Новые колёса

ПОРТФЕЛЬ С БОМБОЙ ИЗ КЁНИГСБЕРГА.
Восточная Пруссия довела Столыпина до могилы

Наш сегодняшний разговор - о Петре Аркадьевиче Столыпине.

Министр внутренних дел, премьер-министр, реформатор, оратор и жёсткий политик, он сыграл весьма неоднозначную роль в истории России. И прославился он не только роскошной фразой “Им (политическим противникам, - прим. авт.) нужны великие потрясения, нам нужна великая Россия”. “Столыпинский галстук” (верёвочная петля, которая захлёстывалась на шее приговорённого к казни через повешение - без права на защиту) и “столыпинские вагоны” - это ведь тоже о нём....

Пруссак надутый

Пётр Столыпин, 1902 год

Но нас в первую очередь интересует, какую роль в его, Столыпина, судьбе сыграла Восточная Пруссия.

Как и следовало ожидать - роковую.

Начнём с того, что Столыпин вполне мог родиться в Кёнигсберге. Его мать, Наталья Михайловна Горчакова (из дворян, чей род восходил к Рюрику), будучи на девятом месяце беременности, отправилась погостить у своих немецких родственников. Навестила тех, которые жили в Кёнигсберге, отправилась в Дрезден... Там и родила.

Детство Столыпина прошло сначала в Подмосковье, а затем - почти что рядом с нами, в имении Колноберже под Ковно (то есть под Каунасом). По некоторым сведениям, отец Столыпина, Аркадий Дмитриевич, три раза вывозил сыновей в Кёнигсберг. Чтобы показать город, в котором по молодости служил их дед, Дмитрий Столыпин, бывший адъютантом у Александра Васильевича Суворова.

Когда маленькому Петру пришло время поступать в гимназию, его отец купил дом в Вильно (Вильнюсе), на Стефановской улице (ныне это улица Швянто Стяпоно, а на доме красуется мемориальная доска на русском и литовском языках).

Пётр Столыпин проучился в Виленской гимназии до 6-го класса. Когда же корпус, которым командовал отец, перевели в Орёл, и Столыпин пошёл в Орловскую мужскую гимназию, там его (опять же, по некоторым сведениям) прозвали “пруссак надутый”. Ибо (по словам его биографа Фёдорова) он “сильно выделялся среди гимназистов рассудительностью и характером”. А также, надо добавить, лёгким акцентом, от коего избавился нескоро.

Вызвал на дуэль убийцу брата

Кёнигсберг. Склады на набережной Преголи

Гимназию Столыпин окончил в 19 лет. Уехал в Санкт-Петербург, поступил на естественное отделение физико-математиче­ского факультета Санкт-Петер­бург­ского Императорского университета (кстати, экзамен по химии - на “отлично” - он сдал самому Менделееву).

А затем была романтиче­ская женитьба. Старший брат Столыпина, Михаил, стрелялся на дуэли с князем Шаховским и был смертельно ранен. Умирая, он “завещал” Петру свою невесту, Ольгу Нейдгардт, праправнучку Суворова. Та, собственно, и являлась причиной дуэли: князь Шаховской позволил себе сказать нечто оскорбительное о её якобы имеющихся “отношениях” с кем-то из император­ской фамилии (Нейдгардт была фрейлиной императрицы Марии Фёдоровны и состояла при дворе).

Столыпин вызвал на дуэль убийцу брата. Стрелялся, был ранен в правую руку, которую затем на протяжении всей жизни был вынужден лечить. А спустя какое-то время сделал предложение Ольге Нейдгардт. И хотя он был “непозволительно молод” (еле-еле исполнилось двадцать лет!), отец невесты благословил этот брак, философски заметив: “Молодость - единственный недостаток, который исправляется каждый день”.

Племянница Кайзерлинга

Трудно сказать, любила ли Ольга Нейдгардт того, с кем пошла под венец... Но она прожила с Петром Столыпиным до его гробовой доски, родила ему пять дочерей и сына и ни разу (по свидетельству очевидцев) не упрекнула его - даже когда жертвами покушения на Столыпина стали её малолетние дети.

