Новые колёса

ПИРАТ КЛАУС ИЗ КЁНИГСБЕРГА грабил ганзейских купцов под красным флагом, пока ему не отрубили голову

Наша сегодняшняя “прогулка” - по Кёнигсбергу пиратскому. Нет, конечно, “весёлый Роджер” на мачте, старые потёртые карты, пятнадцать человек на сундук мертвеца, йо-хо-хо и бутылка рому, одноглазый кок на деревянной ноге, с попугаем... клад, зарытый на необитаемом острове в десяти шагах от самой высокой пальмы, Джонни Депп в роли Джека Воробья - всё это из иной оперы. Сами понимаете: пальмы у нас не растут, попугаи не водятся... да и Джонни Депп, как бы это выразиться, для здешних краев смугловат. Но! Пираты здесь всё-таки были. Как в “импортном”, так и в “экспортном” вариантах.

Набеги викингов

Вообще-то “не специалисты” часто путаются в терминах, именуя одних и тех же персонажей и флибустьерами, и корсарами, и каперами,Клаус Штёртебекер (Stortebeker) и собственно пиратами. Хотя флибустьеры - это морские разбойники, грабившие сугубо испанские корабли и испанские колонии, каперы - частные лица, получившие от своего государства лицензию на захват и уничтожение неприятельских судов (при условии, что наниматель получит свою часть добычи).

Можно сказать ещё и о гёзах - голландском “формате” флибустьеров. Все прочие были просто пиратами (корсарами), действовавшие из любви к искусству - взять чужое судно на абордаж и набить чужим золотом собственные карманы.

И всё-таки у первых пиратов, которых узнали здешние края, был особенный колорит. Их звали викингами.

Сами пруссы никогда не пиратствовали. Им это не было нужно. Хватало других, “земных” дел. А вот на Скандинавском полуострове ни земледелием, ни охотой, ни другими мирными и почтенными занятиями прожить было невозможно. Вот и отправлялись рослые, светловолосые, суровые викинги в набеги, потроша все встречные-поперечные торговые суда и грабя прибрежные населённые пункты.

Отдаться витальеру

Около 800 года в Самбии объявились “ребята” датского викинга Рагнара Лодброка. Он проложил дорогу всем остальным викингам - и четыре столетия кряду не прекращались их набеги на Пруссию. Клаус Штёртебекер мог одним глотком осушить четырёхлитровую кружку пиваВикинги разрушили Трусо - ремесленный центр пруссов и свели на нет несколько попыток создать аналогичные городища.

Последний крупный датский набег на Самбию был в 1210 году. Но окончательно “успокоились” викинги лишь тогда, когда Пруссию покорили рыцари Тевтонского ордена. Крепости, построенные тевтонцами, были чересчур крепкими орешками для скандинавских морских разбойников.

А в XIV веке на Балтике появились другие пираты. Они называли себя “витальеры” (“братство жизни”), или (позже) ликёделеры, т.е. “делящие добычу поровну”.

“Образовались” они во время войны между Данией и Швецией. Когда войска датской королевы Маргариты осадили Стокгольм, витальеры прорывали с моря блокаду и доставляли в шведскую столицу провиант. Жители осаждённого города, вынужденные из-за отсутствия продовольствия, есть крыс (не говоря уже о таких “деликатесах”, как голубь или собака), благословляли витальеров, и многие девушки из хороших семей считали за честь, если витальер запустит ладонь за корсаж девичьего платьица или наведается под задранную юбку.

Пей до дна

Но... война закончилась, блокада была снята, и государственная необходимость в витальерах-кормильцах отпала. Им повелели идти на все четыре стороны и благодарить Бога за то, что жизненный путь не завершился в петле на рее.

Благодарить Бога за ЭТО витальеры не собирались. И, оскорбившись, принялись грабить любые торговые суда. Преимущественно - ганзейские, ибо тут они и сновали.

Более того, витальеры прочно обосновались на острове Готланд, превратив его в настоящую пиратскую республику.

Самый известный витальер - Клаус Штёртебекер. По некоторым данным он родился именно в Кёнигсберге. Позже его родители перебрались в Висмар. В здешних архивах сохранилась запись о том, что в 1380 году двое жителей Висмара, одним из которых являлся некий Stortebeker, были выдворены за пределы города за участие в жестоких драках.

После этого Клаус попал в Швецию - совсем молодым, в поисках денег и приключений. Своё прозвище он получил из-за того, что одним глотком, не переводя дыхания, мог осушить четырёхлитровую кружку пива (немецкое Stortebeker на современном языке означало бы “Sturz den Becher”, призыв “пей до дна”).

Клаус Штёртебекер отличался высоким ростом, редкой физической силой и - справедливостью. В немецком фольклоре он - персонаж в духе английского Робин Гуда.

“Обезжиривая” ганзейских купцов, Штёртебекер охотно делился награбленным с бедными.

На кораблях Штёртебекера развевался знаменитый пиратский символ - череп со скрещёнными костями. Только его флаг всегда был КРАСНЫМ.

Весёлый Роджер

Вообще-то чёрный вымпел, поднятый на мачте, на “языке моряков” означал, что атакуемое судно должно прекратить сопротивление и немедленно остановиться. Если противник не выполнял этого требования, на мачте появлялся красный вымпел: знак того, что атакуемым не приходится рассчитывать на милосердие. Это, собственно, и есть “весёлый Роджер” (от французского “Jolie Rouge”, т.е. “красный знак”).

