Новые колёса

ПОСЛЕДНИЙ ПИРАТ КЁНИГСБЕРГА.
Морской волк Пербандт погиб в концлагере

Крейсер “Пиллау”

Весной 1896 года в семье успешного кёнигсбергского адвоката Генриха Пербандта родился третий ребёнок. Генрих был на седьмом небе от счастья - наконец-то у него появился мальчик, настоящий наследник!

Крейсер “Пиллау”

Маленький Мартин рос баловнем. Родители и сёстры в нём души не чаяли. Но лишь подростку исполнилось 15 лет, он преподнёс близким неприятный сюрприз - бросил учёбу и убежал из дома. Несовершеннолетний романтик устроился юнгой на торговый парусник и ушёл в море.

Отец с матерью не видели сына три года. Лишь изредка они получали от Мартина весточки - открытки с красочными видами Буэнос-Айреса, Сиднея, Нью-Йорка и Кейптауна. Дома блудный сын появился лишь осенью 1914 года - началась Первая мировая война, и Мартина призвали на военную службу. Перед отправкой на флот молодой человек успел попрощаться с семьёй.

Вскоре Мартин оказался в Эльбинге (ныне Эльблонг), на только что сошедшем со стапелей верфи “Шихау” лёгком крейсере “Пиллау”. Изначально корабль строился для России и даже носил название “Муравьёв Амурский”, но внезапно грянувшая война внесла свои коррективы - крейсер переименовали и подняли на нём германский флаг.

Битва титанов

До 16 марта 1915 года крейсер “Пиллау” проходил ходовые испытания на Балтике. Обстановка на этом театре боевых действий была относительно спокойная - крупные боевые корабли русских не выходили за пределы Финского и Риж­ского заливов. Так что самым серьёзным боем для “Пиллау” стал обстрел маяка Царель на российском острове Эзель.

В общем, служба у Мартина протекала без особых приключений. Крейсер часто заходил в базу Пиллау, от которой до Кёнигсберга было рукой подать. Молодой моряк часто навещал родителей и сестёр, которые очень гордились бравым морским волком.

Но спокойная жизнь скоро закончилась - 29 августа 1915 года “Пиллау” перевели на Запад, в Северное море. Именно там в то время разворачивались главные события войны. Мощный британский флот полностью блокировал побережье Германии, прервав поставки сырья и продовольствия. Немецкой промышленности катастрофически не хватало железной руды, а население питалось всё хуже и хуже. Выход был один - прорыв блокады. Без этого достичь победы в войне не представлялось возможным.

31 мая 1916 года все лучшие корабли кайзеровского флота покинули базы и двинулись в сторону Британских островов. В немецкую армаду вошли 16 дредноутов, 6 броненосцев, 5 линейных крейсеров, 11 лёгких крейсеров и 61 эсминец. Навстречу им англичане направили 28 дредноутов, 9 линейных крейсеров, 8 тяжёлых крейсеров, 26 лёгких крейсеров и 78 эсминцев. Ближе к полудню началось крупнейшее в мировой истории сражение линейных кораблей.

Осколок в бедро

Крейсер “Пиллау” шёл впереди немецкой эскадры - в составе 2-й разведывательной группы. Но обнаружить главные силы противника ему не удалось - “Пиллау” перехватил английский крейсер “Честер”. В короткой стычке “Пиллау” получил несколько попаданий в носовую надстройку. Крейсер вышел из боя. Потери экипажа составили 4 убитых и 23 раненых. Мартин был ранен осколком в бедро. Матроса отволокли в корабельный лазарет - Ютландское сражение для него закончилось.

О его результатах Мартин узнал лишь на берегу. Немцам не удалось прорвать блокаду. Но победа далась англичанам непросто. Британский флот потерял три линейных крейсера, броненосец, три броненосных крейсера и восемь эсминцев общим водоизмещением 114 тысяч тонн.

Немцы отделались легче - ко дну пошли линейный крейсер, броненосец, четыре лёгких крейсера и пять эсминцев общим водоизмещением 60 тысяч тонн. Но это было слабым утешением - англий­ская блокада продолжала душить Германию.

