Новые колёса

«Памятник Ленину стоит в моей спальне!» Самая большая в мире коллекция открыток Кранца (Зеленоградска) принадлежит нашему земляку Евгению Дворецкому

Можно ли родиться в городе, которого давно нет? Можно. Если этот город был в Восточной Пруссии.

...У Евгения Дворецкого в паспорте, в графе "место рождения", черным по белому записано: ТАПИАУ. Так шестьдесят лет тому назад еще назывался Гвардейск. А Евгению, между прочим, пятьдесят шесть. У его жены (она родом из Зеленоградска) в паспорте значится: место рождения - КРАНЦ. Такими большими красивыми буквами. По-немецки. Загадка? О, йа-йа. В смысле - да. Отгадка будет чуть позже.
А наша сегодняшняя "прогулка" - по Кранцу. Вместе с Евгением Дворецким, который много лет был бессменным председателем Калининградского клуба коллекционеров, а теперь с семьей живет в Германии.
Евгений - филокартист. Так называются люди, коллекционирующие открытки. Впрочем, давайте обо всем по порядку.
- Судьба у меня, в принципе, обычная, - говорит Евгений. - Отец был военным переводчиком. В Восточную Пруссию пришел в 1945-м, с войсками, и здесь остался. Он, кстати, рассказывал, как офицеры тренировались, стреляя из пистолетов по каминным фигуркам в немецких домах. А когда отец пытался защитить дома от разорения, ему говорили: "Дворецкий, вечно ты всё немецкое защищаешь! Надо к тебе присмотреться..."
Потом, правда, его перевели на Сахалин, там он попал под хрущевское сокращение в Вооруженных силах, вернулся в Калининград, служил в милиции... Мама работала в кассе областного драматического театра, уполномоченным по распространению билетов.
Был у меня еще старший брат, сержант милиции, студент-заочник... Погиб.
А я с детства занимался журналистикой. В 15 лет опубликовался в "Пионерской правде". По тем временам это было серьезной удачей. Потом мой рассказ напечатали в журнале "Советская милиция"... Затем поступил на литературное отделение филфака КГУ. Учился с такими ребятами, как Игорь Савостин, Юра Кочкуров и Юра Шебалкин, Толик Варфоломеев... Валя Егоров пришел на год позже. А Борис Арестович был моим тренером по боксу, в "Динамо". Мы с ним одновременно поступали: он - на педфак, я - на филологический.
После третьего курса меня на два года призвали в армию. Служил в Советске, был механиком-водителем плавающего танка. Кстати, в Германии, в Мюнстере, есть Музей бронетанковой техники. Там тоже одна "пэтэшка" имеется. Я вот думаю - откуда, ведь не трофейная же, музей после войны создали... Или кто-то из наших "толкнул" по цене металлолома? Военная тайна.
После КГУ я не поехал по распределению учителем в сельскую школу, а отправился по отделам кадров. Меня приняли в КВИМУ, начальником участка копировальной техники. У меня в подчинении были две девочки, две Любы, и я завел правило: заказы выполнялись не дольше, чем за сутки. А то и в присутствии заказчика. А в свободное время, которого оказалось много, мы запирались и... да нет, совсем не то, что вы подумали! Играли в бридж. Способные оказались ученицы.
Потом я устроился в Гурьевскую районную газету, затем - четыре месяца проработал в газете "Маяк" - спасибо Хрусталеву... В "Калининградском комсомольце" писал при редакторе Коле Лябахе. (Том самом Лябахе, которого сняли за то, что в газете появилось рекламное фото: голенькая девушка на пляже читает газету, целомудренно прикрыв еще одним экземплярчиком боевого комсомольского органа попку. Разразился целый скандал! Лябах уехал "искупать вину" редактором газеты в Чернобыль. Шел восемьдесят седьмой год. Еще через год ВСЕ газеты страны запестрят фотографиями женских тел разной степени обнаженности - прим. авт.)
Восемь лет я трудился в Зеленоградской районной газете и там же - на радио. Одна моя знакомая шутила: "Не успеешь проснуться, а рядом с подушкой уже Дворецкий и что-то нашептывает, из радиоточки". А жена моя почти всю жизнь проработала учителем в школе-интернате для глухих детей в Сосновке.
Детей у меня четверо. Один сын - солдат в Израиле, другой - студент Гамбургского университета, дочь - Анна Дворецкая - бизнес-леди в Калининграде... Еще одна дочь тоже студентка Гамбургского университета, она работала в Сосновке вместе с матерью, воспитателем. А сейчас учится сурдопедагогике и растит четырехмесячного ребенка. Мой зять - из наших, приехал из Риги и здесь работает инженером в концерне "Аэробус", он из тех, кто построил крупнейший в мире авиалайнер А380.
...В Зеленоградск я вжился. Мне нравится его название - веселое, красивое слово, в нем нет красного цвета и не трепещут кумачовые знамена. Кстати, в сорок пятом году Кранц был взят практически без единого выстрела. Он достался нашим без разрушений, в том виде, в каком немцы оставили его, уходя. А вот потом некоторые дома были разобраны на кирпич, чтобы восстановить, к примеру, Могилев.
Когда я приехал в Зеленоградск, там еще были булыжные мостовые.