Штёртебекер ограничивался одним красным флагом. Который всегда болтался на мачте, как символ постоянной готовности к бою - и к отказу от милосердия.

В то же время Ганза пыталась наладить морскую торговлю с Англией и Голландией и защитить её от пиратства. 22 апреля 1401 года гамбургский флот одержал победу над виталийскими братьями и взял Штёртебекера и его команду в плен.

Имело место предательство: после морского боя витальеры зашли в тихую гавань, чтобы отремонтировать судно. Но человек, который ведал ремонтом, воспользовался беспробудным пьянством команды и залил чем-то жерла пушек. А когда за пиратами пришли - ответить тем было нечем.

Полгода спустя, 20 октября 1401 года, все арестанты были казнены. Клаус предлагал бургомистру и городскому совету богатый выкуп: золотую цепь, которой можно было бы по периметру опоясать чуть ли не весь Гамбург. Но власти города отказались.

Палач Розенфельд

В последнем слове Штёртебекер предложил судьям: пусть его казнят первым и отпустят тех его товарищей, мимо которых он сумеет пройти в своём обезглавленном состоянии. И будто бы таким сильным и полным жизни он был, что сумел - с отрубленной головой! - пробежать мимо дюжины своих ожидающих казни пиратов! И пробежал бы ещё, но палач Розенфельд (Meister Rosenfeld) поставил ему подножку.

Впрочем, судьи просьбу Клауса не выполнили. Казнены были все захваченные витальеры. А отрубленная голова Штёртебекера была прибита большим гвоздём к столбу и долго “украшала” площадь гамбургского порта.

Кстати, сам палач Розенфельд, получив похвалу за быстрое и безошибочное проведение стольких казней подряд, сгоряча заявил, что мог бы без передышки продолжить и казнить “хоть весь городской совет”. За это его арестовали - и самый младший член совета собственноручно обезглавил Розенфельда.

Знаменитый пират из Кёнигсберга и сейчас остаётся весьма популярным персонажем. Пожалуй, он - единственный в мире морской разбойник, в честь которого ежегодно устраиваются специальные фестивали. Четыре корабля, 20 лошадей, 100 артистов - это самый минимум того, что задействовано в разыгрывании сцен из жизни витальеров. Людей, которые называли себя “друзьями Бога и врагами мира”. И умудрялись держать в страхе сотни богатых ганзейских купцов.

На службе у русского царя

В конце XIV века, утомлённая пиратами, королева Маргарита отдала остров Готланд Тевтон­скому ордену - при условии, что рыцари сумеют отобрать его у витальеров. Кёнигсберг принял активное участие в этой борьбе: в 1396 году было выставлено несколько сотен солдат, а в 1400‑м и 1404 годах кёнигсбержец Керстен Хунтшиндер командовал орденским флотом, действовавшим в районе Готланда. Победа была одержана. Витальеры канули в Лету.

Следующий пират, “засветившийся” в Кёнигсберге, - это Карстен Роде, датчанин, во время Ливонской войны оказавшийся на службе у русского царя Иоанна Грозного. Карстен Роде бывал в Кёниг­сберге трижды. Возможно, у одного из здешних купцов он хранил деньги, которые получал от Грозного за корсарство.

Были отдельные случаи захвата кёнигсбергских торговых судов шведами и поляками - в тот долгий период, когда Польша и Швеция спорили между собой из-за Пруссии.

Под одной крышей с Кантом

Памятник Штёртебекеру в Гамбурге

А в XVII веке Кёнигсберг “экспортировал” на восток Отто фон дер Грёбена. Тот, выходец из приличной протестантской семьи, отверг карьеру военного (предложенную отцом) и бежал на остров Мальта. Где попал на пиратский корабль и с азартом грабил турок. Оказался в плену, был продан на невольничьем рынке в Порт-Саиде, но буквально на следующую ночь спас жизнь своему хозяину, когда на караван напали разбойники. В качестве благодарности был отпущен на волю. Скитался по Европе, вернулся в Кёнигсберг... и предложил отправить корабли в Африку. Где не счесть всевозможных сокровищ.

Отто фон дер Грёбен был так убедителен, что 16 мая 1682 года два фрегата вышли из Пиллау и взяли курс на Африку.

Потом была основанная фон дер Грёбеном колония Гросс-Фридрих­сбург... которая почти вся вымерла от “туземных” болезней. И ещё одна, которой повезло не больше. В итоге фон дер Грёбен вернулся в Кёнигсберг, где и умер, тоскуя о море и неизведанных землях.

В 1998 году в Калининград приезжал его потомок - который установил в Кафедральном соборе витраж с изображением фамильного герба фон дер Грёбенов. Не знаю, есть ли ещё на свете города, где память о пирате увековечена столько же помпезно - почти под одной крышей с могилой великого философа Канта. Противника всяческого насилия.

Ну да, “пиратское прошлое” дьявольски притягательно. И если бы нашёлся хоть один Сабантини, написавший нечто в духе “Одиссеи капитана Блада” на “нашенском” материале - фильм “Пираты Балтийского моря” мог бы получиться не хуже, чем сага о приключениях Джонни Деппа в море Карибском. Впрочем, как пел Высоцкий, ещё не вечер... Всё ещё может БЫТЬ.

Ну а наши “прогулки” - продолжаются.

Д. Якшина


Если вам понравилась эта публикация, пожалуйста, помогите редакции выжить.
Номер карты "Сбербанка": 4817 7603 4127 4714.
Привязана к номеру: +7-900-567-5-888.







ПОДДЕРЖИ    
Авторизация
*
*
Генерация пароля