Новые колёса

НЕГР-ФАШИСТ ИЗ КЁНИГСБЕРГА.
Сабек-эль-Чер верой и правдой служил Германии

Свастика и крест для африканца

В 1934 году на кладбище Берлина прибыла необычная похоронная процессия. В глаза бросалось большое число полковников и генералов. Кёнигсберг. Бастион “Кронпринц”В гробу в парад­ной форме военного музыканта лежал... иссиня-чёрный негр. Рядом, склонив голову, стоял темнокожий сын усопшего. Чуть поодаль толпились члены профашистского союза “Стальной шлем”. После традиционных речей и прощального залпа почётного караула, тело было предано земле. На могильный холм легли венки в форме свастики.

Так закончил свою жизнь милитер-музикдиригент Густав Сабек-эль-Чер - настоящий прусский служака, бессменный начальник и главный дирижёр военного оркестра гренадёрского полка Кронпринц, дислоцировавшегося в Кёнигсберге.

Любовник принцессы

Август Сабек-эль-Чер

Отец Густава - нубиец из Судана - попал в Германию в 1840 году. Несколькими годами раньше в вынужденную поездку в Египет отправился сын короля Пруссии Фридриха Вильгельма IV - принц Альбрехт. В путешествие королевского отпрыска отправили из-за убийства.

Обходя дворец, ревнивый Альбрехт застал свою законную супругу за прелюбодеянием с солдатом-гвардейцем, стоявшем на посту у опочивальни принцессы. Вспыльчивый принц настолько был возмущён вопиющим нарушением дисциплины, субординации и устава караульной службы, что пристрелил красавца-военного на месте. После этого отец отправил Аль­брехта от греха подальше - в Африку. Чтобы сынок развеялся, утешился и переждал, пока уляжется скандал.

На берегах Нила Альбрехт неплохо провёл время в компании другой коронованной особы - вице-короля Египта Махмеда Али.

Когда пришла пора прощаться, египетский монарх подарил прусскому другу семилетнего мальчика-раба. С ним Альбрехт и вернулся в родную Пруссию. Здесь маленький нубиец получил имя Август Сабек-эль-Чер и стал любимым камердинером принца.

Золотые часы императрицы

В 1842 году Альбрехт с небольшим отрядом прусских солдат отправился в Россию - по приглашению своей родной тётушки Александры Фёдоровны, жены русского императора Николая I. Из Санкт-Петербурга Альбрехт вместе со своими солдатами и верным камердинером-нубийцем выехал на Кавказ, где в то время шла война с горцами.

Вместе с русскими войсками отряд прусского принца принял участие в боевых действиях и проявил мужество и отвагу. Когда командир экспедиционного корпуса был убит, Альбрехт принял командование и довёл операцию до конца. За это он получил георгиевский крест из рук императора Николая I.

Юный Август Сабек-Эль-Чер, не покидавший Альбрехта ни на минуту, тоже был удостоен монаршей милости. Императрица Александра Фёдоровна пожаловала нубийцу именные золотые часы.

После возвращения в Германию, Август женился на немке Анне Юнг и у него родился сын Густав. Мальчишка был копия отца - африканские гены взяли своё. Получив отличное образование при дворе, Густав поступил в военно-музыкальное училище и в 1895 году с отличием его окончил. Назначение молодой человек получил престижное - в Кёнигсберг.

Под бой барабанов

В те времена каждый полк имел свой оркестр. В них зачисляли способных молодых людей, после обязательной полугодовой службы в строю.

Густав Сабек-эль-Чер

Затем они проходили трёхлетнее обучение в специальном училище. Звания у военных музыкантов отличались от строевых. Густав начал карьеру “хильфсгобойстеном”. В переводе - помощником гобоиста. Это не значило, что музыкант должен играть именно на габое. Звание - лишь дань традиции. Густав был барабанщиком.

Оркестр полка Кронпринц имел отличную репутацию и был известен в Кёнигсберге. По выходным и праздничным дням музыканты маршировали по улицам, исполняя бравурные военные марши. На рослого чернокожего парня в униформе сбегались посмотреть все окрестные мальчишки. Густав стал одной из достопримечательностей Кёнигсберга. Его карьера шла в гору. Вскоре он стал “гобойстеном”, а затем и “штаб-гобойстеном”.

А в 1900 году Густаву доверили управление всем оркестром. Когда дирижировал Густав Сабек-эль-Чер, народ буквально валом валил на улицы. Особым вниманием экзотический прусак пользовался у немецких женщин. Немудрено, что горячий африканец имел массу поклонниц.

В том же 1900 году Густав познакомился с белокурой девушкой - Гертрудой Перлинг и предложил ей руку и сердце. Родители барышни были люди без предрассудков и не стали возражать против такого зятя. Молодые обвенчались в церкви Королевского замка.

Свадьба стала столь известной, что запечатлеть супружескую пару пожелал модный берлинский художник Эмиль Дёрстлинг. Его полотно, на котором изображена счастливая прусская пара, до сих пор висит в историческом музее Берлина.

Принудительная стерилизация

У Густава и Гертруды родился сын - мулат Хорст. После смерти отца он чудом не подвергся расовым преследованиям в фашистской Германии. Уже в 1937 году специальная правительственная комиссия третьего рейха рассмотрела вопрос о детях, которые родились в Рурской области. Густав Сабек-эль-Чер и Гертруда ПерлингПо окончании первой мировой войны этот район оккупировала Франция. Придя к власти, Гитлер вернул Рур Германии. Но в составе французских войск были темнокожие солдаты. В итоге немки Рурской области произвели на свет 387 мулатов и мулаток. Мальчиков и девочек не убили. Их подвергли принудительной стерилизации - чтобы не производили на свет себе подобных.

