Новые колёса

ПОСЛЕДНИЙ КИРПИЧ БРАНДЕНБУРГА.
От знаменитой крепости остались одни руины

Сегодня мы “гуляем” по замку Бранденбург. Населённый пункт, выросший в советские времена на месте замка со столь пышным названием, носит предельно прозаиче­ское имя: посёлок Ушаково Гурьевского района.

Маркграф и его замок

Бранденбург был построен во время третьего крестового похода в Пруссию маркграфа Бранденбург­ского Отто III. Об этом событии Пётр из Дусбурга в “Хронике земли Прусской” пишет так:

“В год от Рождества Христова 1266 маркграф Бранденбургский со множеством рыцарей пришёл <...> и по совету магистра и братьев построил замок Бранденбург и пожелал так назвать на вечную память в честь маркграфства своего”.

Руины замка Бранденбург

Надо сказать, процесс НАРЕЧЕНИЯ чего-либо как-то в земле прусской весьма специфичен. “Вначале было слово”, - так записано в Библии. А в истории Восточной Пруссии СЛОВО действительно было в начале всего.

Известно, что сам крестовый поход Тевтонского ордена был определён Крушвицкой грамотой (то ли подлинной, то ли совсем наоборот - поддельной), согласно коей польский князь Конрад Шазовецкий “по зрелом размышлении... по совету единой воле и горячему согласию его жены Агафьи и сыновей его <...> дал упомянутым братьям дома Тевтонского, нынешним и грядущим.... землю, которую смогут с Божьей помощью в дальнейшем отвоевать из рук язычников”.

Кстати, княжна Агафья была дочерью северского князя Святослава Игоревича... и приходилась внучкой тому самому князю Игорю и его жене Ярославне, плакавшей некогда в Путивле на стене, - то бишь, героям “Слова о полку Игореве”!

Напоил пруссов, запер и сжёг...

Затем были другие слова. Например, в обращении папы Григория IX к рыцарям: “Опояшьтесь и будьте мужественны и готовы сразиться с этими язычниками, которые собирали против нас, чтобы погубить нас и святыню нашу, ибо лучше нам умереть в сражении, нежели видеть бедствия нашего народа и святыни” - как будто пруссам и впрямь было какое-то ДЕЛО до католических святынь!

Так или иначе... на карте Европы появился ещё один Бранденбург - восточно-прусский. Это было вальное укрепление с деревянными стенами и башнями, окружённое глубоким рвом. Необходимость в нём возникла, когда во время первого прусского восстания вдруг выяснилось, что Бальга - основной опорный пункт тевтонцев в данном районе - может быть запросто блокирован.

Замок Ленценбург вообще был утрачен. С этим замком, располагавшимся на мысе высотой до 30 м, как бы “врезающимся” в залив Фришес Хаф, связана отдельная история. Накануне прусского восстания тамошний фогт Мирабилис пригласил в Ленценбург прусских вождей - якобы поговорить о важных делах. Устроил пир, а когда сытые и пьяные пруссы заснули, распорядился запереть и сжечь помещение - вместе с ними.

С тех пор Ленценбург не восстанавливался. Да и потом... он и в своём “рабочем состоянии” не имел порта.

Так что Бранденбургу, построенному в устье судоходной реки Фришинг (ныне река Прохладная), отводилась роль связующего звена между Бальгой и Кёнигсбергом.

Носить кольчугу на голое тело

Первым комтуром Бранденбурга стал Верховный маршал ордена Фридрих фон Хольденштете. Во время второго прусского восстания он возглавил “карательную экспедицию” в район замка Кройцбург (ныне пос. Славское Багратионовского района). По земле рода Солидов он прошёлся буквально огнём и мечом.

Но в это время одной из захваченных в плен прусских женщин удалось бежать из Бранденбурга. Босая, окровавленная, она добралась до предводителя восставшего племени - Глаппо - и сообщила о том, что фон Хольденштете в Бранденбурге нет.

