Новые колёса

ОБОРОТНИ КЁНИГСБЕРГА.
Почему разбился советский “Дуглас С-47”

Взрыв в лесу

В ночь с 5-го на 6 марта 1945 года жителей восточно-прусской деревушки Мульден (ныне Перевалово Правдинского района Калининград­ской области) разбудил сильный взрыв. В окна было видно зарево пожара. Огонь полыхал где-то в лесу, километрах в трёх от деревни.

Немцы встревожились. Бои уже давно шли далеко - под Кёнигсбергом, фашистские самолёты в небе не показывались - в воздухе господствовала советская авиация. Что за странный взрыв в глубоком тылу русских?

Утром в деревню примчались представители СМЕРШа. Первым делом они принялись допрашивать местных крестьян: что видели, что слышали, не встречали ли в близлежащих лесах “вервольфов”.

Вскоре немцы поняли, что неподалёку разбился советский транспортный самолёт. СМЕРШ подозревает, что это дело рук организации “Вервольф” (оборотень).

В общем, шум поднялся немалый.

Xleb, Kapusta, половые органы

Допрашивали всех - от мала до велика. Однако никто никаких “вервольфов” поблизости не видел. В Мульдене уже несколько месяцев было тихо и спокойно. Когда через деревню прокатились бои, русские, конечно, позверствовали - и убивали, и насиловали, и грабили. Но потом всё стихло. Уцелевших крестьян больше никто не трогал.

Как рассказывал 14-летний Герхард Хальмштедт, в деревню пришли русские тыловые части. Совсем молоденькие солдаты во главе с несколькими офицерами. Они следили за тем, чтобы немцы продолжали сельскохозяйственные работы. Солдатики относились к Герхарду вполне доброжелательно. От них он узнал много русских слов. Например, Xleb, Maslo и... названия женских и мужских половых органов. В матерном варианте, естественно.

Среди офицеров попался даже один германист, хорошо владеющий немецким языком. От него Герхард впервые услышал стихи Гейне. Этот поэт был запрещён нацистами, поскольку имел еврейские корни.

Ich wei? nicht, was soll es bedeuten,

Не знаю, что значит такое,

Da? ich so traurig bin.

Что скорбью я смущён;

Ein M?rchen aus alten Zeiten,

Давно не даёт покоя

Das will mir nicht aus dem Sinn...

Мне сказка старых времён...

Эти строчки мальчишка запомнил на всю жизнь.

“Давай, работай!”

Ещё Герхард хорошо запомнил слова “Natschalnik” и “Kapusta”. Времена были голодные, работать приходилось много. Из Инстербурга часто приезжал начальник, который постоянно требовал: “Dawai, dawai, rabotai!”

Практически все продукты сдавали “на нужды фронта”. Сами же получали только паёк. Капусту и хлеб. Правда, в достатке была только капуста...

Однако население не печалилось. Самое главное - остались в живых!

Устали от войны

В общем, немецким крестьянам было не до партизанского движения. Нет, они слышали, конечно, что фюрер приказал всюду на захваченных врагом территориях Германии формировать отряды “Вервольф”. Но никто в эти подразделения не рвался. Все страшно устали от войны.

Нацистское руководство утратило связь с реальностью. Построенный Гитлером Третий Рейх перестал пользоваться популярностью. Никто ни во что не верил.

Большинство обыкновенных немцев разуверились в правящей партии. Ещё бы! Нацисты не разрешили эвакуацию гражданского населения в глубь Германии, когда советская армия подошла к границам Восточной Пруссии. Дескать, позиции будут удержаны любой ценой!

А когда фронт рухнул, партийные бонзы убежали первыми. На автомобилях, с комфортом. Простым немцам пришлось уходить пешком, уже под обстрелом советской артиллерии. Многим уйти не удалось - слишком было поздно.

И вот теперь, брошенные на произвол судьбы люди должны были собираться в отряды и выполнять приказы наплевавших на них начальников?! Бросить чудом уцелевшие дома и уйти в партизаны?! Желающих не нашлось. Физические и моральные силы мирного населения оказались полностью истощены.

Встречались, конечно, фанатики, но их было крайне мало.

Булавочные уколы

Даже в Восточной Пруссии, где в достатке имелись леса, партизанское движение “вервольфов” не получило размаха. Конечно, героиче­ские чекисты пачками вылавливали “врагов”. Но ведь подчинённые Лаврентия Берии не менее успешно занимались этим и в собственной стране в 1937 году. Вот уж было раздолье на вражеской территории!

На деле ни одной крупной операции “вервольфов” замечено не было. Ни взорванных мостов, ни пущенных под откос поездов, ни нападений на советские гарнизоны, ни партизанских боёв в дремучих лесах.

Такое положение сложилось не только в Восточной Пруссии, но во всём Третьем Рейхе. Самой громкой операцией “вервольфов” стало убийство немецкого бургомистра Ахена 25 марта 1945 года. После захвата города американцы поручили Францу Оппенхофу наладить мирную жизнь. Фашистские фанатики его застрелили - за “сотрудничество с оккупантами”.

