Новые колёса

ОНА НЕ БЫЛА СЕКС-РАБЫНЕЙ.
Александру Буймистр привезли в Восточную Пруссию в 1943 году

пленные в товарном вагоне

На хуторе Линсгефанге

- Я оказалась в Калининградской области в начале 1943 года, - тяжело вздохнула Александра Буймистр. - Правда, тогда это была Восточная Пруссия. Меня привезли на хутор Линсгефанге, недалеко от городка Альтенкирх. Сейчас это посёлок Маломожайское Неманского района. Мне тогда только 15 лет исполнилось…

Александра Ивановна Буймистр – старейший житель нашей области. Первые переселенцы приехали в Восточную Пруссию лишь в мае 1945 года. И это были, главным образом, семьи офицеров, которые остались здесь после войны.

Скоро Александре Ивановне исполнится 92 года. Живёт в уютной двухкомнатной квартирке в новом микрорайоне возле Гурьевска. За ней ухаживает дочь Люба и её муж – Николай Лебедев, известный в янтарном рае реставратор антикварных часов, оружия, старинной мебели и ретроавтомобилей.

Дома у Александры Ивановны большой архив, исторические фотографии и фамильные реликвии.

Бюргер Буннекер

- 1943 год, разгар войны… Как вы оказались Восточной Пруссии?

- Меня увезли на работу в Германию – из Новгородской области. Рано утром немцы вломились в наш дом. Жили мы с семьёй в посёлке Грузино. Меня, мою старшую сестру Веру и бабушку затолкали в грузовик и отвезли на станцию. Двое суток в теплушках. Вагоны – битком, холод жуткий, есть в пути не давали…

- И сразу попали на хутор?

- Не сразу. Вначале был какой-то пересыльный лагерь на территории Польши. Потом нас стали распределять. В лагерь приезжали хозяева мелких предприятий и мастерских – набирали рабочую силу. А нас с сестрой забрал к себе бюргер Макс Буннекер, на фольварк… Ну, хутор по-нашему.

Кроме нас, этот немец выбрал ещё четырёх крепких парней. Посадил на телегу и мы поехали. Целый день до места добирались…

Александра Буймистр
Александру Ивановну привезли в Восточную Пруссию в начале 1943 года

- Буннекер над вами издевался?

- Зачем? Мы ведь работали на него. Нам с сестрой поручили доить коров.

- Сколько?

- Двенадцать.

- На двоих?

- Двенадцать мне и двенадцать сестре. Каждый день. Без выходных. С четырёх до восьми утра. Это – адская работа! Руки потом болели так, что мы их не чувствовали...

Ночевали на чердаке

- После дойки, отдыхали?

- Какое там! Потом другая работа. Скотный, птичий двор. Куры, свиньи, лошади...

- Всё на вас?

- Нет, конечно. В хозяйстве-то 75 коров! Стадо. Кроме нас на хуторе ещё человек десять работали – мужчины. Военнопленные. Французы, бельгийцы, украинцы… С утра до вечера батрачили в поле. Со скотного двора навоз вывозили, дрова заготавливали. Меня с сестрой ещё убирать в хозяйском доме заставляли.

- Большой дом?

- Трёхэтажный. Серый, с красной черепичной крышей. Третий этаж – по сути, чердак.

Там мы с сестрой и спали. Зимой было холодно очень, как на улице. Чердак не отапливался. Когда на улице минус двадцать – иней под крышей. Чтобы вконец не окочурились, хозяева выдали нам две перины. На одной мы спали, другой – укрывались.

пленные женщины чистят картошку

Порядок в доме наводили днём – после дойки коров. На первом этаже – четыре комнаты, кухня, прихожая. На втором – только спальни. Вся мебель – из тёмного полированного дерева. Очень красивая. Посуда… Вообще сказка! Такой мы раньше никогда не видывали.

Пальцем не тронул

- Немцы вам полностью доверяли?

- Ну, мы ведь ни разу не дали повода усомниться в нашей честности. Работали на совесть. Никогда ничего без спроса не брали. Разве что один раз…

- Украли?

