Новые колёса

ПОКОРИТЕЛЬ АФРИКИ ИЗ КЁНИГСБЕРГА.
Графа цу Дона-Шлобиттен убили в далёкой Намибии

Юный лейтенант

Хериберт родился 13 апреля 1880 года в поместье Вальдбург недалеко от Кёнигсберга. Родители мальчика принадлежали к древнему прусскому роду графов Дона-Шлобиттен - потомственных военных. Так что Хериберту на роду была написана армейская карьера.

Получив изрядное домашнее образование, юноша начал обучение в Потсдамском гвардейском пехотном полку в качестве кадета. В 19 лет он получил первое офицерское звание “лейтенант” и отправился в отпуск к родителям.

В Кёнигсберге он впервые увидел праздничную “колониальную выставку”, полную симпатичных поделок африканских туземцев. Между живописных рядов ходили пожилые дамы с металлическими кружками: собирали пожертвования “для маленьких бедных негритят”.

Пузатый бюргер голосом ярмарочного зазывалы громко кричал:

“Правительство Германской империи начинает продажу земельных угодий в Юго-Западной Африке. Цена - 50 пфеннигов за гектар. Максимальный размер покупки ограничивается 5.000 гектарами. Переселенцам предоставляется денежное пособие для переезда на территорию колонии!”

- А вы, молодой человек, не желаете отправиться в Юго-Западную Африку? - остановил Хериберта весёлый толстяк.

- Я бы с радостью, - улыбнулся офицер. - Но не могу - служба!

Тогда граф ещё не знал, что это судьба. Через три года его отправили служить в колониальные войска в Намибию.

Кёнигсберг, Прегель, Кнайпхоф

Берег скелетов

История немецкой колонии Юго-Западная Африка (будущая Намибия) началась в 1882 году, когда немецкий торговец табаком Адольф Людериц и его компаньон Генрих Фогельзанг высадились в небольшой бухте Ангра-Пекена на пустынном побережье пустыни Намиб.

Прежде на эти края никто из европейцев глаз не положил. Оно и понятно: моряки участок пустыни на побережье прозвали Берегом скелетов. Если корабль терпел кораблекрушение, всем, кому не посчастливилось погибнуть сразу, умирал от жажды в бескрайних песках Намиба.

Людериц и Фогельзанг основали порт, из которого сумели проникнуть вглубь страны. Там они купили у вождя одного из местных племён участок земли 40 на 20 миль. Покупка обошлась в 600 англий­ских фунтов и 250 ружей.

Немцы схитрили: они сделали ставку на то, что аборигены были знакомы лишь с английской милей - она меньше “географической” более, чем на 100 километров.

- Пусть они пока думают, что речь идёт об английских милях, - потирал руки Людериц.

Хитрость удалась. С этого начала свою историю Германская Юго-Западная Африка.

Страна, где ничего нет

Вскоре Людериц приехал в Берлин, где удостоился личной аудиенции канцлера Бисмарка. Уже через два года Германская империя объявила, что берёт земли Намибии “под свою защиту”. К тому времени в Германской Юго-Западной Африке постоянно проживали всего 593 белых, из которых лишь половина была немцами (остальные - буры, португальцы и англичане). Император Вильгельм II повелел всячески способствовать переселению немцев на новые земли.

В переводе с одного из местных наречий, Намиб означает “страна, где ничего нет”. Берег скелетов - не единственная пустыня в этих местах. Более трети территории занимает знаменитая Калахари. Буйная тропиче­ская растительность встречается лишь на севере и северо-востоке Намибии, у ангольской границы.

Центральное же плато - это сухая саванна с редкими кустиками, зелёная только после обильных дождей, которые выпадают далеко не каждый год. Зимой, то есть в июне, в центре страны довольно прохладно, на почве бывают ночами даже заморозки.

Главное занятие основной части коренного населения - гереро и нама - животноводство. Только овамбо, живущие на севере страны, в более благоприятном тропическом поясе, занимались земледелием.

В общем, страна была обширная и малозаселённая.

70 тысяч гектаров

В 1902 году Хериберт цу Дона-Шлобиттен прибыл в порт Людериц, откуда отправился вглубь страны - в административный центр Виндхук. Там и началась служба графа. Всего в Намибии в то время находились 750 немецких солдат. Служба протекала спокойно, даже скучно.

Уже через год Хериберт приобрёл “ферму” - 70 тысяч гектаров земли, на которой можно было заниматься скотоводством (военнослужащим полагались скидки). При этом начинающий землевладелец подписал типовой договор с губернатором и обязался:

- развернуть хозяйственную деятельность в течение шести месяцев со дня покупки;

- в течение года со дня покупки возвести на ферме дом, пригодный для жилья белого человека и имеющий не менее двух комнат;

- в течение года со дня покупки оборудовать поилки для крупного рогатого скота.

Хериберт не сумел найти немецкого управляющего - выходцев из Германии в стране было мало, около четырёх тысяч человек. Пришлось искать кого-нибудь из местных.

Детская нелепость

К местному населению немцы относились высокомерно.

- Негр, влачащий своё существование в детской нелепости и тупой непосредственности, не может встать на одну ступень с цивилизованным человеком и быть полезным для серьёзной работы, - писал служивший в то время в Намибии Эрнст Генрих Геринг - отец будущего нацистского генерал-фельдмаршала Германа Геринга.

Попытки немецких социал-демократов критиковать расистскую политику правительства встречало полное непонимание чиновников.

- Господа, - отвечал глава имперского колониального ведомства Вильгельм Зольф, - если я буду относиться к неграм, руководствуясь предлагаемым вами основополагающим принципом, то тогда я должен буду отказаться от проведения колониальной политики.

