соратников по Коминтерну он отправился в СССР. Там Зорге предстояло стать советским разведчиком.

Бабник и байкер

О неукротимой любвеобильности Зорге ходили легенды. Ещё в период университетской учёбы Рихард увёл жену своего научного руководителя - профессора Курта Герлаха (что не помешало молодому нахалу блестяще защитить диссертацию).

В ходе подготовки в качестве разведчика будущий “агент Коминтерна” лихо крутил любовь “по-марксистски” со всеми симпатичными сотрудницами, которые оказывались в зоне досягаемости. Позже Рихард делил постель и информацию одновременно с женой, секретаршей и любовницей герман­ского посла в Токио Ойгена Отта. Историки, опираясь на донесения японских и нацистских спецслужб, утверждают, что Зорге, который был женат трижды (на немке Кристине, русской Екатерине и японке Исии), в Японии “поддерживал устойчивые контакты” с 52 женщинами.

Мощным оружием тайного агента Зорге стали беспрестанные за­столья с нужными люди, которых он уверенно перепивал и потом выкачивал из них важные для Центра сведения.

Была у него и ещё одна страсть - скорость. Рихард бесшабашно и смело вёл себя за рулём машин и мотоциклов. Однажды в Китае это увлечение очень помогло советскому разведчику.

Правивший в то время Китаем Чан Кайши был азартным спортсменом и создал автомобильный клуб Китая, где стал президентом. Рихард вступил в этот клуб и регулярно принимал участие в состязаниях. Во время одной из гонок Зорге сумел выжать из своей скромной спортивной машины всё, на что она была способна, и, приближаясь к финишу, обогнал роскошный американский автомобиль президента клуба. Лицо Чан Кайши исказилось от гнева - он всегда выходил победителем. Да и кто бы осмелился обогнать генералиссимуса!

Досье Рамзая

Рихард гнал свою машину на полкузова впереди Чан Кайши и лишь у самого финиша смирил азарт спортсмена - сбросил газ. Машина Чан Кайши первой пересекла заветную линию. Генералиссимус просто сиял. Он подошёл к Зорге и пожал руку достойному сопернику. Отныне Зорге заслужил особую благосклонность Чан Кайши и стал желанным гостем в загородных резиденциях генералиссимуса, где с Рихардом охотно беседовали многие генералы из окружения правителя страны.

На своём любимом мотоцикле “Цундапп” Рихард с удовольствием гонял и по ночному Токио. Причём, нередко в пьяном виде. Однажды, когда Зорге в изрядном подпитии ехал с секретным донесением из шикарного бара “Империал” к своему радисту Клаузену, лихой разведчик попал в серьёзную аварию. Приговор врачей был однозначный: срочная операция. Но в кармане пострадавшего лежал листок бумаги с ещё не зашифрованным текстом сообщения в Москву. И Зорге отказался ложиться на операционный стол, сказав, что сначала хочет передать прощальные приветы близким через “ближайшего друга” - Макса Клаузена. И не терял сознания, пока Макс не приехал в больницу.

- Пошарь у меня в карманах, - шепнул Рихард. Что тот и сделал.

На этот раз провала удалось избежать...

Джеймс Бонд отдыхает...

В 1924 году Рихард Зорге приехал в СССР и принял советское гражданство. Работал в советских учреждениях, написал ряд работ по международным отношениям. В 1925-1929 годах занимался научной работой в Институте марксизма-ленинизма. Советские спецслужбы не могли не обратить внимания на неординарного немца. В конце двадцатых годов Зорге был завербован руководителем советской военной разведки Я.К. Берзиным.

Своё первое разведывательное задание Рихард получил в 1929 году. “Рамзай” был направлен в Китай, где в его задачу входила организация оперативной разведывательной деятельности и создание агентурной сети. Рихард блестяще справляется с заданием. В 1933-м начальник разведуправления Ян Берзин даёт Рихарду новое поручение - установить, есть ли принципиальная возможность организации резидентуры в Японии. До этого ни одному советскому разведчику закрепиться там не удавалось.

 Разве возможно человеку с европейской внешностью водить за нос бдительные японские спецслужбы? И тут Зорге приходит в голову великолепная идея: приехать в Японию через... Германию. В мае 1933-го Рихард нагло под своим именем появляется в Берлине.

Здесь он резко “меняет убеждения”, налаживает связи с военной разведкой и гестапо, вступает в национал-социалистическую партию и устанавливает контакт с партийной верхушкой нацистов. Затем становится зарубежным корреспондентом одного из ведущих политиче­ских журналов Германии - “Цайтшрифт фюр Геополитик”. В тот же год Зорге добивается командировки в Токио, и будущий министр пропаганды Третьего рейха Йозеф Геббельс лично благославляет Зорге перед отъездом на Восток.

Всесторонне образованный, с прекрасными манерами и знанием многих иностранных языков, Зорге быстро завёл широкие связи с высшими кругами нацист­ского посольства в Токио. А через некоторое время создал в Японии разветвлённую разведывательную организацию.

В середине 1938 года Зорге удаётся подобраться и к новому главе японского правительства принцу Коноэ. Его секретарём становится Одзаки Усиба, бывший одноклас­сник принца и... лучший агент Зорге. Полтора года, вплоть до ухода принца в отставку, Одзаки будет информировать Москву обо всём, что делается и задумывается японскими политиками и военными. Позже Одзаки займёт пост начальника исследовательского отдела в правлении Южно-Маньчжурской железной дороги. От него будут поступать сведения не только о передвижении частей Квантунской армии, но и о готовящихся диверсиях и засылке агентов.