А в заливе еще ловилась знаменитая кранцевская камбала. Правда, в точках общепита ею посетителей уже не кормили. Как деликатес, она отправлялась "наверх", в Калининград. А при немцах блюдами из камбалы обязательно угощали отдыхающих в Кранце! И на гербе города красовалась камбала.

...Кранц стал курортом в 1806 году. В 1939-м в нем насчитывалось 5.008 жителей и тридцать четыре пансионата (с отелями и отельчиками). Поезда из Кёнигсберга в Кранц ходили с шести утра до позднего вечера с интервалами в тридцать-сорок минут. Почти все население Кранца было занято в сфере услуг: тысячи отдыхающих хотели кушать, пить кофе, загорать, развлекаться, покупать сувениры,слушать музыку по вечерам в парке Плантаже - это там, где сегодня начинаются "сковородки"...
Калининградцы хотели того же. Но... городок - при немцах славившийся как один из самых модных курортов (!) Германии, к тому же имеющий самый длинный променад и оригинальный "морской мостик" - причал, вынесенный на водную акваторию... так вот, этот городок постепенно приходил в упадок. Следы прошлого неумолимо стирались. Вот и возникло желание сберечь память о прошлом. О городе, лицо которого изменялось буквально на глазах и прежним оставалось только на открытках.

Впрочем, психология коллекционирования - явление малоизученное. Интерес возникает спонтанно, как будто ты подцепил некий "вирус собирательства".
Вообще-то, страсть к собирательству проснулась во мне рано. Отец был заядлым филателистом, и я уже в девять лет начал коллекционировать монеты. А когда увлекся открытками, выяснилось, что их сохранилось довольно много (хотя, по воспоминаниям первых переселенцев, сразу после войны открытками топили печки-"буржуйки". Хорошо горели! - прим. авт.). У коллекционеров в Москве, Ленинграде они были. Я сосредоточился на видах Кранца и Куршской косы.

...15 апреля 1979 года был официально создан Калининградский клуб коллекционеров (до этого времени собирательство монет было занятием чуть ли не запрещенным, а коллекционер представлялся кем-то типа спекулянта, фигурой в высшей степени сомнительной, - прим. авт.). Мы собирались и собираемся в ДКР. 19 лет я был бессменным председателем этого клуба. А через 10 лет мы на базе нашего клуба создали Всесоюзное объединение клубов нумизматов (112 клубов! По всему СССР! Не вошли в наше объединение только нумизматы из Грузии, Армении и Эстонии).
Вообще почтовая открытка была изобретена в 1868 году в Германии, в Карлсруэ. Поначалу их печатали очень немного, и объем почтовых отправлений был невелик. Люди привыкали к открытке. Возникали традиции поздравлять друг друга с праздниками не в пространных письмах, а на специальных прямоугольничках плотной бумаги, поначалу односторонних, без картинки, только с текстом. Все открытки старше 1892 года считаются раритетными.

У меня в коллекции ныне 1.440 открыток. Десять лет назад мои пара альбомов в России оценивались в 200 марок. Сейчас, даже в Калининграде - многие тысячи евро, и стоимость год от года будет расти. Вероятно, ни у кого в мире нет такой большой подборки видов Кранца. Собрание увеличивается - на весь большой мир разлетались весточки из маленького восточно-прусского городка, спустя десятилетия они оказываются на коллекционном рынке. И это отлично: такие вещи не пропадают. Вообще самая большая в мире коллекция открыток, посвященных Кёнигсбергу, находится сейчас в Эрфурте, в ней 6.000 экземпляров. Мой приятель, родившийся в Нойхаузене (нынешний Гурьевск) 67-летний Гюнтер Козак из Аахена, имеет вторую в мире коллекцию - 4.000 открыток с видами Кёнигсберга.

