Новые колёса

ПОСЛЕДНИЙ КАШТАН КЁНИГСБЕРГА.
Дети Калининграда растут на асфальте

“Только для взрослых”

...Наша сегодняшняя “прогулка” по Кенигсбергу вместе со специалистом по истории края Николаем Чебуркиным - по городским паркам. Благо, столица Восточной Пруссии была украшена ими обильно.

- Старейшим парком Кенигсберга, - говорит Николай, - был Королевский сад (Koenigsgarten), “развившийся” из герцогского сада для увеселений. Потом появился Народный парк, расположенный между старым и новым оборонительными валами у Пропускных ворот.

В 1875 году в городе был основан Кессельский союз по благоустройству - он же отвечал за состояние парковых дорожек и установку скамеек.

Парк Луизенваль с кирхой памяти королевы Луизы, 1905 год

(Над стремлением немцев навести везде и во всем абсолютный порядок иронизировал еще английский юморист Джером К. Джером:

“Роль каждой дорожки в парках строго определена, и ходить, пренебрегая указаниями, значит - рисковать своей свободой и благосостоянием. Есть дороги “для велосипедистов”, “для пешеходов”, “для верховой езды”, “для легких экипажей”, “для тяжелых экипажей”, “для детей” и “для одиноких дам”; меня поражает, почему нет специальных дорожек “для рыжих” и “для потерявших невинность женщин”. Это крупное упущение <...> На всех скамейках в парке тоже сделаны надписи; немецкий мальчик, чуть-чуть не сев от усталости на скамейку с надписью “Только для взрослых”, с ужасом вскакивает, заметив свою ошибку, и осторожно садится на другую, “Для детей”, стараясь не запачкать ее грязными сапогами.

Воображаю скамейку с надписью “Только для взрослых” где-нибудь в лондонском Риджент-парке!.. Да все дети на пять миль в окружности сбежались бы, чтобы постоять или посидеть на ней хоть чуточку, и вокруг происходила бы отчаянная свалка. Ни одному “взрослому” не довелось бы отдохнуть на этой скамье никогда, так как он не в состоянии был бы пробиться сквозь толпу детишек...”

Право же, мы с англичанами очень похожи - прим. авт.)

Королевский сад со зданием университета, 1910 год

Зеленый город

...В 1901 году работы по благоустройству приняло на себя городское управление парков и садов, а еще четырьмя годами позже появилось Городское садоводство - в северной части Марауненхофа. Дела там велись с таким размахом, что вскоре удалось приобрести Клейстпарк - в определенном смысле, считавшийся городской досто­примечательностью. Этот парк был создан владельцем обширного имения Бертхольдом Клейстом, который подарил его городу. (Да уж! Нынешние богатые люди предпочитают парки вырубать. Чтобы на оголенном месте воздвигнуть очередную аляповатую домину, - прим. авт.) Сейчас на этом месте (ул. Малоярославская) строятся четыре дома в так называемой Буковой роще.

...В 1906 году было проведено благоустройство юго-западной части Шлосстаихпроменада (променада Замкового пруда) - его “посадили” на свайную решетку. Еще через год у Королевского замка был разбит сквер... а уже в 1908 году Кенигсберг имел 818.265 квадратных метров парков и променадов, 195.100 квадратных метров скверов, 228.716 квадратных метров садовых и детских площадок и палисадников. (Нынче от всего этого великолепия сохранилась лишь ничтожная часть. В сущности, уже обреченная.)

...В 1910 году возник Макс Ашманпарк (практически, вырубленный пару-тройку лет назад вопреки закону и здравому смыслу). Тогда же были засажены зеленью и облагорожены окрестности Верхнего пруда.

В 1914 году император Вильгельм передал городу наследственное имение Луизенваль. Еще через пять лет обербургомистр Ломейер пригласил в Кенигсберг садового строительного директора Эрнста Шнайдера, который за десять лет превратил столицу Восточной Пруссии в “город зелени”: при нем общая площадь зеленых насаждений составила 6.303.748 квадратных метров (!)

Он же, Эрнст Шнайдер, обустроил роскошный парк на месте Вторых вальных укреплений Кенигсберга. Эти укрепления были сооружены во второй половине ХIХ века: правительство Восточной Пруссии опасалось возможной экспансии со стороны могущественного соседа - Российской Империи. По предложению генерал-лейтенанта Э.Л. Астера, оборонительные валы делились на Северный и Южный фронты.

Вид на парковую зону за Королевскими воротами, 1936 год

В Южный фронт входили бастионы Альт Гартен, Бранденбург, Хаберберг, Прегель, равелины Хабербергский и Фридландский, форт Фридрихсбург и выступающий вперед Железнодорожный форт. Все эти опорные пункты имели мощные каменные стены, с амбразурами и бойницами, и были окружены глубокими, наполненными водой рвами, в скатах которых были прорыты зигзагообразные ходы сообщений. На внутренних углах бастионов имелись оружейные площадки и блокгаузы, а также наблюдательные пункты - для присмотра за открытыми ходами сообщений и рвами.

Вид на парковую зону за бастионом Грольман на Литовском валу, 1936 год

Банкеты нацистов

Однако после строительства в конце ХIХ века Внешних оборонительных укреплений, опоясывающих город в радиусе пяти-семи километров кольцом фортов, надобность во Вторых вальных - отпала. Обербургомистр Зигфрид Керте принял решение использовать их территории для нужд города.

Так из Южного фронта “выпали” бастион Альт Гартен и Хаберберг, форты Фридрихсбург и Железнодорожный. Вдоль крепостных валов были проложены великолепные прогулочные дорожки, обсаженные ценными породами деревьев. А участок Южного фронта, на котором находились Хабербергский и Фридландский равелины, был реконструирован под парк, который стал называться Южным.