Помимо этого зафиксированы ещё несколько десятков убийств одиночных солдат и офицеров - русских, американцев, англичан.

Всё. Прочих достижений у “Вервольфа” не было. Только редкие “булавочные уколы”.

Пьяный полёт

Нет сомнений: рьяные сотрудники СМЕРШ нашли бы среди жителей Мульдена “вервольфов”. Помешала досадная мелочь - советские лётчики оперативно установили причины катастрофы самолёта. История оказалась банальной.

5 марта 1945 года транспортный самолёт “Дуглас С-47” Херсонского полка 10-й дивизии доставил из Ленинграда в восточно-прусский городок Вормдит (ныне Орнета, Польша) лётчиков 227-й штурмовой авиадивизии. Это было пополнение, которому предстояло участвовать в штурме Кёнигсберга.

Сразу после посадки экипаж “Дугласа” пригласили на обед. Спирт лился рекой. Пили за скорую победу, за “сталинских соколов”, за погибших друзей. Штурмовики немного подтрунивали над “воздушными извозчиками” транспортной авиации.

- Да что вы понимаете, - горячился захмелевший командир “Дугласа” младший лейтенант Яков Мазо. - Мы тоже не лыком шиты! Поехали на аэродром. Нам как раз в Инстербург лететь. Я вам покажу класс!

Пьяная компания дружно рванула на взлётную полосу. Экипаж транспортного самолёта (второй пилот капитан Иван Ветчинкин, штурман младший лейтенант Николай Демус, борт­механик младший лейтенант Николай Плодухин, бортрадист сержант Иван Траулькин) заняли свои места. Все в изрядном подпитии.

- От винта! - заорал Мазо. - Смотрите, как надо летать!

Машина оторвалась от земли и ушла в небо.

“Ни хрена, прорвёмся!”

Тяжёлый, неповоротливый “Дуглас” сделал над аэродромом полный круг, затем снизился до высоты 20 метров, дал полный газ, произвёл боевой разворот на 180 градусов и ушёл в сторону Инстербурга.

В это время в Инстербурге начался сильный снегопад. Находившийся там командир транспортного авиаполка передал экипажу “Дугласа” приказ: “Возвращайтесь в Вордмит, видимость 100 метров”.

- Ни хрена, прорвёмся! - хорохорился командир экипажа. - Продолжаю полёт!

- Возвращайтесь назад, - дал вторую радиограмму комполка. - Запрещаю лететь в Инстербург!”

Но “Дуглас” упорно следовал прежним курсом. Только после третьего приказа Яков Мазо повернул обратно. Но было поздно - налетел снежный заряд. На недопустимо низкой высоте самолёт задел крылом верхушки елей. Пролетев ещё 700 метров, “Дуглас” под углом 45 градусов врезался в землю. Весь экипаж погиб.

Слава героям!

Выводы комиссии о причинах катастрофы были однозначны:

“Преступная недисциплинированность командира корабля и всего экипажа, производившего полёт на недопустимо низкой высоте, при сильном снегопаде, в пьяном состоянии и невыполнение трёхкратных приказаний о возврате на аэродром вылета.

Катастрофе способствовала нечёткая организация лётной работы на оперативной точке, недостаточная требовательность командиров к подчинённым в части беспрекословного выполнения инструкций и наставлений по лётной службе, а также недостаточная воспитательная работа среди личного состава. Командир корабля и ранее имел случаи выпивок при выполнении лётных заданий”.

Останки членов экипажа похоронили с воинскими почестями поблизости от места падения самолёта. Вскоре лётчики-штурмовики 227‑й дивизии пошли в последний бой - на Кёнигсберг.

Выбомбили до основания

К началу штурма Кёнигсберга советское командование располагало значительными силами в воздухе: 2.444 боевых самолета, в том числе 1.124 бомбардировщика (500 тяжёлых дальнего действия, 432 ближнего действия и 192 лёгких ночных), 470 штурмовиков, 830 истребителей и 20 торпедоносцев.

Правда, в самом начале операции задействовать самолёты помешала плохая погода. Первое кольцо немецкой обороны прорвали с помощью артиллерии. Авиация продемонстрировала свою мощь позже, когда бои шли уже в черте города.

За четверо суток боёв советская авиация совершила свыше 14 тысяч самолёто-вылетов и обрушила на город 4.400 тонн бомб.

Кстати, английская авиация в 1944 году совершила 363 самолёта-вылета и сбросила на Кёнигсберг одну тысячу тонн бомб.

Тем не менее ныне в Калинин­граде бытует убеждение, что главную роль в разрушении столицы Восточной Пруссии сыграли англичане. Очень живучий миф. Такой же, как история о могущественной фашистской организации под звучным названием “Вервольф”.

А. Захаров


Если вам понравилась эта публикация, пожалуйста, помогите редакции выжить.
Номер карты "Сбербанка": 4817 7603 4127 4714.
Привязана к номеру: +7-900-567-5-888.







ПОДДЕРЖИ    
Авторизация
*
*
Генерация пароля