Когда Мартина выписывали из госпиталя, военный врач долго изучал документы Пербандта.

- Выходит, ты раньше на парусниках ходил? - листал бумаги майор медицинской службы.

- Так точно!

- А норвежский язык случаем не знаешь?

- Разве только пару слов, - удивился странному вопросу Мартин.

- Жаль, - покачал головой врач. - Вот же задачку мне начальники поставили! Где я им найду матросов, умеющих обращаться с парусом, да ещё владеющих норвежским?! Ладно. Всё равно отправлю тебя на “Морской орёл”. Пусть там с тобой командир разбирается.

В полном недоумении Мартин получил новое назначение. Теперь ему предстояло служить на военном парусном судне. В эпоху дредноутов и паровых машин это выглядело более, чем странно.

“Ты будешь моей женой!”

Ещё до поражения в Ютландском сражении Германия лихорадочно искала способ поставить своего главного противника, Британию, на колени. В ответ на блокаду своего побережья, немцы решили нанести удар по самому уязвимому месту англичан - морской торговле. В начале войны для этой цели использовали боевые корабли. Но уже через несколько месяцев все они оказались на морском дне. Отряд броненосных крейсеров адмирала Шпее был уничтожен у Фолкленд­ских островов, лёгкий крейсер “Эмден” погиб в Индийском океане, крейсер “Кёнигсберг” англичане заблокировали в устье африканской реки Руфиджи.

Тогда для борьбы с грузовыми судами противника отправили вспомогательные крейсеры - вооружённые орудиями, но замаскированные под гражданские суда. Поначалу они действовали вполне успешно, но у них был существенный недостаток - пароходы требовалось снабжать углём. Из метрополии это сделать было нельзя - не позволяла английская блокада, а своих заморских колоний Германия лишилась ещё в самом начале войны. Тут-то немцы и вспомнили о парусниках.

Операцию возглавил граф Феликс фон Люкнер - опытный капитан, всю жизнь посвятивший парусникам. Он взялся за дело с энтузиазмом. Первым делом граф подобрал отличный парусный корабль - “Морской орёл”. Затем Люкнер принялся скрупулёзно отбирать матросов. Одно из условий - знание норвежского языка. Граф решил замаскировать свой корабль под нейтрального норвега. В своей каюте Люкнер повесил портреты королевской четы Норвегии, а на полки установил книги на норвежском языке. Даже барометр и часы были норвежского производства.

Но найти опытных матросов, знающих норвежский язык - было крайне сложно. В конце концов граф смягчил требования. Но с каждым из кандидатов в члены экипажа Люкнер беседовал лично.

- Ва хетер дю? - встретил граф поднимающегося на борт Мартина Пербандта.

- Вурьфурь фан! - Мартин невпопад брякнул единственное известное ему норвежское ругательство.

Стоящие на палубе матросы весело захохотали.

- Я спросил, как тебя зовут, - усмехнулся граф. - А кроме “какого чёрта”, ты ещё что-нибудь знаешь?

- Нет, - смутился Мартин.

- Тогда будешь на корабле моей женой!

Матросы заржали ещё веселей.

- Отставить! - оборвал подчинённых Люкнер. - Смеяться будем после того, как обманем англичан. А ты, Пербандт, примерь-ка женское платье!

Женщина на корабле

На паруснике установили два 105‑мм орудия и тщательно их замаскировали. Корабль получил мощную радиостанцию, в трюме оборудовали помещения для содержания пленных и запаса продовольствия на два года.

21 декабря 1916 года “Морской орёл” вышел в море. Между Исландией и Фарерскими островами парусник встретился с английским крейсером “Эвендж”. Англичане отправили на “Морской орёл” досмотровую партию. На палубе их встретили говорящие по-норвежски немецкие матросы. Британцы проверили документы в каюте капитана, но Люкнер подделал их великолепно - англичане купились на фальшивку.

Во время осмотра Мартин, переодетый в женское платье, сидел в кресле-качалке. Его ступни сорок пятого размера скрывал плед, лицо было перевязано платком.

