Новые колёса

ПОДМОСТКИ КЁНИГСБЕРГА.
Александр Вертинский, Марк Бернес и Аркадий Райкин оставили “русский след” в столице Восточной Пруссии

Четверть фунта ветчины

Александр Вертинский

Первая мировая война нанесла тяжкий урон Восточной Пруссии, единственной немецкой территории, где шли боевые действия. Немцы лили горькие слёзы над портретами кайзера Вильгельма - был разрушен старый, привычный имперский порядок, казавшийся незыблемым. Но в 1923 году в Кёнигсберг прибыл на гастроли из Польши “русский Пьеро” Александр Вертинский, и атмосфера изменилась.

Немецкая провинция и её соседка, новая буржуазная Польша, являли собой два разных мира. Варшава бурлила, магазины были завалены европейскими товарами, грациозные польки щебетали и кружили головы молодым и старым. Как грибы после дождя возникали театры-ревю, кафешантаны и кабаре.

А в Кёнигсберге бушевала гиперинфляция, магазины опустели, почтенные фрау носили юбки, перешитые из старых охотничьих штанов своих мужей. Даже прусские юнкера, переодетые в штатское, выглядели как простые лавочники.

Население жило впроголодь, питаясь сухими бутербродами с маргарином, и ненавидело иностранцев, считая их причиной всех своих бед. Квартирная хозяйка Вертинского донесла на него в полицию за то, что он ежедневно покупает к ужину четверть фунта ветчины.

“Ведь я такой несуг’азный!”

Кёнигсберг, городской театр (слева) на Парадеплатц. Справа - отель “Центральный”

Несмотря на плачевное положение кёнигсбержцев, в здании Биржи проходили симфонические концерты. В городе действовало три театра: оперный, драматический и летний “Луизен-театр”, в котором ставили сентиментальные оперетки немецких композиторов - пристойные и вполне подходящие для семейного просмотра.

Но путешественникам послевоенный Кёнигсберг казался слишком провинциальным, слишком прусским - тяжеловесным и лишённым изысканности. Да и гастроли известных певцов и артистов оригинального жанра здесь были редкостью.Александр Вертинский

На этом фоне концерты русского Пьеро стали событием музыкальной жизни города. “На Вертинского” собирались “гурманы”, атмосферу зала пронизывали волны избранничества.

Вот маэстро вышел на сцену, оглядел публику и запел. “Заговорили” руки, по нервному лицу неслись тени экстаза, отражая внутреннюю драму. Зал затаил дыхание. И неважно, что немцы не понимали слов, - искусство Вертин­ского имело магическое воздействие, особенно на женщин. А он манерничал: “И что они во мне находят? Ведь я такой несуг’азный!”

Постепенно германская марка укреплялась, немцы стали приходить в себя. Оживая от кризиса, бюргерство покрывалось жирком, и Кёнигсберг уже лихо отплясывал чарльстон.

“Шаланды” по-калининградски

В апреле 1945 года на аэродроме люфтваффе Повунден (Храброво) базировался авиаполк “Нормандия-Неман”. Советский лётный состав к тому времени изрядно поредел, и свой вклад в общую победу внесли французские истребители, настоящие асы. Они среди первых пересекли границу Восточной Пруссии и штурмовали Кёнигсберг.

В память об этих событиях на калининградских фестивалях, посвящённых Дню Победы, всегда звучит песня Марка Бернеса “Воспоминание об эскадрилье “Нормандия”.

Бернес не раз бывал в нашем городе, и в один из приездов открыл концерт песней “Я работаю волшебником”. Но успеха не было. Гастролирующий вместе с ним актёр Михаил Пуговкин сказал: “Это же Калининград, город войны. Кёнигсберг. Луизен-театр, 1927 годВас здесь знают по песне “Тёмная ночь”... Но закончить вы должны “Шаландами”.

На другой день Бернес так и сделал. Культовому киноактёру и звезде эстрады устроили овацию. “А вы - Станиславский!” - сказал Марк Наумович, похлопав Пуговкина по плечу.

Последний фильм, в котором сыграл Бернес, - “Женя, Женечка и “катюша” (1967 год). Съёмки фильма о конце войны в Восточной Пруссии частично проходили в Калининграде на фоне Кафедрального собора.

Сосватал, но развелись

Аркадий Райкин

Выступал ли в Калининграде Аркадий Райкин - вопрос спорный, но в любом случае, “король смеха” оставил след в наших палестинах.

Весной 1945-го фашизм доживал последние дни, и артисты фронтовых бригад поднимали боевой дух солдат, штурмовавших Кёнигсберг. С фельетоном “Монолог чёрта” под гром орудий выступал Райкин. Это была убийственная пародия на Гитлера, не слабее чаплинского “Великого диктатора”, и бойцы вопили от восторга.

Прошли годы. В 1981 году народный любимец Аркадий Райкин давал концерт в Ленинграде. На его выступление пришла молодая пара - стюардесса Людмила из Калининграда и “простой инженер” Владимир, коренной питерец. Они недавно познакомились, и девушке было невдомёк, как это её кавалеру удаётся доставать билеты на самые престижные спектакли.

Концерт Райкина их сблизил. Так невольно Аркадий Исаакович внёс посильный вклад в рождение семьи Путиных, а Калининград стал “городом первой леди”.

Зрительный зал Луизен-театра

Но то, что началось с великого комика, закончилось невесело. Чета Путиных разводится. Президент теперь у нас холостяк, и таким останется, поскольку он уже давно женат на другой женщине. Повязан, влюблён в неё страстно, но она не всегда отвечает ему взаимностью - эту женщину зовут Россия.

На фестивали “Балтий­ские сезоны” приезжает Константин Райкин, актёр и режиссёр театра “Сатирикон”. По просьбе калининградцев он рассказывает о своём отце. “Короля смеха” не вспоминают - его помнят.

Н. Четверикова

В Луизен-театре ставили сентиментальные оперетки немецких композиторов


Если вам понравилась эта публикация, пожалуйста, помогите редакции выжить.
Номер карты "Сбербанка": 4817 7603 4127 4714.
Привязана к номеру: +7-900-567-5-888.







ПОДДЕРЖИ    
Авторизация
*
*
Генерация пароля