Глаппо сориентировался мгновенно: он повёл свой отряд к замку, неожиданно атаковал - и взял укрепление, уничтожив почти весь гарнизон врага. В деревянной башне удалось укрыться лишь нескольким защитникам крепости.

Узнав от гонца о случившемся, фон Хольденштете повернул обратно. Получив подкрепление из Кёни­г­сберга, комтур атаковал собственный замок - и освободил засевших в башне братьев ордена. Но в ходе штурма замок был сожжён.

Маркграф Отто III восстановил его двумя годами позже. Орденский отряд расположился в Бранденбурге. (В хронике Петра из Дусбурга, в частности, упоминается некий брат Герман фон Лихтенбург, который дал обет носить кольчугу на голое тело вместо рубахи и не снимать её ни при каких обстоятельствах.)

“Попрал ногами” Святой Крест

Где-то между 1272-1290 гг. началось строительство замка в камне. Бранденбург был в это время центром огромного комтурства (его территория простиралась до Больших Мазурских озёр) - так что замок был отгрохан внушительный. Он представлял собой вытянутый четырехугольник со сторонами 65 на 52 метра.

Форбург с башнями, четыре флигеля, довольно большой внутренний двор, вместительные подвалы (с центральными опорами, сложенными из кирпича и обтёсанных гранитных глыб), кухня, колодец, жильё комтура, данцкер, башня которого нависала над старым руслом реки Фришинг... - в общем, всё как полагается во втором поколении “укреплённых” орденских замков в Пруссии. Ров, подъёмный мост, ворота...

Фирмари (больница, которая служила одновременно и приютом для престарелых рыцарей) с собственной баней... Складские помещения, где, кроме хозяйственных припасов, хранились компоненты для изготовления пороха (2 бочки селитры, 1 бочка серы, 10 мер готового пороха - по описи на сентябрь 1399 года) и арбалеты.

Были здесь и святые реликвии. Так, с 1322 года тут хранился фрагмент Святого Креста, на котором был распят Иисус... И будто бы орденский рыцарь граф фон Массов однажды, в приступе жестокой гордыни, “попрал ногами” священную реликвию - за что его заточили в главную башню, где он и умер, лишённый воды и пищи, в страшнейших мучениях.

Попал в плен - и был казнён

В 1379 году бранденбургскому комтуру Гюнтеру фон Хоэнштайну, отличившемуся на переговорах с Литвой, император Карл IV подарил мощи св. Катарины.

Впрочем, самому Хоэнштайну счастья это не принесло: годом позже он умер и был похоронен в кирхе, построенной рядом с замком.

К XV веку вокруг Бранденбурга образовалось довольно большое поселение. Под прикрытием крепости жили трактирщики, ремесленники, садоводы, рыбаки... С 1408 года в посёлке существовала школа. К 1425 году - были построены три мельницы.

Но... капризная фортуна повернулась к Бранденбургу задом. Комтур фон Зальцбах попал в плен в сражении под Грюнвальдом - и был казнён. Великий магистр Генрих Ройс фон Плауэн (спасший Мариенбург-Мальборг) провёл в Бранденбурге семь лет под стражей, как в тюрьме (после грюнвальдского поражения его отстранили от должности).

Во время Тридцатилетней войны Бранденбург был занят восставшими жителями Кнайпхофа (части средневекового Кёнигсберга), которыми руководили “светские” рыцари. Ещё один фон Плауэн (тоже Генрих Ройс - это было родовое имя; семья фон Плауэн традиционно направляла в орден одного из младших сыновей) отбил Бранденбург в результате удачного манёвра, зайдя через Хайлигенбайль (ныне Мамоново) по старой военной дороге.

Кнайпхофцы капитулировали без боя.

“Война всадников”

А на следующую ночь в бранденбургский порт - по пути в Кёниг­сберг - зашло данцигское судно, ещё не зная, что замок вновь в руках ордена. Фон Плауэн “конфисковал” судно (экипажу, состоявшему из “вольных данцигских горожан”, мало не показалось), посадил на него отряд наёмников и отправил в Фишхаузен (Приморск, Балтийский городской округ) и Лохштедт (4 км по прямой юго-восточнее Фишхаузена, вплотную к заливу, Балтийский городской округ),где они заняли замки.

