Новые колёса

ОНИ БОМБИЛИ КЁНИГСБЕРГ.
И до конца войны сидели в нацистских концлагерях

Смерть за смерть

30 августа 1944 года сержант английских королевских ВВС Вильям Уинкли занял место стрелка-радиста в тяжёлом бомбардировщике “Ланкастер”. Через несколько минут взревели двигатели и машина поднялась в воздух. 189 британских самолётов взяли курс на Кёнигсберг. Командовавший армадой лучший снайпер ночного бомбометания королевских ВВС подполковник Джон Вудшоф ещё перед вылетом настроил ребят на победу.

- Отомстим нацистам за разрушенный Ковентри! - взмахнул кулаком подполковник. - Пусть теперь и немецкие матери умоются кровавыми слезами!

Сержант Уинкли сам был родом из Ковентри. В ноябре 1940 года фашистская авиация буквально стёрла этот город с лица земли. Под обломками погибли мать и младшая сестра Вильяма. Теперь настал час расплаты.

Через пять часов полёта английские бомбардировщики оказались над Кёнигсбергом. На город обрушились зажигательные бомбы, превращавшие дома в пылающие развалины. Сержант Уинкли завороженно смотрел на море огня под крылом самолёта. В этот момент раздался грохот разорвавшегося зенитного снаряда.

- В мотор попали! - закричал Вильям. - Горим!

- Экипажу покинуть самолёт! - приказал командир.

Остальное Уинкли помнил плохо - всё было, словно в тумане. Прыжок, хлопок раскрывшегося над головой парашюта, приземление...

Сержанту повезло. Он спустился не на горящий центр города, а на окраину - неподалёку от немецкой зенитной батареи. Уинкли даже не успел вытащить пистолет, как его огрели прикладом по голове.

- Плен! - успел подумать Уинкли. - Война близится к концу, а тут такая невезуха...

Повезло, что не француз

После допроса сержанта Уинкли бросили в грузовик, в кузове которого уже лежали трое связанных английских лётчиков. Всех их доставили в “Шталаг Люфт-6”, специальный лагерь для пленных лётчиков в городке Хайдекруг (ныне Шилуте, Литва).

На обширной поляне неподалёку от Куршского залива стояли деревянные бараки, огороженные колючей проволокой с пулемётными вышками и прожекторами по периметру. К тому времени здесь находилось около девяти тысяч американских и английских военнослужащих.

- Пополнение прибыло! - встретил вошедших в барак новичков крепкий парень в накинутой на плечи шинели. - Будьте как дома, привыкайте. Я тут сижу с 1940-го. Сержант Джеймс Динс, британские ВВС. Сбит над Бременом.

Сбитый британский лётчик в немецком плену

- Боб Ричардс, - протянул руку одноглазый американец. - Из Чикаго. Сбит над Гамбургом в январе 1944-го. Там же потерял свой правый “иллюминатор”.

- Йэн Мак Дональд, шотландец из Родезии, - представился следующий. - Попал в плен в сентябре 1941 года. После воздушного боя над Бенгази в Северной Африке. Жаркое, доложу вам, местечко!

- Норман Джардин, новозеландец, - спрыгнул с нар чернявый лейтенант в форме британского лётчика. - Сбит осенью 1943-го над Сицилией.

- По вам можно географию изучать, - улыбнулся Вильям. - Только русских здесь не хватает.

- Их держат отдельно, - пояснил Джеймс Динс. - Парням не позавидуешь. Сталин объявил, что у Красной армии нет пленных - только предатели. Советским лётчикам даже “Красный Крест” не может оказать помощь. Они мрут, как мухи.

- Французам ещё хуже, - вздохнул одноглазый Боб. - Помните, как немцы расстреляли того бедолагу, который попал к нам в середине 1944‑го?

- Крепкий был малый, - кивнул Джеймс. - Воевал вместе с русскими в эскадрилье “Нормандия”. Гитлер приказал уничтожать всех французов этого подразделения. Так что, ребята, мы ещё не в самом худшем положении!