Кстати, по одной из семейных линий Ольга Нейдгардт была внучатой племянницей восточно-прусского аристократа из рода Кайзерлингов.

Вскоре после женитьбы Столыпин определился на государственную службу. Карьера его складывалась удачно. Всего за два года он поднялся на пять (!) ступенек по тогдашней иерархической лестнице и был “пожалован в звание камер-юнкера Двора Его Императорского Величества”. После чего перешёл на службу в министерство внутренних дел и вернулся туда, где прошло его детство, - в Ковно.

13 лет он прослужил в Ковно. Был уездным, а затем губернским предводителем дворянства, возглавлял суд мировых посредников. Занимался своим имением в Колноберже...

Здесь родились четыре дочери Столыпина.

Отдых в Кранце

Столыпин много раз выезжал в Восточную Пруссию. Особенно привлекал его Кранц (Зеленоградск). Грязевые ванны, прописанные местным доктором, целебный морской воздух, купание, долгие прогулки по берегу моря - всё это принесло свои результаты, Столыпин стал гораздо лучше владеть правой рукой. Но главное - и фатальное для него! - он заинтересовался методом ведения в Восточной Пруссии сельского хозяйства. Он сравнивал сытые хутора прусских крестьян с нищей деревней центральной России и делал вывод: русский крестьянин, лишённый собственности, не стремится к эффективности труда, тогда как его прусский собрат от этой самой эффективности кровно зависит... Так на отдыхе в Кранце Столыпин начал обдумывать аграрную реформу в России.

А в 1902 году его неожиданно вызвали в Санкт-Петербург. И назначили губернатором Гродно (нынешний город на территории Белоруссии). Тогдашний министр внутренних дел фон Плеве “заткнул брешь”, образовавшуюся после убийства революционерами губернатора Сипягина. Кроме того, Плеве справедливо рассудил, что Столыпин, хорошо знающий специфику этой части Российской империи, справится лучше, чем кто-либо иной. А специфика заключалась в том, что крестьянство в губернии было представлено белорусами, аристократия - поляками, городское население - евреями.

Расстреливали, как куропаток

Столыпин был губернатором жёстким. На второй день работы он закрыл Польский клуб, где “господствовали повстанческие настроения”. Но он же открыл в Гродно еврейское народное училище, а для девочек - приходское училище “особого типа”, по образу и подобию существовавшей в это время в Кёнигсберге народной школы для девочек, с обязательным преподаванием правописания, математики, рисования, черчения и рукоделия. Здесь же Столыпин начал проводить первые реформы по расселению крестьян - по прусскому типу - на хутора. Но... вскоре его перебросили в Саратов. Опять-таки на вакантную губернаторскую должность.

...Губернаторов в ту пору расстреливали, как куропаток. Но Столыпин неизменно появлялся везде безоружным и без охраны. За четыре года он переживает четыре покушения. Но его хранит счастливая звезда. Правда, жена его выглядит гораздо старше своего возраста.

На реке Алае, в селе Столыпино, он создаёт “опытный хутор” с хозяйством “восточно-прусского образца”... По некоторым сведениям, туда из Кранца периодически завозят лечебную грязь и минеральную воду, ибо из страны, охваченной революцией, Столыпин не может позволить себе отправиться на курорт.

Террористы убили няню

В 1906 году его вызывают в Цар­ское Село. Николай II назначает Столыпина министром внутренних дел. Назначение лестное - но смертельно опасное. Двое предшественников Столыпина на этом посту уже убиты революционерами...

Едва только Столыпин вступает в должность, на него в очередной раз покушаются: в его особняке на Аптекарском острове в Санкт-Петербурге взрывается “специальное устройство”. По некоторым сведениям, пронёс его в дом молодой человек, отрекомендовавшийся немцем из Кёнигсберга и сославшийся на знакомого семьи Столыпиных, который якобы за него, молодого человека, просил. Его взяли в качестве помощника домашнего секретаря. Он погиб во время взрыва, а с ним - восемнадцать человек, по разным причинам оказавшихся в доме Столыпина.

