Новые колёса

ПОСЛЕДНЯЯ НАДЕЖДА АДОЛЬФА ГИТЛЕРА.
Моряки из Восточной Пруссии не сумели спасти фюрера

Надежда нации

Будущее пушечное мясо Третьего Рейха

Одетые в бушлаты моряки выстроились слева от пацанов “Гитлерюгенда”. Зрелище было жалким - “морским волкам” едва минуло 17 лет и внешне они мало отличались от школьников. Однако сами “герои” этого не замечали. Густав подтянул ремень и подмигнул своему приятелю Эмилю. Они - настоящие защитники отечества.

Из бункера вышел сгорбленный старик. Густав даже не сразу признал в этом человеке фюрера. Гитлер подошёл к какому-то мальчишке и дрожащими руками прикрепил на военный мундир “Железный крест”. Затем фюрер подошёл к морякам.

- Герои! - сверкнул глазами из-под козырька Адольф. - Вы - надежда нации, призванная спасти Германию. Сейчас вам предстоит отбросить русских за Шпрее и не дать им захватить Бранденбургские ворота и Рейхстаг...

Густав крепко сжал цевьё винтовки - парень был горд. Судьба Третьего Рейха находилась в его руках.

- Продержаться нужно совсем недолго, - уверенно произнёс Гитлер. - С минуту на минуту у нас появится оружие возмездия. Его сила огромна... С юга подходит армия генерала Венка... Русские будут не только выбиты из Берлина, но и отброшены до Москвы!

Проорав во всю глотку “Зиг хайль!”, молодёжь отправилась на боевые позиции.

Мечтатели из глубинки

Густав Бензе родился и вырос в небольшом восточно-прусском посёлке Олдорф (в настоящее время Липово) неподалёку от Гумбиннена (ныне Гусев). Когда Гитлер пришёл к власти, мальчику было всего пять лет, так что иной Германии, кроме нацистской, он не помнил.

Кёнигсберг, вид на Королевский замок, Альтштадт и Кнайпхоф, 1945 год

Особенно в память Густаву врезалась церемония приёма в “Гитлерюгенд”: торжественное построение, красивая униформа, бравурные марши, красные флаги со свастиками, присяга на верность фюреру. Круто!

Густав вместе со своим приятелем Эмилем Ботоцким мечтал о карьере лётчика. Пацаны собирали открытки с изображением самолётов и фотографии знаменитых асов. Война была где-то далеко, и никак не отражалась на повседневной жизни посёлка. Все жили своей обыденной, немного скучной провинциальной жизнью. А мальчишкам ужасно хотелось приключений.

Всё изменилось в конце 1944 года.

Временная оккупация

Мальчишки из Гитлерюгенда

Советская армия начала наступление на Восточную Пруссию. Поначалу это не вызвало у жителей Олдорфа никакой паники. Старшее поколение хорошо помнило первую мировую войну. Тогда русская армия дошла аж до Инстербурга (ныне Черняховск), но затем была разгромлена и отступила. Мало того, что оккупация быстро закончилась, так ещё и сами захватчики вели себя достаточно сдержанно... Нет, грабили, конечно, понемногу - как без этого. Но в рамках общепринятых правил войны.

Однако на этот раз с линии фронта поползли тревожные слухи о зверствах красноармейцев. Народ заволновался.

- Переедем поближе к Кёнигсбергу, - решил Бензе-старший. - Переждём трудное время, а потом вернёмся. Далеко уезжать нет смысла...

Семья загрузила самый необходимый скарб в повозку, и отправилась в путь. Вместе с ними поехали соседи - Ботоцкие с сыном и дочерью. Остановились они в Прейсиш-Эйлау (ныне Багратионовск). Там и решили переждать “временную оккупацию”.

Ледовое побоище

Советская армия действительно была остановлена, а на некоторых направлениях и вовсе отброшена назад. Казалось, прогнозы Бензе-старшего сбываются. Но в начале 1945-го русские неожиданно снова прорвали фронт и устремились к Кёнигсбергу.

На этот раз семье Бензе пришлось бежать в прямом смысле этого слова. Все дороги были запружены гражданскими повозками вперемешку с военной техникой. С большим трудом удалось добраться до залива Фрише хаф (Калининградский). Зима стояла лютая и воду сковал толстый лёд. По нему беженцы отправились на противоположный берег - на косу Фрише нерунг (Балтийская).

