Новые колёса

ОБЕР-ЕРЕТИК КЁНИГСБЕРГА.
Генриха фон Шёна ненавидела церковь и боялся даже король

Наша сегодняшняя “прогулка” - по улицам, которые вполне могли бы сохранить довоенные имена. Ибо люди, в чью честь эти улицы были названы, оставили достойный след в европейской истории. Так, до 1946 года улица Генерала Соммера носила имя обер-президента Восточной и Западной Пруссии Генриха Теодора фон Шёна (Шёнштрассе).

Ученик Канта

Генрих Шён был весьма колоритной личностью. Третий из шести детей в семье землевладельцев, он появился на свет 20 января 1773 года недалеко от Тильзита. Отец его, Иоганн Теодор фон Шён, был образованным человеком. В Кёнигсбергском университете Шён-старший подружился с философом Иммануилом Кантом, обучался у него приватно и в течение всей жизни сохранял с ним хорошие отношения. По просьбе Шёна-старшего Кант лично составил учебный план для Генриха Теодора, который в пятнадцать лет поступил на юридический факультет Альбертины.

Шён-младший усердно посещал лекции Канта. Идеи философа так глубоко вдохновили юношу, что, окончив университет, он, по собственным словам, “не захотел сдувать пыль с папок”, а отправился путешествовать. Позже он напишет: “В обычной чиновничьей деятельности я не находил спокойствия, я хотел использовать мои знания и научиться масштабно знакомиться со странами”.

Шён побывал в Англии и Шотландии. Общался со многими видными людьми своего времени, которые уважали его как знатока философии Канта. В частности, Шиллер задавал ему вопросы о Канте несколько часов подряд.

Против деспотии

Генрих фон Шён

Между тем, увлекаться философией Канта было на тот момент... не совсем полезно для дальнейшей карьеры. Фон Шён полагал, что необходимо в просветительском духе реформировать армию и государство.

Ему претило безусловное подчинение чему бы то ни было. Он считал, что главный источник любых проблем - это подражание.

“Правдой считается то, что правдой считают другие. Отсюда и предрассудки <...> Если же предрассудок возникает через подражание, то человека, его носителя, трудно излечить”.

Фон Шён был категориче­ски против любого проявления деспотии. Причём худшей формой он считал “отеческое правительство, где подданные рассматриваются как незрелые дети, которые не могут разобраться в том, что для них полезно, а что вредно, и поэтому вынуждены быть пассивными”.

Своим жизненным правилом фон Шён сделал один из постулатов Канта: “Ты обязан, потому что должен”. И вернулся на родину аккурат к началу наполеоновских войн.

Наполеон воплощал в себе, с точки зрения фон Шёна, худшие качества деспота. И фон Шён приступает к организации сопротивления “властителю полумира” - в 1813 году он вместе с Людвигом Йорком собирает и вооружает прусское ополчение (ландвер).

Дважды женат

Фон Шён высоко ценил русскую культуру, но... скептически относился к монарху Александру I и монархии вообще. Есть сведения, что он... банально ревновал к российскому императору королеву Луизу, которую буквально боготворил.

Генрих Теодор был женат дважды. Его первая жена, Лидия Ауэрсвальд, умерла молодой. Брак этот просуществовал всего пять лет - с 1802 по 1806 год, и, по романтической версии, был абсолютно “идейный”: фон Шён почувствовал, что влюблён, когда в Лондоне в первый раз посмотрел “Ромео и Джульетту”. И привлекла его не конкретная девушка, а “идея любви”.

Фон Шён считал, что “чувства пробивают себе дорогу силой, которую нужно направить в интеллигент­ное русло”. Объект, показавшийся подходящим, был выбран заочно - по воспоминаниям о девушке, с которой фон Шён был едва знаком...

“Что будет, то и должно быть”, - сказал себе фон Шён и сделал предложение Лидии, не отличавшейся ни красотой, ни здоровьем, но зато читавшей Канта. Неизвестно, устраивала ли “интеллигентная” (в смысле, лишённая страсти) любовь Лидию.

Но фон Шёна это не особенно волновало...