По другим данным, террористы приехали в приёмный день под видом просителей, якобы по срочному делу. Адъютант Столыпина заподозрил неладное, террористов не пустили внутрь, они попытались прорваться силой, а затем метнули порт­фель с бомбой. Дети Столыпина - Наталья и Аркадий - вместе с няней находились на балконе. Взрывной волной их выбросило на мостовую. Няня погибла, Аркадий отделался лёгкими ранениями, а у Натальи оказались раздробленными кости ног, и несколько лет она не могла ходить.

“Я не торгую кровью детей”

Сам Столыпин не получил ни единой царапины. Лишь бронзовая чернильница, перелетев через голову, забрызгала его чернилами. Николай II предложил ему существенную “материальную помощь”, но Столыпин ответил: “Я не торгую кровью детей”.

Через неделю после этого покушения был принят “Закон о военно-полевых судах”. Суды, состоявшие из офицеров, в течение 24 часов должны были рассматривать “очевидные преступления” (прежде всего, нападение на военных, полицейских и должностных лиц). Смертный приговор приводился в исполнение также в течение 24 часов. Обвиняемые не имели права на защиту.

Столыпин, “проталкивая” этот закон через Думу, говорил:

“Государство может, государство обязано, когда оно находится в опасности, принимать самые строгие, самые исключительные законы, чтобы оградить себя от распада <...> Бывают, господа, роковые моменты в жизни государства, когда государственная необходимость стоит выше права и когда надлежит выбирать между целостью теорий и целостью отечества”.

Закон был принят. За шесть лет действия закона (с 1906 по 1911 годы) по приговорам военно-полевых судов было казнено 6.000 человек (по тем временам масштаб казней беспрецедентный), а 66.000 - приговорено к каторжным работам.

Жандармы в Эйдкунене

Далеко не всегда приговор выносился обоснованно и справедливо. Известно, что для устрашения бунтующих крестьян под суд отдавали “каждого десятого мужчину в деревне”, даже если лично он был “политически благонадёжен”. Тогда-то в обиход вошли термины “скорострельная юстиция” и “столыпинская реакция”. А кадета Родичева, который первым назвал петлю виселицы “столыпинским гастуком”, Столыпин вызвал на дуэль. Родичев публично принёс извинения - но фраза уже пошла гулять по России.

Столыпин осматривает хуторские огороды. 1910 год

...Революционеров Столыпин ненавидел люто. Именно в его бытность министром внутренних дел в Эйдкунене (ныне пос. Чернышевское) появилась хорошо оснащённая “филерская служба”: российские жандармы и тайные агенты, находясь на территории другого государства, “пасли” нелегалов, перевозящих газету “Искра”. (Напомним, её печатали в Литве и Германии, а переправляли в Россию преимущественно через Тильзит и Эйдкунен.)

Они же пытались предотвратить “растворение” за границей тех “неблагонадёжных”, кому удалось по поддельному паспорту покинуть Россию. “Подозрительную личность” хватали - и в сопровождении специальных агентов запихивали в вагон поезда, идущего в обратном направлении.

Чиновников жалко не было

Но жители Восточной Пруссии - по крайней мере, рабочие - сочувствовали отнюдь не “филерской службе”. Зная, что для задержанных дело может кончиться “столыпин­ским галстуком”, их предупреждали, уводили... Иногда в буквальном смысле вырывали из рук шпиков.

...Ответив на “революционный террор” массовыми казнями, Столыпин жестоко ошибся. Он вызвал СОЧУВСТВИЕ к тем, кто, рискуя собственной жизнью, бросал бомбы и стрелял в государственных чиновников. Их, чиновников, жалко не было. Уничтожался как бы не человек, а “функция”. Людей в чиновниках видеть было весьма затруднительно - страшно далеки были они от простого народа. (Впрочем, ссориться с Восточной Пруссией Столыпин не собирался - гораздо больше его беспокоили “гнёзда революционеров” в Финляндии.)

А вслед за “столыпинским гастуком” пришёл черёд и “столыпин­ского вагона”.

Как мы уже говорили, влюблённый в прусскую систему хозяйствования, Столыпин отчаянно пытался внедрить её в России. Не будем сейчас входить во все тонкости, но Столыпин собирался... превратить Сибирь в Восточную Пруссию. “Пересадить” крестьян на хутора в центральной полосе России было невозможно из-за нехватки свободной земли. А вот в Сибири незаселённых просторов хватало.