Я стараюсь собирать неповторяющиеся изображения. У меня семьдесят маленьких тем: пансионаты, кафе, променад, море, парусники, отдельно поселки Зеленоградского района, станция кольцевания птиц и планерная школа в Росситтене (Рыбачий), жанровые сценки и даже... кладбища на косе. На эту тему пять штук. Чудаки немцы - из отпуска послать другу открытку ко дню рождения (!) с картинкой... погоста. Ну а одна из моих любимейших открыток, очень редкая - дети катаются в повозке, в которую впряжен ослик. Такое было развлечение в Кранце. Эту карточку мне поменял Андрей Соловьев из БГА - спасибо и ему.

Или рыбаки на льдине в заливе - очень редкий сюжет: рыбаки в лодках - множество, люди с баграми в руках - уникат. Или - кафе "Атлантик" в Кранце. Кстати, живы еще люди, которые помнят, как всё это выглядело "в натуре": у моего знакомого, гражданина ФРГ Вернера Вимана, дом стоял в центре Кранца - там, где сейчас площадь. Виман много раз бывал в Зеленоградске и потом говорил: "Памятник Ленину стоит в моей спальне!"
А в Висбадене я был в гостях у дамы за девяносто "с хвостиком". Это некая фрау Дитрих, ее сын, Хорст, вот уже полтора десятка лет привозит в Зеленоградск гуманитарную помощь. А сама она живет в доме для престарелых. Так вот, она показывала сертификат: в свое время работала в курортном управлении Кранца. Я намекал, чтобы она мне этот сертификат подарила (коллекционная вещь!), но... видимо, плохо намекал.

Или Вальтер Розенбаум. Мальчиком он работал на побегушках в известном кранцевском отеле "Замок на море". Потом успел повоевать, попал в плен, строил дорогу в Крыму... (Кстати, многие бывшие военнопленные вспоминают о годах, проведенных в России, очень тепло: был в плену - остался жив!. Помнят кое-какие русские слова. А один показывал мне фотографию девушки. На ней карандашом написано "Варя". "Это моя первая любовь!" - говорил пожилой немец и вздыхал.)
...Как я оказался в Германии?
Через "еврейскую калитку". Германия в конце 80-х годов объявила о своем намерении вернуть исторические долги. За 15 лет туда переехало 200.000 евреев - бывших советских граждан и 2.700.000 этнических немцев.

Мне посоветовал подать документы на выезд мой московский друг. Потом из Берлина звонил товарищ: здесь он преподавал в КТИ, там - работал на телефонной станции. Мыл обложки справочников по ночам - они за несколько дней сильно пачкаются. Так вот, он говорил, что мыть справочники в Берлине - перспективнее, чем преподавать в КТИ. (С тех пор утекло много воды - ныне он практикующий медик с немецкой лицензией.)
Разрешение на въезд в Германию мы ждали три года.
...Нет, здесь нам тоже было неплохо. Четырехкомнатная "хрущевка" в Зеленоградске, определенный достаток, возможность заниматься монетами, менять машины - все это было. Но... там спокойно. Стабильно. Да, неонаци там есть - но все еврейские объекты типа синагоги охраняют люди с автоматами. И везде в стране властвует закон. Соблюдаемый от мала до велика.

В Гамбурге я живу в семнадцати минутах ходьбы от метро, в парковой зоне. Везде висят фонари, ни одна плитка тротуара не шатается. Запомнился такой эпизод: поздно вечером через густой парк возвращаюсь домой, впереди идет девушка. Она слышит мужские шаги, но не оглядывается, не ускоряет ход: ТАМ человек защищен,будь то посудомойка или член парламента.

..Мы с семьей попали в Гамбург. Это вольный город, он чем-то похож на Калининград.
Сначала жили в общежитии (обычная квартира в обычном доме), получали социальное пособие - 345 евро в месяц на человека плюс оплата квартиры, отопления, горячей воды. Оформили кучу бумаг. Чиновники там - страшные бюрократы и порой некомпетентны: два человека в одной комнате могут дать различные ответы на один и тот же вопрос.

Если твое дело не решили в этом кабинете - зайди в соседний. Возможно, решат... Но всё делается предельно вежливо. В присутственные места можно приходить с детьми, с домашними животными, если хочешь... К желаниям людей в Германии относятся с пониманием.
Гражданство можно получить через шесть лет с момента предоставления вида на жительство. Условие номер один - ты сам себя должен обеспечивать. (Кстати, российское гражданство у нас тоже сохранено.)