- У моей жены флюс, - пожаловался проверяющим Люкнер. - Бедняжка даже разговаривать не может!

Операция прошла успешно - англичане пропустили парусник, и он вырвался на просторы Атлантики. Началась пиратская эпопея, продлившаяся 224 дня. Мартину больше ни разу не пришлось изображать даму, но экипаж так и не прекратил подтрунивать над “женой капитана”.

На абордаж!

Уже 9 января 1917 года “Мор­ской орёл” пустил на дно английский транспорт “Глэдис Ройял”, груженный углём, а через день потопил ещё один пароход - “Ланди Айленд”. Не прошло и месяца, как Люкнер довёл число побед до одиннадцати.

Граф воевал, как настоящий джентльмен - ему удавалось захватывать суда противника без выстрелов. Немецкие матросы брали врага на абордаж, как заправские пираты. Атаки были столь внезапными, что не пролилось ни капли крови - ни английской, ни немецкой.

Ошеломлённых британских моряков перевозили на “Морской орёл”, а захваченное судно топили. Всех пленных Люкнер размещал в жилых помещениях своего корабля. Причём, кормили их точно так же, как и немецкий экипаж.

Граф Феликс фон Люкнер и “Морской орёл”

Английское адмиралтейство никак не могло понять - куда исчезают их суда. В Атлантику отправились десятки боевых кораблей, которые искали неприятельский рейдер. Но никто из них не обращал внимания на скромный парусник под норвежским флагом.

Охота продолжалась. Особенно Люкнеру нравилось захватывать неприятельские парусники. Иногда, чтобы догнать очередную жертву, граф устраивал настоящие парусные гонки. Во время погони за французским барком “Антонин” Люкнер приказал во время шторма поднять все паруса. Матросы бегали по вантам, как черти, но француз был захвачен.

- Вы просто дьявол! - с восхищением сказал Люкнеру французский капитан. - Я сфотографировал ваш корабль на полном ходу. Позвольте оставить этот снимок на память - его следует опубликовать во всех ведущих газетах мира! - Не возражаю, - согласился граф. - Это была славная гонка!

Хитрый дьявол

Количество пленных на борту “Морского орла” росло - их число достигло 300 человек. Запасы продовольствия на паруснике стремительно таяли. 21 марта 1917 года Люкнер нашёл решение. Граф не стал топить очередное захваченное судно - французский торговый барк “Камбронн”. Люкнер переправил на барк всех пленных и отпустил.

30 марта 1917 года, когда “Камбронн” пришёл в Бразилию, моряки рассказали о своих приключениях. Все газеты Рио-де-Жанейро с восторгом сообщали о неуловимом “морском дьяволе” Люкнере. Естественно, что о “Морском орле” узнало и английское командование.

Экипаж “Морского орла”. Мартин Пербандт - 10-й слева

Британцы бросили на поиски парусника все находящиеся в Южной Атлантике крейсера. Но хитрец Люкнер обвёл их вокруг пальца - “Морской орёл” прошёл опасным проливом Дрейка и улизнул в Тихий океан.

Здесь охота была менее удачной. За полтора месяца Люкнер отправил на дно всего три судна. Рейдер находился в море уже больше полугода - необходимо было дать экипажу отдых и пополнить запасы воды и продовольствия.

28 июля 1917 года “Морской орёл” встал на якорь у крохотного атолла Мопеха. И тут графу впервые не повезло - внезапно разбушевавшийся шторм выбросил его корабль на рифы. Экипаж не пострадал - все остались живы.

“Принцесса Цецилия”

На небольшом тропическом островке можно было беспечно дожидаться конца войны, но Люкнер решил продолжить авантюрное плавание. Он отобрал пять добровольцев из команды, вооружил их винтовками и вышел в океан на шестиметровой спасательной шлюпке, гордо названной “Принцессой Цецилией” - самом маленьком рейдере германского военно-морского флота. Среди стойких пиратов на “Принцессе Цецилии” оказался и Мартин Пербандт.