Кадры из многочисленых фильмов о Рихарде Зорге

Когда Берлин в очередной раз засыпал германское посольство в Токио запросами о ситуации в Японии, положение спасал доктор Зорге, щедро делившийся с нацистами своей информацией. Отправляемые в Германию доклады приводили абвер в восторг, и вскоре “преданность Рейху” доктора Зорге не вызывала сомнений даже у гестапо.

“Рамзай” хладнокровно посчитал, что переданная в Берлин информация о Японии не повредит Советскому Союзу. Зато полученные благодаря этой комбинации сведения о Германии будут крайне полезны Москве. Результатом этой рискованной игры и стало знаменитое предупреждение о начале войны.

Привет товарищу Берия

К началу 1940 года ведомство Лаврентия Берии “стёрло в лагерную пыль” немало советских разведчиков. Были репрессированы все бывшие начальники “Рамзая”, направившие его в Японию, расстреляны многие друзья и соратники Зорге. Подошла очередь и самого Рихарда. Из Москвы начали поступать настойчивые требования - немедленно вернуться в Союз. Якобы, для отдыха.

Подобный ход сработал в отношении других, но в случае с Зорге дал осечку. Как человек, обладавший редчайшей проницательностью,

он представлял, чем обернётся для него такая “трогательная забота” Центра. Под благовидным предлогом (угроза сокращения объёма добываемой информации) он в мае 1940 года сообщил в Центр, что сейчас не время ставить вопрос об отпуске. Москва продолжала

Рихард Зорге с фотоаппаратом. Токио. 30-е годы требовать возвращения, но Зорге был непреклонен: “Не время отдыхать, товарищи!” Для новых начальников “Рамзая” это было, конечно, дерзостью - настолько, что из Центра перестали посылать к нему курьеров и, соответственно, - деньги.

Резидентура Зорге перешла на самофинансирование и продолжила свою работу. Зорге по-прежнему отправлял донесения в Москву. Так продолжалось до осени 1941 года, когда немецкая армия пошла “в последнее и решительное” наступление на Москву. Ситуация у стен столицы складывалась катастрофическая - в бой с фашистскими танками бросались плохо обученные ополченцы. Командовавший обороной Москвы Георгий Жуков остро нуждался в резервах.

Сибирские дивизии

Тут-то советское руководство и вспомнило о “Рамзае”. Ему была поставлена задача - выяснить, собирается ли Япония напасть на советский Дальний Восток и поддержать Германию. Ведь Гитлер всячески стремился склонить к этому своего восточного союзника.

Окончательный ответ на этот вопрос Зорге получил на одном из посольских обедов. “Друг” Рихарда германский посол Ойген Отт пожаловался на несговорчивость японцев.

- Они и слышать не хотят о нападении на Россию, - сокрушался Ойген, опрокидывая очередную рюмку. - Все их помыслы сосредоточены на установлении контроля над Тихоокеанским регионом”.

“Друзья выпили ещё по одной - “за нашу победу” - и разошлись. Отт нетвёрдой походкой отправился спать, а “Рамзай” помчался на мотоцикле к своему радисту. В эту же ночь Центр получил неосторожно длинную радиограмму:

“Япония ни при каких условиях не нападёт на Советский Союз. Повторяю, советский Дальний Восток не подвергнется угрозе японского нападе-ния. В этом нет ни малейших сомнений”.

На этот раз Сталин поверил “Рамзаю” и опасно оголил границы страны с Манчжурией. С востока СССР на запад потянулись эшелоны с техникой и знаменитыми “сибирскими” дивизиями. Их появление в кульминационный момент битвы под Москвой стало решающим фактором первой громкой победы советских войск. Это было “началом конца” нацистской Германии.

Хрущёв увидел Зорге... в кино

 Памятник Р. Зорге в Москве

18 октября 1941 года Рихард Зорге был арестован японской службой безопасности. Но величайший разведчик всех времён и народов успел сделать главное: его последнее донесение решило судьбу битвы под Москвой.

В 1943 году Зорге приговорили к смерти. Советское руководство не предприняло никаких попыток выручить своего разведчика, хотя СССР в то время не находился в состоянии войны с Японией. 7 ноября 1944 он был казнён в тюрьме Сугамо. Как засвидетельствовала тюремная охрана, “Рамзай” принял смерть достойно. Похоронили советского разведчика в Токио. Японцы умеют ценить презрение к смерти.

Родина вспомнила о своём герое только в 1964 году. Генсек Хрущёв посмотрел французский фильм “Кто вы, доктор Зорге?” и поинтересовался: “Неужели всё, что показали эти лягушатники - правда?” Руководитель советской разведки сказал: “Да”.

- А в каком городе стоит бюст героя? - продолжал расспросы Никита Сергеевич.

- Э-э-э... Понимаете ли... - мялся высокий чин. - Дело в том, что Зорге вообще не был награждён... Даже медалью”.

- Наградить звездой “Героя Советского Союза”! - отрубил генсек. - Посмертно.

А. Захаров


Если вам понравилась эта публикация, пожалуйста, помогите редакции выжить.
Номер карты "Сбербанка": 4817 7603 4127 4714.
Привязана к номеру: +7-900-567-5-888.




Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *




ПОДДЕРЖИ    
Авторизация
*
*
Генерация пароля