Новые колёса

ОТ КЁНИГСБЕРГА ДО СЕВАСТОПОЛЯ.
Украинский немец Георг Копп в городе славы русских моряков

Семь лет разлуки

В начале января 1919 года воин­ский эшелон, в котором ехал Георг Копп, пересёк российско-германскую границу. Немецкие матросы не отходили от окон, все были в приподнятом настроении: наконец-то они вернулись на Родину!

Когда проезжали первый восточно-прусский городок Летцен (ныне Гижицко, Польша) все дружно закричали “Ура!” - до Кёнигсберга было уже рукой подать.

К вечеру железнодорожный состав прибыл на главный вокзал столицы Восточной Пруссии. Георг вышел на перрон. Семь лет прошло с той поры, когда он отправился отсюда на военную службу. И вот Кнопп снова оказался в этом древнем городе!

Линкор “Гебен”

Первый раз Георг увидел Кёниг­сберг в 1911 году. Кнопп вместе с родителями жил на Украине. В Российской империи было достаточно этнических немцев, многие из которых сохраняли германское гражданство. Георг, родившийся и выросший неподалёку от Одессы, тоже относился к этой категории. Поэтому, как только парню исполнилось 18 лет, его призвали на военную службу - в кайзеровский флот (между Россией и Германией существовало соответствующее дружеское соглашение).

Кнопп приехал в Кёнигсберг - первый немецкий город, который он увидел воочию. Здесь Георг прошёл “курс молодого бойца” и принял присягу. После этого парень четыре года служил на разных немецких кораблях.

Кёнигсберг, Гауптбанхоф

Наступил январь 1914 года - до демобилизации оставалось несколько месяцев. И тут матрос Кнопп совершенно неожиданно получил новое назначение - радистом на линейный крейсер “Гебен”.

Корабль стоял в австро-венгер­ском порту Пола, так что молодой моряк был счастлив встретить конец службы в заграничном походе. Добравшись поездом до Австро-Венгрии, Георг поднялся на борт “Гебена”.

Политика кайзера

Кайзер Вильгельм II уделял особое внимание немецкому военному флоту.

- Будущее Германии лежит на море! - часто повторял император.

В этот период Германия “осознала острую необходимость создания заокеанских колоний и морской защиты их”. Девизом императора Вильгельма стала “глобальная политика в качестве задачи, мировая держава как цель, и военно-морской флот как инструмент”.

С начала ХХ века германская империя принялась лихорадочно строить боевые корабли. Главным противником немцев автоматически становилась Британия - крупнейшая колониальная держава мира и “владычица морей”.

Прорыв в Стамбул

Британия восприняла угрозу своему морскому могуществу болезненно. В 1906 году англичане спустили на воду линейный корабль нового типа - “Дредноут”. По своим боевым возможностям он втрое превосходил классические броненосцы того времени. Германия разработала аналогичные проекты. Началась гонка морских вооружений.

Линейный крейсер “Гебен”

Помимо линкоров, обе державы стали строить линейные крейсера. Эти корабли были заведомо слабее “дредноутов” по артиллерии, но более быстроходными. Именно к этому типу относился “Гебен”. В Средиземном море он находился вместе с другим немецким кораблём - лёгким крейсером “Бреслау”. В случае боевых действий они могли доставить массу проблем английскому судоходству. Тем более, что союзник Германии Австро-Венгрия тоже имела “дредноуты” в своих средиземноморских портах.

Однако когда пришло известие о начале первой мировой войны, “Гебен” и “Бреслау” получили неожиданный приказ - прорываться в Стамбул.

Избежав встречи с многократно превосходящим флотом англичан, немецкий отряд 10 августа вошёл в пролив Дарданеллы. Немецкий контр-адмирал В. Сушон принял командование всем турецким флотом.

Германские матросы получили турецкую форму. Привычные бескозырки сменили красные фески с кисточками. В первом же увольнении Георг зашёл в специальную гладильню, где имелись латунные формы с древесным углём, и выутюжил свой головной убор.

После этого он гулял по Стамбулу настоящим турецким франтом.

Черноморские проливы

Ситуация в Европе развивалась парадоксально. К большому удивлению немцев, на сторону Британии встала Россия. Хотя с этой континентальной державой у стремящейся в океан Германии не было фатальных противоречий.