Отсюда и другая версия первого брака Генриха Теодора, прагматическая. Дело в том, что отец Лидии Ауэрсвальд был влиятельным лицом и через несколько лет стал обер-президентом - на эту должность Ганса Якоба фон Ауэрсвальда назначили в 1808 году (позже в его честь была названа одна из улиц Кёнигсберга - ныне ул. Чехова).

После смерти Лидии Шён недолго был в трауре и в 1808 году женился снова - теперь уже на Амалии фон Лангенау, приёмной дочери фельдмаршала фон Броннека.

Конституция фаворита

Людвиг фон Йорк

В 1816 году фон Шён был назначен обер-президентом Западной Пруссии, с 1820-го - и Восточной (сразу после того, как бывший тесть занял пост президента главного управления Восточной Пруссии). Какое-то время Генрих Теодор считается чуть ли не королевским фаворитом, что даёт ему веру в осуществление важных реформ. Он стремится улучшить дороги, ратует за подъём сельского хозяйства, пытается усовершенствовать школьное дело...

В это же время фон Шён отчаянно ссорится с церковью:

“Если государство использует церковь как средство правления, то оно не что иное, как пастух и погонщик стада <...> Правительство, которое нуждается в помощи церкви, чтобы удержаться, это не правительство, а пастух, преследующий собственные цели, и вовсе не исключено (хотя и не неизбежно), что народ, подобно стаду, заметившему недобросовестность своих пастухов, взбунтуется”.

Церковь обзывает фон Шёна еретиком.

Но из королевских “фаворитов” обер-президент превратился в фигуру опальную, лишь когда замахнулся на крепостное право. Опять-таки в духе Канта, сказавшего однажды в приватной беседе ещё юному Генриху Теодору: “Внутренности переворачиваются в моём теле, когда я думаю о наследственном подчинении”.

А когда на престол вступил Фридрих-Вильгельм IV, и Восточная Пруссия оказалась ПЕРВОЙ провинцией, заговорившей о необходимости КОНСТИТУЦИИ... исход был предрешён: Фон Шёна отправили в отставку.

Имение Арнау и титул бурграфа

Главные ворота Королевского замка, Кёнигсберг

В качестве благодарности за кипучую деятельность в провинции были собраны деньги, на которые куплено имение Арнау (ныне пос. Марьино Гурьевского района). Арнау фон Шёну преподнесли в дар, а король, дабы подсластить пилюлю и сделать хорошую мину при плохой игре возвёл фон Шёна в бурграфы Мариенбургские. Тогда же ему было присвоено звание почётного гражданина Кёнигсберга.

Отлучённый от власти фон Шён зажил в подаренном ему имении, но... буквально через год опубликовал сочинение “Откуда и куда?”, в коем изложил свои - сугубо оппозиционные - взгляды на развитие прусского государства. Точнее, этот “манифест” он сначала распространил среди людей, которым доверял абсолютно (32 экземпляра) и один экземпляр отправил королю.

Король всполошился: “манифест” напоминал об обещании, данном его отцом в 1815 году - “подарить” народу конституцию. Полиция получила команду “фас!”, практически все экземпляры “враждебного государству документа” были изъяты и уничтожены. Но в 1842 году в Страсбурге, за пределами герман­ской “цензурированной территории”, обнаружился один (ранее у кого-то из друзей фон Шёна украденный!) экземпляр.

“Откуда и куда?” распечатали огромными тиражами. Так что и здесь странным образом обнаружилась близость Восточной Пруссии и России: “вечные” вопросы “старика из Арнау” (так называли Шёна) - откуда и куда - встали ровнёхонько посередине между “Кто виноват” Герцена и “Что делать” Чернышевского. Мистика, да и только!

Людвиг фон Йорк

Фон Шён философски отнёсся к “мышиной возне” вокруг его манифеста. Жил в Арнау, писал мемуары. Его величали “якобинцем”, “революционером”, даже “антихристом”, а он продолжал гнуть свою линию - и пытался воплотить в реальности взгляды на мир своего Главного Учителя - Иммануила Канта.