До ближайшего острова в архипелаге Фиджи было около 1.800 миль. “Принцесса Цецилия” героически шла через бушующий океан. В шлюпке всё промокло насквозь. Ночью Мартин и его друзья сильно страдали от холода. Когда же появлялось солнце, одежда быстро высыхала и превращалась в соляной панцирь. Он царапал и натирал тело.

Через три недели тяжёлого плавания, когда жизнь моряков уже висела на волоске, шлюпка подошла к острову Ниуэ. Там экипажу удалось запастись фруктами и водой. После короткого отдыха, Люкнер отправился на остров Уакая, где в гавани стояли несколько парусников.

Один из них немцам удалось за­хватить. И на этот раз обошлось без кровопролития. Вооружённые винтовками немцы уже предвкушали новые приключения, когда в гавань вошёл британский военный корабль. Люкнера и его матросов арестовали и отправили в Новую Зеландию.

Спас от смерти

Попав в лагерь для военнопленных, Мартин совсем приуныл. Но капитан Люкнер быстро вернул своим пиратам бодрость духа. Им удалось совершить дерзкий побег, за­хватив яхту начальника лагеря.

В погоню за беглецами отправили несколько английских вспомогательных крейсеров. Пираты были схвачены и отправлены в тюрьму. На свободу они вышли только после окончания войны.

На родину моряки вернулись в июле 1919 года. Их встретили, как героев.

Граф Феликс фон Люкнер

- Моя самая большая заслуга за­ключается в том, что за весь поход не погиб ни один человек, - сказал Люкнер, прощаясь с Мартином. - Ни среди немецких моряков, ни среди наших противников.

В Кёнигсберге Мартин устроился работать в порту. Родители к тому времени уже умерли, сёстры вышли замуж и разъехались кто куда.

Поначалу Мартин частенько читал о своём бывшем командире в немецких газетах. Граф Люкнер приветствовал приход фашистов к власти и даже осуществил несколько “агитационных” рейсов за границу на собственной яхте под нацистским флагом. Однако скоро морской романтик разочаровался в Гитлере. В 1939 году Люкнера лишили воинского звания капитана 3 ранга и занесли в чёрные списки. Граф эмигрировал в Бельгию.

Однако в 1940 году фашистская Германия оккупировала Бельгию. Люкнеру удалось избежать преследований - он переселился в немецкий город Галле. Здесь граф прославился тем, что спас от смерти несколько евреев, а в 1945 году уговорил немецких солдат не оказывать сопротивления наступающей 104-й пехотной дивизии американцев. Таким образом Галле был спасён от разрушений.

Нацисты заочно приговорили Люкнера к смертной казни, но граф был уже на территории, контролируемой союзниками.

После второй мировой войны Люкнер переехал в Швецию, где он жил в Мальме со своей второй женой-шведкой Энгестремой Ингеборг. Умер граф в возрасте 84 лет в 1966 году. Похоронили Люкнера в Гамбурге.

Патологические убийцы

Судьба Мартина сложилась более трагично. Сразу после начала второй мировой войны он попал под пристальное наблюдение гестапо. Однажды, во время пирушки в небольшом ресторанчике, Мартин в очередной раз с восхищением принялся рассказывать о своём бывшем командире.

- Люкнер - настоящий моряк, - стукнул кулаком по столу Мартин. - Он воевал по-джентльменски. Немудрено, что нацистские мясники лишили его воинского звания. Гитлеровское отродье никогда не станет настоящими воинами. Они просто патологические убийцы!

Рабочие относились к Мартину с уважением - они называли его “последним пиратом Кёнигсберга”. Так что никто из них доносить на Пербандта не стал. Это сделал официант.

Мартина арестовали и отправили в концлагерь. Вместе с ним за колючей проволокой оказались не донёсшие на него приятели. До конца войны Пербандт не дожил. Дата его гибели осталась неизвестной.

А. Захаров


Если вам понравилась эта публикация, пожалуйста, помогите редакции выжить.
Номер карты "Сбербанка": 4817 7603 4127 4714.
Привязана к номеру: +7-900-567-5-888.







ПОДДЕРЖИ    
Авторизация
*
*
Генерация пароля