С другой стороны, министр пропаганды Геббельс активно использовал “африканцев с немецкими паспортами” в своих пропа­гандист­ских фильмах. Особенно после того, как на чёрный континент отправился танковый корпус генерала Роммеля.

Но основную массу “афро-немцев” ожидала печальная участь. Нацисты считали их “неполноценными людьми”.

Возможно, Хорсту Сабек-эль-Черу просто повезло или ему помогли влиятельные друзья отца. Как бы там ни было, но в 1940 году чернокожий немец был призван в армию. Санитаром. А в 1941 году его полк перешёл границу Советского Союза. Началась страшная русская компания.

Немец-мулат на Кавказе

Первые месяцы войны Хорст присылал матери письма, полные оптимизма. Ещё бы - немцы громили одну русскую армию за другой. Густав Сабек-эль-ЧерСоветские солдаты держались стойко, но их потери многократно превосходили немецкие. Даже поражение под Москвой не изменило настроений Хорста. Вермахт продолжал превосходить врага в умении воевать. Тёмнокожего солдата мучили лишь суровые морозы.

Но постепенно война менялась. В 1942 году полк Хорста перебросили на юг. Вермахт стремительно наступал на Сталинград и Кавказ. Осенью Хорст увидел совершенно другую войну. В районе Моздока около 120 фашистских танков при поддержке 4.000 солдат атаковали расположение 52-й танковой бригады русских. Советские позиции удерживали только 29 танков и не более полутора тысяч солдат. Но какой-то русский майор организовал оборону так грамотно, что опытные немецкие офицеры ничего не смогли поделать.

Десять с половиной часов шёл жестокий бой. Хорст выносил в тыл одного раненого за другим, а конца этому аду не было видно. В итоге немцы отступили, потеряв 53 танка и свыше 800 пехотинцев. У русских было подбито всего пять боевых машин.

- Русские майоры учатся воевать быстрее, чем их генералы, - покачал головой немецкий полковник.

Это был тревожный звонок. Вермахт ещё продолжал наступать, но делать это было всё труднее и труднее. А вскоре грянула Сталинград­ская битва. Германская группировка на Кавказе получила приказ отступать. Чтобы не попасть в окружение, немцам нужно было отойти за Дон.

Но Хорст так и не добрался до спасительной реки. Во время очередного налёта русских штурмовиков он погиб. По иронии судьбы, смерть настигла его именно на Кавказе - в тех местах, где дед Хорста когда-то воевал плечом к плечу с русскими.

Герой Танзании

Перед приходом Гитлера к власти, в Германии проживало более 30.000 граждан африканского происхождения. Все они приехали в страну вполне законно - из немецких колоний, которыми Германия владела перед первой мировой войной. Абсолютное большинство этих людей оказались в фашистских конц­лагерях и погибли.

Показательной является судьба Мохамеда Байме Хесейна. В 1914 году он проживал в Германской Восточной Африке (ныне Танзания). Накануне первой мировой войны немецкий воинский контингент в этой колонии насчитывал около трёх тысяч солдат и офицеров. Командовал им полковник фон Леттов-Форбек. Понимая, что ему придётся воевать с англичанами, полковник набрал в свой отряд около 10.000 молодых туземцев. Этих людей отлично обучили современным методам ведения боевых действий и создали из них своего рода африканский спецназ. Там был и Мохамед.

В первом же бою чернокожие солдаты наголову разбили в восемь раз превосходящий их по численности английский отряд. При этом потери фон Леттова-Форбека не превысили ста человек, а противник не досчитался трёх тысяч солдат. Причём, большая часть попросту утонула в болоте.

Бои продолжались с 1914 по 1918 год. Искусно маневрируя, полковник всю войну сдерживал 120-тысячную армию врага. Оружие он сложил только после того, как Германия капитулировала в Европе.

Сожгли в крематории

Хорст Сабек-эль-Чер

Уцелевших туземцев и немцев фон Леттова-Форбека англичане поместили в лагерь для военнопленных в Египте. Освободили их только в 1929 году. После этого часть солдат вернулась в Танзанию, а другие отправились в Германию. Встречали их там, как героев. Всем африканцам предоставили немецкое гражданство и почётные пенсии от Веймарской республики.

Мохамед получил высшее образование, женился на немке и стал работать преподавателем в Берлин­ском университете. В самом начале второй мировой войны Мохамеда арестовало гестапо - за “расовое преступление”. Таковым считался брак чернокожего с немкой и рождение сына. В ноябре 1944 года Мохамед был сожжён в печи крематория лагеря Заксенхаузен.

Так что история семьи Сабек-эль-Чер - лишь исключение из общего правила. Судьба негров в Германии была не менее печальной, чем у евреев.

А. Захаров

Кёнигсберг. Двор бастиона “Кронпринц”


Если вам понравилась эта публикация, пожалуйста, помогите редакции выжить.
Номер карты "Сбербанка": 4817 7603 4127 4714.
Привязана к номеру: +7-900-567-5-888.







ПОДДЕРЖИ    
Авторизация
*
*
Генерация пароля