Восточно-прусское ополчение выступает в поход, 1813 год

В его доме висели четыре портрета тех, кого он особенно чтил: Коперника (“остановившего Солнце”), Канта, Гердера (“Закон судьбы - вечная истина”) и Симона Даха (которого фон Шён ценил не как поэта-автора знаменитой “Анхен из Тарау”, а как философа).

23 июля 1856 года фон Шён скончался и был захоронен в склепе возле церкви в Арнау. Улица его имени появилась в Кёнигсберге в 1891 году.

Ещё одна улица, которая нас сегодня интересует - Йоркштрассе. Она была названа в честь графа Иоганна Давида Людвига Йорк фон Вартенберга, героя прусско-французских войн и соратника фон Шёна в деле создания прусского ополчения.

Людвиг фон Йорк родился в 1759 году в семье капитана прусской службы, происходившего из кашубов. Так что фамилия его к Йоркам и Ланкастерам не имела никакого отношения: предок того поменял изначально-кашубское Jark von Gostkowski на “Йорк”.

Был ранен и взят в плен

Памятник Йорку в Кёнигсберге

13-летним Людвиг поступил юнкером в прусский пехотный полк, в 18 лет получил чин 2-го лейтенанта. Но через два года... выдвинул против своего капитана обвинение в воровстве: тот демонстрировал алтарное покрывало, украденное из церкви. Лейтенанта-правдоискателя обвинили в нарушении субординации, исключили из полка и на год за­ключили в Кёнигсбергскую крепость.

По истечении года король Фридрих Великий отказал молодому человеку в продолжении службы, и тот пошёл в наёмники: получил чин капитана в швейцарском полку голландской армии.

При новом короле - Фридрихе Вильгельме II - Йорк вернулся в Пруссию и получил патент на чин капитана и должность командира роты. Сделал неплохую карьеру и к началу наполеоновских войн был уже полковником и командиром бригады.

В войне 1806-1807 годов дал сражение при Альтенцауне, в котором одержал яркую победу над французами. Чуть позже, в бою на улицах Любека, был ранен и взят в плен. Через полгода его обменяли на французского генерал-адъютанта.

Генерал-фельдмаршал

В 1812 году он принял участие в походе... против России. Но без особого рвения. А во время отступления из России Йорк был окружён русскими войсками под командованием генерала Дибича. Он использовал ситуацию для того, чтобы “отделиться” от Наполеона - и заключил с русскими “конвенцию о нейтралитете”. За это ему грозил трибунал, но... Пруссия перешла на сторону России в войне против Наполеона, а корпус Йорка стал основой новой прусской армии. И вот тут уже Йорк развернулся - он одержал несколько блестящих побед, а за личный героизм, проявленный в сражении под Вартенбургом, был награждён российским орденом св. Георгия.

В марте 1814 года Йорк был возведён в потомственное графское достоинство “фон Вартенбург”.

Потом было участие в знаменитой Битве народов, в сражениях под Монмиралем и Лаоном, во взятии Парижа... А затем боевого генерала, не очень искушённого в большой политике и дворцовых интригах, оттеснили, отправив командовать резервным корпусом на Эльбе. Йорк почувствовал себя обиженным и вышел в отставку. “Утешительный” чин генерал-фельдмаршала (высший воинский) он получил в 1821 году. Но так больше и не выехал из своего поместья в Нижней Силезии. Там же он умер в 1830 году и был похоронен в семейной усыпальнице.

В Кёнигсберге его горельеф украшал Закхаймские ворота, а в 1913 году Йорку воздвигли памятник (который был утрачен в 1945 году). Ну а улица Йоркштрассе была переименована... в улицу 1812-го года. Видимо, в советской администрации попытались таким образом учесть “историческую составляющую”. Кстати, Йоркштрассе, по воспоминаниям очевидцев, была “наименее пострадавшей во время войны из всех построек центра города”.

Д. Якшина


Если вам понравилась эта публикация, пожалуйста, помогите редакции выжить.
Номер карты "Сбербанка": 4817 7603 4127 4714.
Привязана к номеру: +7-900-567-5-888.







ПОДДЕРЖИ    
Авторизация
*
*
Генерация пароля