Пруд с городской купальней (ныне административное здание парка) у Фридландских ворот, 1938 год

В 1927 году на пруду южнее рва у Фридландских ворот была построена городская купальня с лодочной станцией (теперь это здание дирекции парка им. 40-летия ВЛКСМ). За прудом - открыт стадион с беговыми дорожками и борцовскими площадками (ныне стадион “Локомотив”).

В 1930 году у Фридландских ворот появились карусели. Еще через два года в Хабербергском равелине (современное управление “Реф­трансфлота”) расположилась молодежная туристическая база, а во Фридландском равелине (сейчас это гараж объединения “Вторчермет”) - сад для детей с игровыми площадками.

В 1938 году парк был переименован в честь гитлеровского героя Хорста Весселя, отличившегося в “ночь длинных ножей”.

А в центре парка установили памятник Штурмовым отрядам (В 1987 году на его месте воздвигли памятник Героям-комсомольцам).

Тогда же, в 1938-м, по проекту профессора архитектуры Курта Фрика и инженера Хайнца Бара был построен большой праздничный зал “Восточная Пруссия” (там, где теперь открытая площадка на главной аллее). Это было здание из стекла, металла и дерева, с колоннами у центрального входа, террасой и подиумом с восточной стороны. В зале могли разместиться за столиками до трех тысяч человек, только на стульях - вдвое больше. Имелась кухня с электрооборудованием. Здесь отмечались нацистские праздники и проводились банкеты.

Во время войны зал сгорел. (На волне перестройки и гласности его сохранившаяся цокольная часть использовалась демократами в качестве площадки для митингов.)

Прогулочная парковая зона возле Восточной ярмарки (ныне зелёный массив на улице Гаражной), 1930 год

Матросский парк

...После 1945-го парк получил название “Матросского парка культуры и отдыха имени 40-летия ВЛКСМ” - так как находился в ведении Балтийского флота. Позже он был передан городу, и название “урезали” - он стал именоваться просто “Имени 40-летия ВЛКСМ”, хотя в народе его по-прежнему называли Матросским.

Сад роз и здание Высшей торговой школы (ныне - парк “Юность” и здание Политехникума), 1935 год

Кажется, это был лучший в городе парк - огромный, грустный, с тенистыми аллеями, с прудами, по которым так легко скользили лодки, и можно было, перегнувшись за борт, подцепить с глади воды желтую кувшинку или кипенно-белую лилию. Даже “девушки с веслом”, громоздившиеся вдоль центральной дорожки, впечатления не портили.

Строго говоря, там была девушка не с веслом, а с теннисной ракеткой... А еще был “толкатель ядра”, “пионер с горном”, “шахтер с отбойным молотком”... кажется, “юный футболист” и еще пара-тройка скульптур в духе социалистического реализма. Но кто и когда гулял по центральной дорожке?! Когда существовали аллеи, тропинки и горбатые мостики?..

...Вообще-то Матросский парк считался местом небезопасным. В зарослях крапивы (со стороны ДК железнодорожников и воинской части, располагавшейся неподалеку) периодически “образовывались” трупы... А в год шестидесятилетия Советской власти город наводнили чудовищные слухи: будто бы в Матросском парке обнаружены повешенные девушки, а на груди у каждой - табличка: “По одной - за каждый год Советской власти”.

Парковая зона Замкового пруда, 1938 год

А какие были драки в “Клестах” (так почему-то прозвали открытую танцевальную площадку, существовавшую в парке)! Отношения между собой выясняли и парни (“московские” с “балтрайоновскими” - парк-то находится на стыке!), и девушки. А милиция - и с теми, и с другими. Говорят, в иные вечера танцпол был буквально усыпан выбитыми зубами... Но уголовно-мистический “имидж” не отталкивал - наоборот, притягивал, как магнитом.

А потом озера там решили почистить. При этом дренажная система была нарушена окончательно и бесповоротно. Озера обмелели, катанье на лодках ушло в область преданий.

Потом “загнулись” аттракционы, а в здании дирекции парка поселились советские “чернорубашечники” - общество “Память”, которое сменили “воинствующие православные патриоты” из Русского национального единства (РНЕ)... Патриоты развели вокруг домика свору собак, так что редкие прохожие старались не выбираться из парка на ул. Дзержинского: рисковать собственными пятками как-то вот не хотелось.

“После нас хоть потоп”

...На сегодня постановление Калининградского облисполкома от 7 июля 1988 года - о присвоении парку статуса памятника - еще действует. Но - теоретически. А практически... увы... он постепенно сходит на нет. Существуют проекты его “урезания” в площади.

А что уж говорить про другие парки, располагающиеся в центре Калининграда?! Скоро от них не останется даже воспоминаний - только дома, торчащие на месте бывших дубов, каштанов и ясеней. “Город зелени”, доставшийся нам в наследство, приказал долго жить. НАШИ дети вырастут на асфальте. А уж про судьбу внуков и подумать страшно. Видимо, из всего курса истории калининградские чиновники усвоили лишь одну фразу: “После нас хоть потоп”. И приняли ее как руководство к действию.

...Ну а следующая наша “прогулка” - в зоопарк.

Д. Якшина


Если вам понравилась эта публикация, пожалуйста, помогите редакции выжить.
Номер карты "Сбербанка": 4817 7603 4127 4714.
Привязана к номеру: +7-900-567-5-888.







ПОДДЕРЖИ    
Авторизация
*
*
Генерация пароля