Сам фон Плауэн во главе отряда подошёл с юга к Кнайпхофу и осадил его...

Но отдельные удачи уже ничего не решали. Через год к Бранденбургу подошли корабли из Данцига и буквально расстреляли его из артиллерийских орудий, после чего высадили десант и разграбили орденское имение Воллита (пос. Приморское).

Потом были ещё штурмы и ещё осады. Тридцатилетняя война закончилась тотальным разорением комтурства Бранденбург. А “война всадников”, начатая Великим магистром Альбрехтом Бранденбургским, только усугубила его бедственное положение: польские войска в июле 1520 года сожгли замок со всеми прилегающими зданиями.

Чуть позже его восстановили. В XVII веке, во время эпидемии чумы в Кёнигсберге, сюда перевёл свой двор курфюрст Георг Вильгельм. Затем какое-то время в Бранденбурге жила супруга Великого курфюрста Фридриха Вильгельма.

Король Фридрих Вильгельм I

Но замок ветшал. Вкус к историческим памятникам у немцев ещё не прорезался - и в 1776 году Бранденбург начали разбирать на кирпич. Строительные материалы (в частности, гранитные блоки) были вывезены в Мариенбург.

По сути, к XIX веку замковая гора превратилась в пустынный холм, а от былой мощи и роскоши остался лишь частично сохранившийся форбург. Он сдавался в аренду обыкновенной семье, которая аккуратненько отштукатурила все средневековые постройки и уцелевшие оборонительные стены. В жилом помещении была пробита дверь, к которой приделали крыльцо с портиком. В стенах пробили побольше окон. К северным стенам форбурга пристроили конюшню, что-то типа молочной фермы, и маленький цех рыбообработки.

Кстати, поселение у замка в XVII веке превратилось в крупный населённый пункт. Здесь жили рыбаки, садоводы, лодочник, извозчики, крестьяне. Насчитывалось около 50 дворов и 7 трактиров. В “свободном местечке” Бранденбург (так и именовалось оно в середине XVII века)проводились ярмарки.

Король Фридрих Вильгельм I даже собирался даровать поселению статус города, но... не срослось. В XVIII веке ярмарка “уехала” в Кройцбург, а Бранденбург остался Marketflechen, т.е. селом, имеющим право устраивать рынок.

А в XIX веке была построена Восточная железная дорога, которая прошла мимо Бранденбурга... и он окончательно утратил былое значение.

Растащили на молекулы

В 1945 году замок находился в зоне ожесточённых боев. По нему лупили с обеих сторон - так что досталось ему изрядно. После небольшого ремонта во флигеле форбурга разместились первые переселенцы, в центре замкового двора была установлена металлическая водонапорная башня. Сохранившиеся помещения использовались как сараи.

Руины замка Бранденбург

Комиссия Центральных научно-реставрационных мастерских Министерства культуры СССР ещё в середине 60-х годов рекомендовала поставить руины замка на государственный учёт как охраняемый памятник. Но сделано это не было.

В конце 80-х жильцов бывшего форбурга расселили, здание оказалось заброшенным... и очень скоро его растащили буквально на молекулы.

В сегодняшнем посёлке Ушаково о давнем величии Бранденбурга не напоминает практически ничего. Даже тень не скользнёт по холму, где некогда проливалась прусская кровь, а на земле оставались отпечатки кованых рыцарских сапог...

А у местного населения слово “замок” вызывает устойчивые ассоциации только со словом “кирпич”. И, видимо, это последнее СЛОВО, произнесённое по поводу Бранденбурга. Так проходит земная слава. Amen.

Ну а наши “прогулки” - продолжаются.

Д. Якшина


Если вам понравилась эта публикация, пожалуйста, помогите редакции выжить.
Номер карты "Сбербанка": 4817 7603 4127 4714.
Привязана к номеру: +7-900-567-5-888.







ПОДДЕРЖИ    
Авторизация
*
*
Генерация пароля