Новые колёса

ПЕРВЫЕ РЕВОЛЮЦИОНЕРЫ КЁНИГСБЕРГА.
Они сражались за царство божие, но угодили на плаху

Самое время для восстания

Поздним апрельским вечером 1525 года по булыжной мостовой Лёбенихта (Кёнигсберг) шёл крестьянин с котомкой за плечами. Это был мельник Катнап с хутора Каймен (ныне пос. Заречье Гурьевского района). Достигнув дома медника Ханса Шлеффа, мельник воровато оглянулся на пустынную улицу и трижды ударил кулаком в дверь.

- Кто там? - прозвучал глухой голос хозяина.

- Если слепой поведёт слепого, - тихо произнёс пароль Катнап, - то оба упадут в яму...

- Если власть нарушает заповеди Бога, - послышался отзыв, - она не может быть Им признана!

Дверь отворилась, и мужик вошёл в тёмную каморку. За широким столом сидела группа ремесленников. Неяркое пламя свечи освещало лежащую перед ними книгу.

- Присаживайся, - хозяин указал гостю место на лавке. - Мы читаем библию.

- Дело хорошее, - кивнул мельник. - Но пора от слов переходить к делу. Народ на селе теряет терпение. Нас заставляют всё больше и больше работать на господ. Даже женщин и детей вынуждают гнуть спину на помещиков задарма. Да ещё своим собственным инвентарём приходится управляться - баронам жалко даже на мотыги, плуги и бороны раскошелиться! А потом ещё и приказывают доставлять выращенный господский урожай - куда барин прикажет. Нам уже некогда обрабатывать собственные клочки земли!

- Правильно говорит Томас Мюнцер, - медник взял в руки листовку (их называли “летучими письмами”) и зачитал текст. - “Основа всякого воровства и грабежа - это наши господа и князья. Они присвоили в собственность всякую тварь. Рыба в воде, птица в воздухе, всякая растительность на земле - всё должно принадлежать им. Поэтому они распространяют среди бедных Божью заповедь и говорят: Бог заповедал - не укради! К ним же самим это не относится, хотя они сдирают шкуру и мясо с бедного пахаря, ремесленника и всего живого”.

- Кто стремится к почестям и богатству, - поддержал Ханса угрюмый ремесленник, - тот будет оторван от Бога. Ибо указано в пятом псалме: “их сердце суетно”.

- Все они будут наказаны! - перекрестился мельник.

- Герцог Альбрехт уехал в Польшу, - вслух размышлял Шлефф. - Для восстания сейчас самое время. Возьми эти летучие письма. Поведай всем Божью правду.

- Мы готовы взяться за оружие, - сверкнул глазами Катнап. - Давно пора установить истинные христианские порядки!

- Да воцариться царствие Божие не только на небе, но и на земле, - стукнул кулаком по столу медник.

- Аминь! - поддержали Шлеффа ремесленники.

Разоблачение ложной веры

В 1525 году все германские земли были охвачены крестьянской войной. Поводом для волнений послужила, казалось бы, безобидная вещь - пастор Мартин Лютер перевёл библию с непонятной для людей латыни на немецкий язык. В сентябре 1522 года переведённый им Новый Завет был напечатан у Мельхиора Лоттата в Виттенберге. 5000 экземпляров распродались мгновенно, и уже в декабре того же года вышло в свет второе, переработанное издание. Церковь мгновенно потеряла монополию на слово божие. Теперь библию могли читать все, кто владел грамотой. Началась реформация - борьба против погрязших в роскоши священников, узурпировавших право на посредничество между богом и людьми.

Чуть позже, в 1524 году, проповедник Томас Мюнцер пошёл ещё дальше - он выступил против герцогов и князей. Простой люд передавал из рук в руки книгу Мюнцера “Разоблачение ложной веры”, где чёрным по белому значилось:

“Попам и помещикам кажется, будто можно вести жизнь, полную наслаждений, удержать за собой всё великолепие своих богатств и в то же время обладать истинной верой. Но Сын Божий в ясных словах опроверг такого рода заблуждения. Вы не можете одновременно служить Богу и богатству”.

Летучие письма Мюнцера дошли и до Восточной Пруссии. Первыми с ними познакомились мастеровые Кёнигсберга.

Вскоре ремесленники, объединённые в цехи, потребовали от властей объединения трёх городов, составлявших Кёнигсберг - Альтштадта, Кнайпхофа и Лёбенихта. Одновременно мастеровые начали добиваться участия своих представителей в городском управлении, более справедливого распределения налогов и отчёта муниципалитетов о расходах.

В начале 1525 года цехи избрали собственный комитет и учредили “Божий сундук” - общую церковную казну. На деле это означало общественное управление церковным имуществом. Герцог Альбрехт поначалу смотрел на реформаторскую вольницу сквозь пальцы. Он стремился использовать учение Лютера в своих целях - для реформирования Орденского государства в светское. Но кёнигсбержцы не остановились на достигнутом - они занялись агитацией в деревнях.

В 1525 году Великий Магистр Альбрехт Бранден­бург­ский, перейдя в протестантизм, секуляризовал земли Тевтонского ордена, превратив их в светское герцогство, находящееся в ленной зависимости от Польши. 10 апреля на старом рынке в Кракове была проведена церемония оммажа (вассального подчинения) герцога Альбрехта I королю Сигизмунду I Старому.