Дорогая корова

Хериберт поначалу придерживался аналогичных взглядов. Но делать было нечего, и граф взял в помощники двух негров: гереро Рируако и овамбо Омукуру.

Дона-Шлобиттен не сразу решил, кого из них назначить главным управляющим. Всё решилось само собой, когда Омукуру приготовил “хозяину” маисовую кашу. Рируако по этому поводу разразился тирадой:

“У нас, у гереро, никогда и никто этой кашей не питался. Это они нас научили. Овамбо, когда хотят есть, всегда что-нибудь сорвут с дерева или выдернут из травы, или выкопают из земли. Потом долго-долго варят, варят, потом долго-долго-долго жуют, жуют, потом спят-спят-спят, пока опять не проголодаются. И так всю жизнь. А гереро с самого рождения бегают за коровами в буше. Корова у нас есть всегда. И нам, чтобы приготовить еду, ничего не нужно, кроме ножа. Отрезал кусок коровы - съел. Вот и вся наша кухня. У нас вообще ничего важнее и дороже, чем корова, нету в жизни”.

С того момента “специалист по коровам” стал правой рукой Хериберта. Кому, как не потомственному скотоводу, было доверить стадо и пастбища?

Великая засуха

Рируако и Омукуру оказались работящими парнями, вполне способными “встать на одну ступень с цивилизованными людьми”. Но в 1903 году в Намибии началась страшная засуха, которую сопровождал массовый падёж скота, вызванный эпидемией. Немцы спасли свои стада с помощью вакцинации, а вот коренные жители - нет. В результате 80 тысяч гереро имели меньше коров, чем 3-4 немецких фермера.

Местное население терпело лишения, а немецкое начальство не обращало на это внимания. Недовольство народа росло, они начали припоминать все обиды, нанесённые им колонизаторами. Над Намибией сгущались тучи...

В начале января 1904 года к Хериберту пришёл Рируако и заявил, что он уходит с фермы.

- Прости, хозяин, - извинился гереро. - Я должен быть со своим племенем. И ты уезжай отсюда подальше. Иначе - беда.

Буквально в тот же день графа вызвал губернатор Лейтвейн.

- Сдаётся мне, лейтенант, что туземцы готовят бунт, - нервно теребил ус губернатор. - Возьмите двух солдат и отправляйтесь на полицейский пост Ватерберг - предупредите об опасности...

Вечером Хериберт верхом выехал в Ватерберг. Ехать предстояло более 200 километров.

“Не боялись ни бога, ни людей”

12 января 1904 года вождь гереро Самуэль Махареро отдал команду начать давно готовившееся восстание. Воины атаковали фермы, посты полиции и военные гарнизоны.

14 января 1904 года отряд гереро ворвался на полицейский участок Ватерберг. Все находившиеся там немцы были перебиты, включая лейтенанта Дона-Шлобиттена. В короткий срок восставшие захватили всю центральную часть Намибии и осадили Виндхук.

Немцы в страхе бежали к морю. Они говорили, что “гереро не боятся ни бога, ни людей”. Всего белые колонисты потеряли 123 мирных жителя, включая пять женщин.

Только летом 1904 года в колонию из Германии прибыло около полутора тысяч германских солдат с пушками и пулемётами под командованием генерал-лейтенанта Лотара фон Трота. Общая численность колониальных войск (с учётом местных солдат, добровольцев и резервистов) достигла 7.500 человек. Им противостояли 8.000 воинов гереро.

Постепенно каратели оттеснили мятежников в горный район Ватерберг. Здесь состоялась последняя битва. Гереро были разбиты.

Смерть в пустыне

Остаткам войска удалось вырваться из окружения и уйти в пустыню Калахари. За ними последовал весь народ гереро включая женщин и детей. Из 80 тысяч беженцев преодолеть безводное пространство смогли не более 15 тысяч человек - остальные погибли от жажды.

Немцы потеряли в боях 1.400 солдат и офицеров. Имперское руководство было довольно результатами. Из Намибии в Германию доставлялись алмазы и пальмовое масло, которое шло на смазочные материалы для машин. Казна получила от эксплуатации колонии 10 миллионов рейхсмарок.

Казнь повстанцев из племени гереро

Правда, на подавление восстания гереро пришлось потратить 585 миллионов. Но ведь на кону был престиж империи!

Наследники по прямой

Тех, кто не ушёл со всеми в пустыню, колонизаторы поместили в концлагеря. В 1907 году в один из них, в окрестностях городка Рехобот, прибыл молодой антрополог и анатом из Фрайбургского университета по имени Ойген Фишер. Он занялся изучением мулатов - детей от совместных браков белых мужчин и негритянских женщин.

Памятник немецким морпехам, подавившим восстание гереро. Город Свакобмунд

Результаты собранного им генетического материала легли в основу книги “Рехоботские полукровки и проблема смешанных браков между европейцами и готтентотскими женщинами”. Наукообразный трактат доказывал “недоразвитость” мулатов, имел колоссальный успех и заложил основы новой антропологической дисциплины - евгеники.

Её принципы были развиты в сборнике “Генетика человека и расовая гигиена”. Весной 1924-го чтению этой книги с большим воодушевлением посвятил значительную часть своего досуга 35-летний Адольф Гитлер, отбывавший тюремное наказание в баварской тюрьме Ландсберг.

Тот самый Адольф, которого в 1944 году в Восточной Пруссии чуть было не убили заговорщики. Среди них, кстати, был генерал Генрих граф цу Дона-Шлобиттен - близкий родственник Хериберта.

А. Захаров

Если вам понравилась эта публикация, пожалуйста, помогите редакции выжить.
Номер карты "Сбербанка": 4817 7603 4127 4714.
Привязана к номеру: +7-900-567-5-888.







ПОДДЕРЖИ    
Авторизация
*
*
Генерация пароля