- Нет, нет… - моя собеседница поморщилась. - В гостиной стоял большой радиоприёмник. Ну, мы однажды без спроса его включили. Хотели отыскать в эфире советскую радиостанцию, узнать как дела на фронте и сколько война ещё продлится.

- Узнали?

- Не успели. Прибежала разгневанная хозяйка, выключила приёмник и строго-настрого предупредила нас – чтобы это было в первый и последний раз. Очень сильно ругалась...

- А хозяин, наверное, высек вас?

- Что вы! Он за полтора года пальцем нас не тронул. Душевный был человек. Хорошо его помню. Полный такой немец, живот огромный. Старый уже. Ему лет 60 тогда было…

- Макс Буннекер заставлял заниматься с ним сексом? Вы ведь полностью принадлежали ему. Он мог делать с вами, что угодно…

- Да, нет, ничего такого. Он никогда не позволял себе ничего такого по отношению к нам.

Александра Буймистр
Александра Буймистр почти всю войну работала на немецкого бюргера на хуторе Линсгефанге, недалеко от городка Альтенкирх. Сейчас это посёлок Маломожайское Неманского района

Эффектная блондинка

- Как вы с хозяевами общались? Вы знали немецкий?

- Моя бабушка Евдокия Гренер была учительницей немецкого языка. Преподавала в школе, давала частные уроки. Так что я немного понимала по-немецки, чуть-чуть могла говорить. А через несколько месяцев на фольварке вполне сносно объяснялась с хозяевами хутора.

- Хозяева держали вас на голодном пайке?

- В восемь утра – завтрак. Мы шли на кухню. Нам давали хлеб с салом. Или с колбасой.

Нарезали целую тарелку… Мы съедали сколько могли.

- И это на целый день?

- На хуторе Линсгефанге для всех трёхразовое питание. В полдень – обед. Суп или борщ давали. С серым хлебом. А в 19.00 – ужин. Всё по распорядку.

- Семья у Буннекера была большая?

- Он, его жена и дочь – Маргота. Ей было 25 лет. Эффектная блондинка. Настоящая фотомодель! От родителей она уехала и жила в Тильзите. Там подыскала работу. По выходным иногда наведывалась.

Работала проституткой

- Чем занималась Маргота?

- Война ведь была… Маргота трудилась в офицерском казино. Обслуживала военных. Как сейчас говорят, оказывала интимные услуги. Зарабатывала неплохо. Там познакомилась с одним офицером, приехавшим на побывку в родной Тильзит. Потом он убыл в свою часть – под Сталинград. Спустя пару месяцев приехал в отпуск и они с Марготой сыграли свадьбу.

- В Тильзите?

- Да нет, на фольварке Линсгефанге. Всё у нас на глазах происходило. Ну, офицер этот… щупловатый такой, молодой совсем. И ещё какие-то его армейские товарищи приехали на торжество. Невеста – в розовом платье...

медосмотр женщины в нацистской Германии

- Как проходила свадьба?

- Гостей много. Жители окрестных хуторов собрались. На столах – жареные поросята, кровяная колбаса, сосиски… Шнапс – рекой. Танцевали много.

- И вы танцевали?

- Нет, нас туда не пускали. Мы издали за торжеством наблюдали. Потом помогали со столов убирать.

- А после свадьбы?

- Молодая жена вернулась к своим прежним обязанностям в Тильзите, а её муж уехал на фронт. Вскоре пришла похоронка. Под Сталинградом погиб.

Портрет Гитлера

- Ваш хозяин приветствовал нацистский режим?

- Судите сами. Нацисты обеспечили его бесплатной рабочей силой. Сам он не смог бы держать целое стадо коров. На эти темы мы с ним никогда не разговаривали, но я видела в его кабинете портрет Гитлера.

- А супруга?

- Душевная была женщина. Заботилась о нас. Нижнее бельё Марготы нам приносила. Трусики, маечки, чулки и даже... кружевное бельё. Но зачем кружева, если постоянно батрачишь на скотном дворе?