Подпольщик Дикси

Жизнь в лагере была, конечно, не сахар. Но всё же лётчикам было легче, чем заключённым других концлагерей.

Немцы допускали в “Шталаг Люфт-6” сотрудников международной организации “Красный Крест”, регулярно приезжавших из Швеции. С собой шведы привозили продовольствие и сигареты.

Сержант Джеймс Динс – Дикси (слева) в “Шталаге Люфт-6”

Распределением гуманитарной помощи занимался Джеймс Динс. Он пользовался непререкаемым авторитетом и у англичан, и у американцев. Дикси, как называли Джеймса военнопленные, был неофициальным комендантом лагеря. Сержанту Динсу подчинялись все. Даже офицеры.

Присмотревшись к новичкам повнимательней, Дикси выбрал момент и подошёл к Уинкли.

- Посмотри, что о вашем налёте сообщает лондонская “Манчестер гардиан”, - Джеймс сунул в руки Уинкли смятый листок бумаги.

- Полёт “Ланкастеров” за тысячу миль к Кёнигсбергу, - прочитал Уинкли. - Важнейший порт и транспорт­ный узел немцев в Восточной Европе получил смертельный удар. Город разрушен, морской канал заминирован с воздуха. Это замечательный успех наших ВВС. Снабжение вермахта, ведущего бои с Красной армией на Востоке, прервано.

- Откуда это у тебя? - непроизвольно перешёл на шёпот Уинкли.

- Не вешай нос, - широко улыбнулся Дикси. - Война продолжается, и мы должны оставаться солдатами. Даже в плену.

Джеймс Динс был прирождённым подпольщиком. В лагере ему удалось сколотить группу сопротивления. Мало того, Дикси сумел найти подход к некоторым солдатам охраны. Несколько немцев он склонил к сотрудничеству (кого убеждением, кого - щедрыми подношениями из швейцарской гуманитарной помощи).

В результате Джеймс получил доступ к радиоприёмнику, по которому слушал последние новости “Би-Би-Си”. Ими он подбадривал других военнопленных. Многим это помогало достойно переносить тяготы лагерной жизни. По крайней мере, Вильяму Уинкли и его коллегам по налёту на Кёнигсберг статья “Манчестер гардиан” значительно улучшила настроение.

Мы поможем Гитлеру сдохнуть!

Постепенно Дикси втянул Уинкли в подпольную работу. Как оказалось, сержант Динс действовал с размахом. Через шведов из “Красного Креста” ему удалось наладить связь с британской разведкой. Специальный отдел “Ми-9” отвечал за организацию побегов британцев из немецких концлагерей и сбор информации среди военнопленных. Узнав об этом, Уинкли удивился.

- Чем мы можем помочь разведке? - скептически пожимал плечами сержант.

- Наших пленных часто перемещают из одного лагеря в другой, - делился секретами Дикси. - Они многое видели. Им есть что рассказать.

Джеймс Динс был прав. Благодаря ему, в Британию попала первая информация о немецкой базе Пенемюнде, где испытывали ракеты “Фау-2”. Там работали пленные русские лётчики, которые поделились своими наблюдениями с английскими коллегами, сидевшими с ними в одном лагере на острове Узедом в Балтийском море.

Нескольких британцев впоследствии перевели в “Шталаг Люфт-6”. Дикси сумел обобщить скудные сведения и передать их “Ми-9”. Эта информация легла в основу операции по уничтожению с воздуха немецкой ракетной базы.

- Мы не должны сидеть сложа руки, - убеждал друзей Дикси. - Наша задача - помочь Гитлеру побыстрее сдохнуть!

“Шталаг Люфт-6”

Упавших пристреливали

Осенью 1944 года советские войска вплотную подошли к границам Восточной Пруссии. Немцы решили эвакуировать “Шталаг Люфт-6” на Запад, вглубь Германии. Часть пленных погнали в Мемель (Клайпеду), а оттуда морем доставили в Свинемюнде (Свиноуйсьце). Другие прошли пешком до Кёнигсберга, погрузились в вагоны для скота и прибыли на территорию Польши.

