Новые колёса

ПОДВОРЬЕ ДАРГИСА.
Фридрих Вильгельм I даровал Даркемену звание города

Наша сегодняшняя прогулка - по Даркемену (ныне - Озёрск).

Большой Гроб

По некоторым сведениям, в пяти километрах на северо-восток от Даркемена находилась орденская крепость Гребин (Grebin). В 1360 году она была основана комтуром Бальги для прикрытия брода через реку Ангерапп. Одни историки полагают, что в XV веке замок Гребин уже был заброшен. Другие - говорят о том, что Гребин упоминается в завещании герцога Альбрехта, а значит, что во второй половине XVI века крепость ещё имела оборонительное значение. Как конкретно она выглядела, неизвестно. Чтобы уточнить хотя бы местоположение исчезнувшего замка, археологами с 1998 года было проведено шесть “разведок” в районе, прилегающем к реке Анграпе. Ближе к реке и нашлось большое количество керамики орденского периода.

Скорее всего, замок был сложен из кирпича - а впоследствии разобран вплоть до фундамента. На его месте образовалась деревня Гросс Гробинен, которую впоследствии - в 1947 году - переименовали в Малую Климовку. Эта деревня, которую советские переселенцы сразу окрестили “Большой Гроб” (в память о Гросс Гробинен, конечно же), просуществовала до начала 80-х годов. Затем её ликвидировали: дома - разобрали, жителей - переселили. Остались только небольшие одичавшие сады...

В 1539 году в старинном реестре впервые упомянуто местечко Даркием (Даркайм), трансформировавшееся потом в Даркемен. Название имеет чисто прусское происхождение и расшифровывается двояко: либо как “Подворье Даргиса”, либо как “Пока ещё двор”.

Спустя 75 лет после первого упоминания о Даркемене в посёлке заложили церковь, построенную к 1646 году.

По воле короля

Фридрих Вильгельм IДаркемен - вообще своеобразное место. Его “линия жизни”, если можно так выразиться, - парабола. А систему координат - составляют горизонталь “БЫЛО” и вертикаль “БУДЕТ”. Когда-то в этом городе бывали короли. Теперь, возможно, начнут бывать президенты и олигархи (но об этом чуть ниже).

...Надо сказать, что всего за время существования Восточной и Западной Пруссии там был основан 81 город. 37 из них - Тевтонским орденом, 17 - епископами или религиозными общинами, 26 - герцогами, маркграфами, курфюрстами и королями. Из этих 26 - 15 городов основал лично прусский король Фридрих Вильгельм I.

Даркемену он даровал права города 10 сентября 1725 года (население - 742 человека). А перед этим, в 1718-м, в окрестностях этого населённого пункта нашли пристанище протестанты из Зальцбурга, изгнанные с исторической родины по религиозным мотивам. Их пригласил Фридрих Вильгельм I, заботясь о заселении восточно-прусских земель, обезлюдевших после страшной эпидемии чумы. Зальцбуржцы оказались экономными, трудолюбивыми и богобоязненными. А что ещё приветствуется в протестантском государстве?..

Наследник Фридриха Вильгельма I - Фридрих II - Восточной Пруссией не дорожил (об этом мы уже много раз писали). В Даркемене он, кстати, бывал, ещё в ранге кронпринца (венценосный отец посылал его в инспекционную поездку по Кёнигсбергу и другим городам Восточной Пруссии).

Радовались молодые немки

Первая евангелическая церковь в Darkehmen появилась в 1615 году - в обычном фахверковом доме. И лишь 9 октября 1842 года была торжественно открыта новая кирпичная кирха. Через 50 лет к ней пристроили высокую башню

Известно, что Фридрих, проигрывая России Семилетнюю войну, готов был поступиться именно Восточной Пруссией. А по линии Лабиау (Полесск) - Петерсдорф - Норкиттен (пос. Междуречье Черняхов­ского района) - Алленбург (пос. Дружное Правдинского района) - Даркемен - Гольдап во второй половине XVIII века проходила граница расселения литовцев, которых Фридрих II терпеть не мог. Так что плакать по Даркемену не стал бы точно...

Но судьба распорядилась иначе. А жители Даркемена, кстати, были в восторге от “российских оккупантов”. Особенно радовались молодые немки: галантные русские офицеры были так не похожи на их мужей и женихов, краснолицых бюргеров и хуторян с “пивными животиками”...

Особой красотой Даркемен никогда не отличался - если говорить о его архитектуре. Обыкновенный прусский городок, “свежевылупившийся” из сельского населённого пункта.

Центр его составляла базарная площадь в форме продолговатого четырёхугольника. На ней - здание ратуши, по сторонам - ряд каменных домов, нижние этажи которых заняты магазинчиками и лавочками. Каменная (точнее, кирпичная) неоштукатуренная кирха, рядом с ней - небольшой, чистенький, окружённый деревцами домик пастора.

Народное тевтонское дерево

Есть почта. Есть корчма - заезжий дом, по немецкому обыкновению, с аккуратным, ухоженным садиком, сплошь уставленным столиками. К услугам “господ проезжающих” - пиво, вино, недорогой сорт шампанского, холодные закуски, кофе, сигареты, шоколад...

Небольшой вокзал с “автоматической витриной”: если опустить в специальную щель монету в 10 пфеннигов, витрина начнёт “выбрасывать” различные сюрпризы (подобно тому, как появляются мишени в тире): это изображение воркующих голубков, барышня из папье-маше, жестяные кошечки с бантиками и кудрявый пудель с поноской в зубах... всё такое милое, трогательное и приличное. И такое пошлое-пошлое в своей подчёркнутой сентиментальности.