Мы с женой в течение девяти месяцев посещали языковые курсы. Потом она два года училась в медицинской школе и получила постоянную работу в пансионате, где проживают пожилые люди. Каждое утро в 6.30 она идет на работу пешком - нам повезло, что пансионат находится рядом с домом. В месяц платят 1500 евро. Я работаю в супермаркете на должности "мужчины": мою полы на специальной машине. Я ее называю: "танк Т-34". В магазине со всеми на "ты", зову директора по имени... Мною довольны: русские (а мы там все русские, русаки) в Германии плохо не работают.

Потом я выполняю аналогичную работу в другом учреждении. Так набегает 20 часов в неделю. 8 евро в час, 640 евро в месяц. У меня есть автомашина, официально на ней подрабатываю еще в среднем на сотню-другую в месяц. В общем, как шучу с друзьями, до одиннадцати утра я - немецкий пролетарий, после одиннадцати - русский интеллигент. Сажусь за компьютер, работаю в интернете, в том числе с открытками, получаю заказы на различные статьи, пишу... В год у меня получается около 50 материалов в различных русских изданиях - от 20 до 50 евро за материал.

450 евро в месяц стоит квартира (70 квадратных метров), 102 евро - отопление (платить надо круглый год), до сотни - телефон с интернетом. Квартира расположена на 9-м этаже - прекрасный вид на Гамбург, особенно вечерний. Собственное жилье - не по карману: 2.000-3.000 евро квадратный метр. 145 евро в месяц - медицинская страховка (ее сразу высчитывают из зарплаты), одна на семью. Раньше она покрывала даже зубное протезирование, но сейчас все социальные программы сжимаются. Канцлер Ангела Меркель еще и подоходный налог поднимает: будет до 19%.
Абонемент в бассейн - 75 евро (но я делал им рекламу и мне дают абонемент со скидкой).
В общем, на все про все (еду, 10 евро ежесуточно на содержание машины, прочее) уходит большая часть доходов, остается немного. Но мы вполне может позволить себе раз в год отдохнуть за рубежом: были на Майорке, в Израиле, на Канарских островах, на экскурсиях в Париже, Вене, я ходил в горный поход по Северной Италии. Поездки в Польшу и Калининград на своем авто, по стране на несколько дней - не в счет. Полет на курорт - авиационные билеты, проживание с полупансионом - обходится в конце сезона на двоих 800-900 евро за 10 дней. В Германии шутят: "Денег на отпуск совсем нет - придется лететь в Испанию!.." Короче, жить можно.
Теперь - о том, почему в паспортах у нас значатся Тапиау и Кранц. С припиской "Оstpreussen". Когда я такой документ получил - расстроился. Мол, ошибка, надо переделывать. А мне говорят: не надо. Оказывается, по закону от 1938 года немецкие названия приоритетны по отношению ко всем остальным. Если город когда-то был немецким - он будет называться по-немецки.. В газетных заголовках можно увидеть не Гданьск, а Данциг, не Калининград, а Кёнигсберг. Это не реваншизм, это буква закона.
В Гамбурге я, кстати, стал членом восточно-прусского землячества. Приняли охотно. Ну и что - русак? Зато молодой. По сравнению с основной массой...
...А не так давно у нас с коллегами возникла идея: в Гамбурге живет знаменитый скульптор из Ленинграда Леонид Могилевский. В 1992 году он лежал в больнице вместе с композитором Альфредом Шнитке, рисовал его. В 2004-м, когда в Москве проходил 2-й Международный фестиваль им. Шнитке, на доме, где жила семья композитора, установили мемориальную доску работы Могилевского. А теперь мы хотим сделать доску и поместить ее на доме в Гамбурге, где прошли последние годы и дни композитора. Собрали уже все разрешения. Нужны деньги. Восемь тысяч евро. Часть средств дал художественный руководитель Мариинки Валерий Гергиев, часть - пожертвовали поклонники композитора из Гамбурга и Латвии. Из Москвы никто не откликнулся. Может, калининградцы захотят поучаствовать, навечно отметиться в Германии? Наш специальный счет звучит так: Dvoretski fur Schnittke, IBAN DE42 2005 0550 1278400591, SWIFT (BIC) HASPDEHHXXX, цель перевода Gedenktafel (памятная доска). Имя каждого дарителя будет отдельной строкой выбито на специальной табличке,
на двух языках... Мы уйдем - бронза останется. Это ведь тоже - определенная связь между нашими странами, прошлым и будущим. Как и коллекция.
Д. Якшина


Если вам понравилась эта публикация, пожалуйста, помогите редакции выжить.
Номер карты "Сбербанка": 4817 7603 4127 4714.
Привязана к номеру: +7-900-567-5-888.




Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *




ПОДДЕРЖИ    
Авторизация
*
*
Генерация пароля