Уинкли и Динс оказались во второй группе.

- Когда мы проходили мимо деревень, - вспоминал впоследствии сержант Динс, - немцы выбегали из домов и швыряли в нас камнями. Завидев нашу лётную форму, они кричали: “Убийцы”. Охрана зверела всё больше и больше. Еды не было вовсе. Некоторые лётчики падали от изнеможения и их пристреливали. Это был настоящий марш смерти.

Но в Польше мучения пленных не закончились. Советская армия продолжала наступление и немцы погнали лётчиков дальше на Запад. Пешком. До следующего лагеря. Там - короткая передышка и снова в путь. Эта гонка продолжалась до весны 1945 года.

“Замочите эту скотину!”

Бегство на Запад продолжалось. Охрана нервничала - на пятки наступала Советская армия, а впереди были англо-американские войска. Пленных разбили на группы по 100-200 человек и продолжили марш раздельно. Здоровенный эсэсовец, который в Восточной Пруссии с удовольствием убивал обессилевших лётчиков, неожиданно подобрел. Он даже делился с Уинкли своим пайком.

“Шталаг Люфт-6”. Британские пленные около своего барака ухаживают за огородом

- Я всех отпущу, - наконец сказал немец. - Только ты напиши записку, что я относился к пленным хорошо.

Уинкли взял блокнот, ручку и написал по-английски: “Первому солдату или офицеру союзной армии. Сэр! (Или товарищ.) Замочите эту скотину!”

- Данке! - заискивающе улыбнулся охранник, аккуратно спрятал записку в бумажник и исчез в темноте. Через несколько дней Уинкли и его товарищи вышли в расположение бронетанковой дивизии США.

Новозеландцу Норману Джардину тоже повезло. Немцы конвоировали их группу до тех пор, пока не наткнулись на группу армейской разведки армии США. Охранники бросились врассыпную, но янки быстро скрутили всех. Долговязый американский сержант посмотрел на измождённых пленных, вытащил пистолет и протянул его Норману.

- Если хочешь, посчитайся с этими ублюдками, приятель!

Джардин не заставил себя уговаривать - он разрядил в немцев всю обойму. В живых оставил только одного - Норберта, который помогал англичанам слушать “Би-Би-Си” ещё в Восточной Пруссии.

Сто граммов фронтовых

Сержант Дикси ещё в пути убедил немецкую охрану сдаться. В расположение англичан его группа вышла с оружием, отобранным у фашистов. Эсэсовцы покорно шли под конвоем бывших пленных.

Март 1945-го. Американский солдат и пленные немцы

Группу, в которой был одноглазый Боб Ричардс из Чикаго, освободили советские солдаты - одновременно с несколькими пленными русскими лётчиками, которые днём раньше вместе с конвоирами прибились к заключённым “Шталаг Люфт-6”.

Первым делом освободители налили всем по сто граммов фронтовых. Русские и американцы с удовольствием чокались и пили за победу. Так Боб познакомился с бывшим узником немецкого концлагеря Героем Советского Союза капитаном Гавриилом Лепёхиным, сбитом в апреле 1943 года над Кёнигсбергом.

Дальше пути лётчиков разошлись. Англичане и американцы вернулись на родину, где их чествовали, как героев. Джеймса Динса даже наградили.

А капитана Лепёхина за пребывание в плену лишили звания Героя Советского Союза и всех наград. Ему ещё повезло - многие его товарищи по несчастью оказались в сталин­ских лагерях на Колыме. Но это уже совсем другая история...

А. Захаров


Если вам понравилась эта публикация, пожалуйста, помогите редакции выжить.
Номер карты "Сбербанка": 4817 7603 4127 4714.
Привязана к номеру: +7-900-567-5-888.







ПОДДЕРЖИ    
Авторизация
*
*
Генерация пароля