...Красота “разлита” вокруг Даркемена. Места там просто божественные. Ещё Кюхельбекер, поэт и друг Пушкина, в 1820 году предпринявший поездку в Германию, писал:

“...В Курляндии мало дубов; но лишь только въедешь в Пруссию, как везде встречаешь это народное тевтонское дерево <...> Не знаю красивее дерева”.

В Озёрске до сих пор (слава Богу!) стоят дубы, которым не по одной сотне лет. Могучие, кряжистые, они имеют мистическое свойство: У НИХ ТЁПЛАЯ КОРА. В любую погоду. Даже морозной зимой. Достаточно прижать ладонь к коре дуба - чтобы почувствовать удивительное тепло, идущее откуда-то изнутри. Точно кипит что-то в стволе - и пробивается через вековую толщу “кожи” тевтонского дерева.

Здесь родился рейхсканцлер

Густав Бауэр. 1920 годДаркеменский округ был сельскохозяйственным. Однако именно здесь, на реке Ангерапп, в 1880 году была сооружена гидроэлектростанция - и ВПЕРВЫЕ в Восточной Пруссии появилось электрическое уличное освещение.

В 2000-м гидроэлектростанцию, разрушенную во время последней войны, восстановили. А 9 сентября 2006 года в центре Озёрска воздвигли памятник первому электрическому фонарю! Правда, освещения в городе от этого не прибавилось.

6 января 1870 здесь родился Густав Адольф Бауэр (Gustav Adolf Bauer), известный немецкий политик, социал-демократ. С 21 июня до 14 августа 1919 года он занимал пост премьер-министра, а затем (до 26 марта 1920 года) рейхсканцлера Веймарской республики.

Первая мировая война не пощадила Даркемен. С осени 1914-го по февраль 1915 года он оказался на линии фронта, в районе ожесточённых боёв. Сильно пострадал, многие дома стояли в развалинах. Но город довольно быстро восстановили - причём, под патронатом немецкого Дрездена.

Ангерапп

В 1938 году нацисты, стремясь искоренить прусские географиче­ские названия, переименовали Даркемен в Ангерапп (впрочем, Ангерапп - тоже прусское слово).

Во время Второй мировой войны Даркемену тоже досталось изрядно. Из 400 домов - 40 были разрушены полностью. Но добили городок уже после победы. Почему-то именно здесь солдаты советской армии особенно разрезвились: частями 26-й стрелковой дивизии было полностью уничтожено село Гавайтен, буквально снесён с лица земли посёлок Суальтрен.

В Даркемене был свой Krammarkt (барахолка)

Воины 17-й дивизии “избили председателя колхоза и ряд колхозников, которые не давали им демонтировать колхозную мельницу” - эта информация даже попала в докладную записку ответственного партийного работника и ушла “наверх”. И мельницу было приказано восстановить за счёт армии.

В 1946-1947 годах Даркемен заселяли семьями из Новгородской, Псковской, Великолукской, Брянской областей. Попытались было завезти сюда два эшелона с переселенцами из Тамбова и Рязани, но люди отказались выходить из вагонов, требуя, чтобы их везли в Багратионовский район, где уже обосновались их земляки.

Куршавель а ля рюс

К концу 1947 года в Даркемен­ском районе проживало 1.730 семей. А сам район переименовали в Озёрский. (Город получил новое имя 7 сентября 1946 года.)

Смешанное население занималось в основном сельским хозяйством. Первые переселенцы вспоминают:

“Кто бы откуда ни приехал - ничем мы друг от друга не отличались. И национальностью никто не интересовался. Песни пели советские, одеты все были одинаково плохо, самым вкусным блюдом считали картошку с мясом и винегрет, жарили рыбу, готовили голубцы... И все одинаково верили, что уже теперь, после победы в самой страшной войне, всё у нас обязательно будет хорошо!” (“Восточная Пруссия глазами переселенцев”)

Население в районе, кстати, до сих пор смешанное. Среди 5.239 жителей - небогатые переселенцы из Казахстана и республик Средней Азии (дом в окрестностях Озёрска в конце 90-х можно было купить довольно-таки дёшево), состоятельные армяне (они селятся компактно, в сёлах). Одной из грустных “достопримечательностей” местного кладбища являются огромные, в рост человека, памятники сыновьям местного богача-армянина. Оба разбились с интервалом в год, летя по извилистой дороге на бешеной скорости (вроде бы даже ударили свои машины об одно и то же дерево). Ну и, конечно, белорусы, украинцы, русские, литовцы - все они живут и работают рядом.

В последнее время у района появились интересные перспективы: разработан вело-байдарочный маршрут по Анграпе для туристов “эконом-класса”. Для богатеньких (так сказать, бизнес-класс) в 2008 году был построен лыжный спуск с искусственным снегом. Здесь фермеры разводят страусов. Что будет дальше, превратится ли Озёрск в “Куршавель а ля рюс” - сказать трудно. Главное, чтобы красота озёр и рек не исчезла. Ну а наши “прогулки” продолжаются.

Д. Якшина

 


Если вам понравилась эта публикация, пожалуйста, помогите редакции выжить.
Номер карты "Сбербанка": 4817 7603 4127 4714.
Привязана к номеру: +7-900-567-5-888.




Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *




ПОДДЕРЖИ    
Авторизация
*
*
Генерация пароля