Вагон в Сибирь

Столыпин предложил крестьянам осваивать Сибирь. Переселенцам гарантировались “подъёмные” и участок земли в частную собственность. В дальнейшем предполагалась и так называемая “агрономическая помощь”: консультации, просветительские мероприятия, создание и содержание опытных и образцовых хозяйств, торговля современным оборудованием и удобрениями и т.д.

Заманчивые условия позвали в дорогу несколько миллионов крестьян. В 1910 году для переселенцев были созданы специальные железнодорожные вагоны. От обычных они отличались тем, что были ниже пассажирских, но выше товарных, а одна часть их во всю ширину вагона предназначалась для крестьянского скота и инвентаря. Естественно, особого комфорта в них не наблюдалось (так, не были предусмотрены пассажирские туалеты).

Долгая дорога в вагоне, набитом людьми, скотом, домашней птицей, всевозможным скарбом... с ведром в углу, предназначенном для отправления естественных нужд... превращалась в сущий кошмар.

Обречены на гибель

В Сибири, как выяснилось, переселенцев особо никто не ждал. Не всем удавалось добраться так, чтобы “вписаться” в природный календарь сельскохозяйственных работ... Многие вообще не понимали, КУДА они едут, сибирские холода стали для них шокирующим откровением... “Агрономическая помощь” и прочее “сопровождение реформы”, натурально, остались лишь на бумаге... В итоге 20% переселенцев вскоре вернулись обратно - фактически разорёнными, т.к. полученные “подъёмные” им предстояло выплатить Крестьянскому поземельному банку... Ещё 25-30% остались в Сибири только потому, что деваться было некуда. То есть полтора миллиона человек - из трёх миллионов “участников эксперимента” - проклинали Столыпина денно и нощно.

Восточной Пруссии в Сибири не получилось - ещё и потому, что осваивать тамошние незаселённые земли хуторским методом оказалось невозможно. “Выяснилось”, что земли эти - в виде, готовом для сельхозупотребления - не существуют. Их надо отвоёвывать у тайги: рубить вековые деревья, корчевать пни, отстреливаться от диких зверей и “лихих людей”, например, беглых каторжников. Просторы Сибири напоминали - в этом смысле - американский Дикий Запад. А там, как известно, герой-одиночка выживал лишь в виде исключения. Даже в романах Фенимора Купера “хуторские жители” оказывались обречены на гибель.

Пытаются отравить

Понимал ли это Столыпин? Трудно сказать. По крайней мере, сам он утверждал, что его реформы должны осуществляться комплексно, а эффект может быть достигнут лишь в “долгосрочной перспективе”, для чего необходимы “двадцать лет покоя внутреннего и внешнего”. Этих двадцати лет не оказалось ни у страны, ни у него лично.

Ну а вагоны, “ведущие в ад”, стали называться “столыпинскими”. И приобрели они дурную славу гораздо раньше, чем победившие большевики снабдили их решётками на окнах и повезли в них в Сибирь и Среднюю Азию различный “репрессированный элемент”...

...В течение пяти лет (с 1906-го по 1911 год) покушения на Столыпина планируются с жесточайшей регулярностью. Поляк Добржинский формирует для его убийства “боевую дружину”. Группа захвачена до совершения террористического акта.

Сына Столыпина Аркадия пытаются отравить - он чудом остаётся жив.

В Гельсингфорсе арестовывают руководителя северного боевого “летучего отряда” Трауберга, еврея родом из Кёнигсберга. Главная цель отряда, разумеется, Столыпин... Террорист, которому поручено убить министра, устраивается в его особняк под видом столяра для ремонта лестницы. Его выдают руки - слишком белые и тонкие для столяра...

Нравился кайзеру

Однажды бомба, брошенная из окна дома на Театральной площади, падает к ногам Столыпина - его отбрасывает взрывной волной, но он остаётся невредим... Буквально через неделю в него стреляет неизвестный, но не попадает...

Столыпин выслушивает крестьянина. 1910 год

Арестована Фейга Элькина, организовавшая революционную группу по подготовке покушения на Столыпина... И т.д., и т.п.