Но празднование было омрачено известиями из Кёнигсберга. Земли только что образованного герцогства охватили крестьянские волнения.

Топорами и вилами

Вооружённые чем попало крестьяне первым делом взялись за поместья ненавистных господ и рыцарские замки. Одним из первых под натиском восставших пала небольшая крепость Побетен (ныне посёлок Романово Зеленоградского района). В этих краях ещё были живы традиции вольнолюбивых пруссов. Мало того, что в ходу был язык этого древнего народа, так ещё сохранились языче­ские обряды и любовь к свободе.

 

Руководил крестьянами некто Ханс Геринке - бывший ландскнехт, кое-что смысливший в военном деле. Отряд рыцарей, защищавших крепость, был уничтожен.

Следом восставшие в жестоком бою захватили замки Шаакен (посёлок Некрасово Гурьевского района) и Варген (Люблино Зеленоградского района). Вскоре запылали господ­ские поместья и замки по всей Самбии. Восставших возглавил мельник Катнап с хутора Каймен (ныне пос. Заречье Гурьевского района). К его мельнице начали стекаться крестьянские отряды со всей округи. Собрав силы, они намеревались пойти на штурм Кёнигсберга.

В самой столице герцогства тоже было неспокойно. Город наводнили дворяне, сбежавшие от крестьян. Ремесленники не давали им прохода - забрасывали тухлыми яйцами, громогласно обзывали “кровопийцами” и “бездельниками”. Напряжение нарастало.

Оставленный Альбрехтом руководить герцогством Крист Гаттенхофен явно не справлялся со своими обязанностями. Единственное, что он смог сделать - запереться вместе с солдатами-наёмниками в Королевском замке и направить на город пушки.

Гаттенхофен всеми силами старался оттянуть время до возвращения герцога Альбрехта с войском. И ему это удалось. На переговорах с крестьянскими вожаками в замке Варген, Гаттенхофену удалось уговорить восставших дождаться герцога.

- Альбрехт принял протестант­скую веру, - убеждал Гаттенхофен бунтовщиков. - Он решит все проблемы по-божески!

Крестьяне согласились. С одной стороны, среди них было много наивных людей, верящих в добропорядочность герцога. С другой - им тоже требовалось время для того, чтобы собрать все силы в единый кулак. Так прошло лето, за которое в Самбии не осталось ни одного населённого пункта, не захваченного крестьянами. Наступило время идти на Кёнигсберг.

Стабильность и смирение

В октябре 1525 года 3.000 крестьян под руководством мельника Катнапа двинулись на Кёнигсберг. В городе их ожидали ремесленники, возглавляемые медником Шлеффом. Крестьянское войско вышло к деревне Лаут (ныне посёлок Исаково) и встало лагерем. Их промедление оказалось губительным. 26 октября в Кёнигсберг прибыл герцог Альбрехт. Он привёл отряд польских наёмников численностью в 1.000 всадников и 1.000 пехотинцев. Двумя днями позже отряд герцога подошёл к деревне Лаут. В лагерь восставших отправились протестантские пасторы-лютеране для переговоров.

К тому времени Лютер, испуганный крестьянскими волнениями, выступил против требований народных масс. С прежней горячностью он стал убеждать простых людей, что основой реформации является безусловная покорность существующим властям.

- Христиане обязаны подчиняться герцогу, - убеждали пасторы восставших. - Любая власть - от Бога. Только она обеспечивает порядок и стабильность, какой бы жестокой ни была. И потому она священна. Проявите христианское смирение!

В рядах крестьян началось брожение. Часть восставших покинула отряд, другие - колебались. Напрасно мельник Катнап взывал к своим соратникам:

- Эти попы рассуждают о вере, опираясь на своё ложное толкование Священного Писания, хотя сами они никакой верой ни в Бога, ни в людей вообще не обладают. Ведь каждому ясно и понятно, что они стремятся лишь к славе и богатству!

Катнапа не слушали...

Всё закончилось тем, что бунтовщики сдались без боя. Катнапа и четырнадцать других крестьянских вожаков схватили и казнили на месте колесованием.

Жертвы растянули на земле, привязав к вбитым в неё кольям. Затем под колени, локти, голени, запястья, плечи и таз положили брусья. После этих приготовлений палач брал специальное колесо с закреплёнными железными рёбрами и прокатывал его по жертве, стараясь не убить сразу.

Вскоре у всех казнённых были раздроблены и переломаны почти все кости. После этого превращённые в бесформенное месиво тела, привязали к вертикально установленному колесу и оставили умирать. Сотни других восставших отправили в тюрьмы.

Медник Ханс Шлефф не стал дожидаться ареста. Он бежал из города и бесследно исчез. Те из его соратников-ремесленников, кто остался в Кёнигсберге, оказались за решёткой.

Покончивший с Тевтонским орденом и бунтом герцог Альбрехт мог спокойно заниматься государственными делами, управляя страной от имени Бога. Но это уже совсем другая история...

А. Захаров


Если вам понравилась эта публикация, пожалуйста, помогите редакции выжить.
Номер карты "Сбербанка": 4817 7603 4127 4714.
Привязана к номеру: +7-900-567-5-888.







ПОДДЕРЖИ    
Авторизация
*
*
Генерация пароля