Советские самолёты непрерывно бомбили толпы беженцев. В гигант­ских полыньях от взорвавшихся бомб тонули сотни повозок и людей. Лёд был усеян трупами. Мать Густава погибла. До косы мальчишка добрался вместе с отцом и приятелем Эмилем - у него под лёд ушли и родители, и сестра.

Горевать было некогда. Пешком дошли до переправы в Пиллау (Балтийск). Здесь престарелого Бензе-старшего забрали в фольксштурм - народное ополчение. Густава и Эмиля солдаты посадили на буксир, отплывавший на Хель (севернее Данцига).

Дожить до мира

На косе Хель царило сущее столпотворение: на рейде стояли десятки гражданских судов и военных кораблей, на берегу дожидались свой очереди на эвакуацию тысячи женщин, детей и солдат - раненых и здоровых.

Ганс и Эмиль с буксира пересели на большой транспорт. Сутки они мёрзли на палубе, дожидаясь выхода в море. На утро в небе появились советские самолёты. В судно попали сразу несколько бомб, вспыхнул пожар, началась паника. Многие прыгали в ледяную воду и сразу шли ко дну.

Матросы пытались помочь раненым и детям. Эмиля и Густава спустили, обвязав верёвками, на небольшой катер, который быстро отчалил от гибнущего судна и вышел в море.

Добрались до порта Засниц на ост­рове Рюген. Далее пешком пошли в Штральзунд. В городе царила полная неразбериха. Под ружьё ставили всех поголовно: от стариков до 14‑летних подростков. Морской офицер, эвакуировавшийся с Хеля на том же катере что и Густав с Эмилем, взял над парнями шефство - устроил их кадетами в военно-морскую учебку связистов.

- Учёба здесь длится несколько месяцев, - сказал на прощание офицер. - А там, глядишь, и война закончится...

Шёл апрель 1945 года.

Бросок на Берлин

Прошло всего четыре дня, и начальник учебки получил приказ сформировать батальон морской пехоты. Командиром назначили пожилого капитан-лейтенанта резерва Франца Кульманна. Он и должен был вести в бой 17-19-летних кадетов.

Батальон перебросили в местный аэропорт. Днём 26 апреля 1945 года личному составу выдали оружие, а в два часа ночи - уже 27 апреля - пять самолётов “Ю-352” с моряками на борту взяли курс на Берлин.

Всего в воздух поднялись 180 кадетов и шесть офицеров. Через 50 минут самолёты достигли Берлина, но при попытке приземлиться они попали под мощный огонь совет­ской зенитной артиллерии.

Кёнигсберг, вид на Королевский замок, Альтштадт и Кнайпхоф, 1945 год

Два самолёта всё же сумели сесть и, выгрузив около 80 моряков, улетели. Третий самолёт вернулся, не сумев совершить посадку, четвертый - подбили советские зенитчики, и он разбился вместе с кадетами, пятый - пропал.

От аэродрома кадеты пешим маршем дошли до Рейхсканцелярии. Там состоялась их “историческая встреча” с Адольфом Гитлером.

Прямой наводкой

Кадеты подошли к мосту Мольтке, занятому русскими, и нестройной толпой бросились в отчаянную атаку. Необученные сухопутному бою моряки бежали в расстёгнутых бушлатах на советскую пехоту, которая с боями прошагала пол-Европы.

Берлин, май 1945 года, аллея от Бранденбургских ворот к колонне Победы

Вот как вспоминал эту атаку советский офицер Шатилов:

“Застать врасплох наших командиров, искушённых всяческими неожиданностями, было не так-то просто. Плеходанов быстро вывел часть людей из “дома Гиммлера”, Клименков двинул своих бойцов из белого здания. Грянули орудия прямой наводкой и минометы, уже успевшие перебраться на противоположный берег Шпрее. Бой получился очень скоротечным. Ошеломлённый, зажатый в клещи немецкий отряд не смог даже по-настоящему сопротивляться. Большая часть устлала своими трупами улицы, другие столь же стремительно, как и наступали, откатились назад...”

Среди убитых оказались Густав и Эмиль. Через два дня Гитлер покончил жизнь самоубийством. До конца войны оставалось чуть более недели.

А. Захаров


Если вам понравилась эта публикация, пожалуйста, помогите редакции выжить.
Номер карты "Сбербанка": 4817 7603 4127 4714.
Привязана к номеру: +7-900-567-5-888.







ПОДДЕРЖИ    
Авторизация
*
*
Генерация пароля