Однако император Николай II жаждал заполучить черноморские проливы, а они принадлежали Турции - союзнице Германской империи. Это, судя по всему, и стало решающим фактором для русского царя, вставшего на сторону Британии. Малочисленный турецкий флот был не в состоянии отразить нападение более сильного российского флота.

В Севастополе в это время находились 5 русских броненосцев, 2 лёгких крейсера, 17 эсминцев и с десяток подводных лодок. Турция могла противопоставить лишь 2 броненосца, 4 эсминца и незначительное число слабых канонерских лодок.

Однако приход всего одного немецкого корабля - “Гебена” - полностью изменил расклад сил на Чёрном море.

Стальные монстры

Новейший линейный крейсер дредноутного типа “Гебен” мог в одиночку драться со всем русским броненосным флотом. Россия катастрофиче­ски отставала от развитых держав в строительстве современных кораблей.

Севастопольская набережная, на рейде корабли российского Черноморского флота

Первые четыре русских дредноута заложили в Санкт-Петербурге в 1909 году. К началу войны в 1914-м ни один из них не успел вступить в строй. На Чёрном море велось строительство ещё четырёх линкоров. “Императрицу Марию” и “Императрицу Екатерину” предполагалось передать флоту летом 1915-го, “Императора Александра III” - в 1916-м, “Императора Николая II” - в 1917 году.

То есть Россия начала войну без дредноутов.

Германский флот в 1914 году располагал 15 дредноутами и 4 линейными крейсерами. Англия имела 22 линкора и 10 линейных крейсеров. Причём, ведущие морские державы имели на вооружении линкоры второго поколения (пушки 343 миллиметра) и третьего поколения (вооружённые артиллерией в 381 миллиметр).

Значительно лучше у новых линкоров оказалось и бронирование.

Пока Россия долго и мучительно строила дредноуты первого поколения (с орудиями главного калибра 305 миллиметров), эти корабли устарели прямо на стапеле.

Такова была плата за техническую отсталость России.

Первые залпы

28 октября 1914 года на “Гебене” прозвучала команда: “Поднять пары во всех котлах! Приготовиться к выходу в Чёрное море!”

Россия ещё не объявила войну Турции, и страны формально пребывали в состоянии мира. Однако русские и турки активно готовились к боевым действиям, их начало было лишь делом времени. Контр-адмирал Сушон решил форсировать события и совершить дерзкий набег на черноморские порты России.

Крейсер “Гебен” в Севастополе

29 октября “Гебен” подошёл вплотную к входу в Севастополь­скую бухту и открыл огонь. За 17 минут корабль выпустил 47 снарядов калибром 280 миллиметров и 12 - 152 миллиметра. Три снаряда попали в броненосец “Георгий Победоносец” и два снаряда - в береговые батареи.

Русские ответили мощным, но малоэффективным огнём. Из 360 израсходованных снарядов ни один не попал в цель. “Гебен” отошёл, по пути уничтожив российский минный заградитель “Прут”.

Одновременно с этим турецкие миноносцы “Муавенет-и Миллет” и “Гайрет-и-Ватание” обстреляли Одессу, потопив канонерскую лодку “Донец” и повредив эсминец “Лейтенант Пущин”. Лёгкий крейсер “Бреслау” поставил мины в Керченском проливе. На них несколькими днями позже подорвались и затонули два русских парохода - “Ялта” и “Казбек”.

Феодосия подверглась обстрелу турецкого лёгкого крейсера “Гамидие”, Новороссийск - минного крейсера “Верк”.

После этого немецко-турецкий флот без потерь вернулся в Стамбул. Вечером Георг вместе с сослуживцами праздновал первую победу. Экипажу по этому случаю выдали двойную норму пива.

Два немца против всех

На Чёрном море официально началась война. 3 ноября 1914 года из Эгейского моря к проливу Дарданеллы подошла англо-французская эскадра (2 линейных крейсера и 2 броненосца), демонстративно обстрелявшая турецкие укрепления. Казалось, черноморские проливы оказались “в клещах”.

Но России было не до проливов. После немецко-турецкого набега русская Ставка верховного главнокомандования поставила Черноморскому флоту главную задачу: не допускать высадки неприятельского десанта в районе Одессы. Из активных действий планировались только рейды к турецкому побережью Кавказа.

При этом Черноморский флот России был вынужден всегда действовать в полном составе. Любое разделение сил становилось фатальным: “Гебен” был сильнее и быстроходнее любого русского корабля.