- А обувь?

- Шлёры мы носили.

- Что это?

- Деревянные башмаки с прибитым сверху куском грубой свиной кожи. Без пятки. Эту обувь производили на какой-то местной мануфактуре. За ней хозяин на ярмарку ездил в соседний город. Такую обувь специально делали для иностранной рабочей силы. Носили мы шлёры до полного износа. То есть пока деревянная подошва вся не стиралась...

Буймистр Александра Ивановна - старейший житель Калининградской области
Александра Ивановна Буймистр – старейший житель нашей области.
Фото – декабрь 2019 года

Продолжение: ОНА НЕ СТАЛА СЕКС-РАБЫНЕЙ. 15-летняя Александра Буймистр считала немецкие танки


Если вам понравилась эта публикация, пожалуйста, помогите редакции выжить.
Номер карты "Сбербанка": 4817 7601 2243 5260.
Привязана к номеру: +7-900-567-5-888.




8 комментариев на «“ОНА НЕ БЫЛА СЕКС-РАБЫНЕЙ. Александру Буймистр привезли в Восточную Пруссию в 1943 году”»

  1. Тяжелая судьба, дай Бог ей здоровья. Судя по вопросам, подзабывать историю стали даже журналисты. Тем, кто " пил бы баварское пиво". В Рейхе действовали т. н. " нюрнбергские законы" от 1935 г. За половую связь с сорными народами после короткого разговора в GSP полагалась тюрьма в лучшем случае. Тем более, что, судя по наличию приемника и портрета, Буннекер был членом партии. ---- Многого мы ещё не знаем. Брат отца прошёл Немецкие, американские и советские лагеря. Но вот ушёл из жизни, а сесть бы и поговорить....

  2. Александре крупно повезло, что она с роднёй не пропала в ГУЛАГ по подозрению в сотрудничестве с оккупантами. Известный в войну лозунг: "Нет военнопленных, есть предатели Родины!" Только Хрущёв в 1955 году издал Указ «Об амнистии советских граждан, сотрудничавших с оккупантами в период Великой Отечественной войны в 1941-1945 годов».

  3. Те кто родом из СССР помнят анкеты, которые заполнялись при поступлении в институт или устройстве на работу. Там были вопросы: "Находились ли Вы и Ваши близкие родственники на временно оккупированной территории?" или "Были ли Вы и Ваши близкие родственники в плену или интернированы в период Великой Отечественной войны?" Люди даже через 30 лет после Победы должны были оправдываться, что имели несчастье оказаться в плену и под немцами, и что они же в этом и виноватые.

  4. Секс-рабыни были в Гулаге, почитайте того же Солженицына. В сталинских лагерях не наказывали "за половую связь с сорными народами", а поощряли. Еще знаю по печальному опыту своего деда, что в 60-80-е годы положительный ответ на те вопросы анкеты (см. выше) ставил жирный крест на карьере советского гражданина, если он претендовал на значимую и денежную работу. Такие люди в "красивую жизнь" не допускались. Пережившие оккупацию даже в детстве имели метку граждан второго сорта, и мой дедушка от этого очень страдал.

  5. Аргументы у либералов железные, патриоты в накауте. Наши аплодисменты!

  6. Гостю издалека. В 1945 - 1948 г. на Родину вернулись миллионы бывших пленных. Вернулись не все. Были и репрессированные. - у кого руки оказались в крови. Но ведь это справедливо, не так ли? Мой дядька вернулся на довоенное место работы горным мастером в г. Шахты. И Артуру. Да, я заполнял такую анкету. По правде сказать, возмущался. Не сразу, но справедливость восторжествовала. В советское время посетил 21 страну

  7. Другими словами: да здравствует советская власть, самая справедливая в мире!

  8. Кто в клетке зáчат — тот по клетке плачет,
    и с ужасом я понял, что люблю
    ту клетку, где меня за сетку прячут,
    и звероферму — родину мою.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *




ПОДДЕРЖИ    
Авторизация
*
*
Генерация пароля


3 + 6 =