Столыпин является самым ненавистным символом власти в глазах революционеров (и, соответственно, самой желанной мишенью). Но и в царских кругах он не пользуется особенной любовью. Его называют “немцем”. Даже немецкий кайзер Вильгельм II тоже отмечает в нём “немецкие черты” и говорит: “Если бы у меня был такой министр, как Столыпин, то Германия поднялась бы на величайшую высоту”.

Впрочем, эта красивая фраза ничего не меняет. Столыпин битый час убеждал кайзера Вильгельма в том, что война между Россией и Германией приведёт лишь к тому, что в обеих странах враги монархического строя добьются революции... Так оно и вышло. И Вильгельм II вспоминал об этом уже в эмиграции.

Смерть в театре

Столыпин ссорится с Николаем II из-за Гришки Распутина - и доводит своего монарха до полного исступления. Тот кричит: “Пусть будет лучше десять Распутиных, чем одна истерика императрицы!” Тем не менее, Столыпин выпроваживает Распутина из Петербурга (тот отправляется паломником в Иерусалим и вновь “рисуется” при дворе лишь после гибели Столыпина).

Столыпин выслушивает крестьянина. 1910 год

Императрица, лишённая общества “старца”, открыто ненавидит премьер-министра... Лев Николаевич Толстой, который был в дружеских отношениях с семейством Столыпиных, не может примириться с идеей военно-полевых судов... В общем, Столыпин со всех сторон “обложен”. Итог предрешён. Очередное покушение - 1 (14) сентября 1911 года - становится последним. По одной из версий, террорист Дмитрий Богров, стрелявший в Столыпина в Киевском городском театре (где тот находился вместе с Николаем II и членами царской фамилии), получил билет на это “протокольное мероприятие” от начальника Киевского охранного отделения.

Столыпина похоронили в Киеве. Согласно его завещанию, - там, где он был убит.

Сразу же, как и водится, погибшего премьера поспешили облить грязью. Дескать, все его реформы только усугубили тяжёлое положение в стране, а “пропасть, отделяющая государственную власть от страны, все растёт, и в населении воспитываются чувства злобы и ненависти...”

Вешатель и фашист

Затем ему, мёртвому, доставалось и от сторонников, и от противников. Для противников он был “душегубом” и “вешателем”, для сторонников... “первым русским фашистом”. Так называлась книга, выпущенная в Харбине в 1928 году. Автор её, член партии “православных русских фашистов”, доказывал, что Столыпин “даже гениальнее Бенито Муссолини”. А Солженицын в книге “Август Четырнадцатого” писал, что, если бы Столыпина не убили в 1911 году, он предотвратил бы мировую войну, а значит, и проигрыш в ней царской России, и захват власти большевиками, и гражданскую войну, и миллионы жертв этих трагических событий...

Но история, увы, не знает сослагательного наклонения.

Ну а Восточная Пруссия - частично - всё же переместилась в Сибирь. Хотя и совсем не так, как мечталось обожающему её Столыпину. В “столыпинских вагонах”, получивших название “вагон-зак”, в 1945 году повезли в Сибирь немецких военнопленных... И, наоборот, те же самые “столыпины” повезли советских переселенцев в бывшую Восточную Пруссию. И началась уже НАША история.

Кстати, по итогам проводившегося три года назад всероссийского интернет-опроса “Имя России” Столыпин занял второе место (после Александра Невского). Вот и думай, чего больше хочется миллионам: “великой России” без “великих потрясений” - или столыпинских вагонов и “галстуков”?

...А в этом году в Калининград­ской области предполагается ознаменовать столетие со дня гибели Столыпина установкой памятной доски в Кранце, где он неоднократно бывал. И где, по словам одной из его дочерей, он и вся его семья “неизменно были спокойны и счастливы”.

Д. Якшина


Если вам понравилась эта публикация, пожалуйста, помогите редакции выжить.
Номер карты "Сбербанка": 4817 7603 4127 4714.
Привязана к номеру: +7-900-567-5-888.







ПОДДЕРЖИ    
Авторизация
*
*
Генерация пароля