Контр-адмирал Сушон всеми силами старался противодействовать русским у Кавказского побережья. 18 ноября 1914 года “Гебен” и “Бреслау” вышли на перехват вражеской эскадры, насчитывавшей 5 броненосцев, 2 лёгких крейсера и 12 эсминцев. Бой был скоротечный и длился всего 14 минут. Русские добились одного попадания в “Гебен”, немцы четыре раза поразили флагманский броненосец врага “Евстафий”.

Пользуясь преимуществом в скорости, германские корабли вышли из боя и отступили в Стамбул. Сражение “Гебена” и “Бреслау” против всего русского флота закончилось вничью.

Подорвался на мине

Крейсер “Гебен”

13 декабря 1914-го “Гебен” подорвался на мине, которую у Босфора установила российская подводная лодка. В море он смог выйти только после многомесячного ремонта. Тем временем англичане и французы снова атаковали с юга Дарданеллы. Ситуация всё более осложнялась.

В августе 1915 года в Севастополе вошёл в строй российский дредноут “Императрица Мария”. За ним последовал однотипный линкор “Императрица Екатерина”. Каждый из этих кораблей был равен по силе “Гебену”. То есть русские линкоры имели такие же боевые возможности, как немецкий линейный крейсер - корабль, классом на ранг ниже.

Россия получила абсолютное превосходство на Чёрном море. Германия не могла прислать в Стамбул подкрепление - не позволяли англо-французские эскадры в Средиземном море.

Тем не менее “Гебен” продолжал свои рейды. Русскому флоту никак не удавалось уничтожить германский линейный крейсер. “Гебен” в полной мере пользовался преимуществом линейного крейсера - высокой скоростью хода.

В 1916 году командующим Черноморским флотом России стал адмирал Колчак. На него возлагал особые надежды сам император Николай II.

Занимался мордобоем

Колчак был неординарной личностью. Сослуживцы отмечали, что у адмирала “совершенно неприличное состояние нервов” и “бешеная вспыльчивость”. С матросами Колчак обходился жестоко - часто занимался мордобоем.

Капитан 1 ранга Сакович так оценил нового командующего: “не творец военной идеи, а только честный начальник-исполнитель”.

В общем, поймать “Гебен” Колчаку тоже не удалось. А тут в России началась революция, закончившаяся сепаратным Брестским миром с Германией.

Теперь у немцев остались только враги в Средиземном море - англичане и французы. “Гебен” провёл с ними несколько боёв, снова был повреждён, но уцелел. Лёгкому крейсеру “Бреслау” не повезло - его потопили английские корабли в Эгейском море.

Повреждённый “Гебен” отправился в Севастополь. Этот город по Брестскому миру перешёл под контроль Германии и немецкий линейный крейсер встал на ремонт в бывшей базе русского флота.

Большая часть Черноморского флота России к тому времени была уничтожена своими экипажами в Новороссийске. В стране шла гражданская война и флот не был нужен ни большевикам, ни белогвардейцам.

Бегство императора

Командир крейсера адмирал Вильгельм Антон Теодор Сучон (справа) и Отто Лиман фон Сандерс (Лиман Паша) с женой на борту “Гебена”

11 ноября 1918 года Георг Кнопп находился в своей радиорубке. И тут пришло неожиданное сообщение: в Германии произошла революция! Император бежал! Советы рабочих и солдатских депутатов объявили о возвращении всех немецких воинских частей на Родину.

Это произвело впечатление разорвавшейся бомбы. Пунктом сбора для транспортировки войск в Германию объявили Николаев. “Гебен” было решено передать туркам. Матросы прихватили с собой всё имевшееся на корабле стрелковое оружие и организованно отправились в Николаев.

Оттуда их эшелоном отправили в Германию. На каждом полустанке морякам приходилось отбивать нападения самых разнообразных банд: на Украине царила анархия. Путешествие закончилось в Кёнигсберге, куда к тому времени уже бежали родители Георга из развалившейся Российской империи.

На этом морская эпопея Георга Кноппа закончилась.

Линейный крейсер “Гебен” переименовали в “Явуз Султан Селим”. Корабль верой и правдой служил Турции до 1947 года, после чего его разобрали на металлолом.

А. Захаров

“Гебен” под турецким флагом


Если вам понравилась эта публикация, пожалуйста, помогите редакции выжить.
Номер карты "Сбербанка": 4817 7603 4127 4714.
Привязана к номеру: +7-900-567-5-888.







ПОДДЕРЖИ    
Авторизация
*
*
Генерация пароля