Новые колёса

НА ЗАДВОРКАХ КЁНИГСБЕРГА.
За тихий Виттенберг в 1945-м проливали кровь и немцы, и русские

Наша сегодняшняя “прогулка” - по Виттенбергу. Забавный это населённый пункт. В Википедии и других источниках о нём - огромное количество информации. Это и “центр Реформации” в Германии, и “известный очаг лютеранства”, и город, в котором жили идеолог лютеранства Лютер и известный средневековый художник Кранах... Именно там учился Гамлет, принц Датский, герой трагедии Шекспира, и жил и повстречал Мефистофеля доктор Фауст из трагедии Гете...

Аэродром “Люфтваффе”

Есть, правда, одна заковыка: Виттенберг, о котором говорится всё это, - на Эльбе, в Саксонии. А “наш” Виттенберг - ныне посёлок Нивенское Багратионовского района. Бывший тёзка “самого свободомыслящего города Европы”, как именовали ТОТ Виттенберг великие умы. Нивенское. 2009 годМаленький посёлок, который даже сегодня вполне можно превратить в “этнографическую деревню” - так много осталось в нём типично немецкого, бюргерского. Он очень не пафосный, этот посёлок, несмотря на близость его к местам, где решались судьбы Европы - к Прейсиш-Эйлау (Багратионовску), например. (Кстати, первые переселенцы долго ещё называли Багратионовск - “Прейшелава”, русифицируя немецкий топоним, который в их интерпретации звучал совершенно по-прусски.)

ЭТОТ Виттенберг впервые был обозначен на картах Пруссии в 1542-м году. Почему-то как крепость - хотя никаких следов древних укреплений ни в посёлке, ни в его окрестностях нет.

Разумеется, название своё населённый пункт получил в честь великого Виттенберга - города, в котором в 1517 году Мартин Лютер объявил 95 своих знаменитых тезисов. Лютер, как известно, был против продажи индульгенций - то есть грамот на отпущение грехов, которыми активно торговала католическая церковь. По мнению Лютера, спасение души нельзя “приобрести за деньги”. Душу можно спасти, лишь трепетно соболюдая Божьи заповеди в течение всей жизни.

....Правда, особых праведников в Втиттенберге история не зафиксировала - ни в саксонском, ни в прусском. И особых потрясений в “здешнем” Виттенберге отмечено не было.

В XIX веке маленький хуторок “сросся” с небольшой деревенькой. Дома здесь - довоенной постройки - одноэтажные, с оштукатуренными фасадами, черепичными крышами и - кое-где - слуховым окном в виде люка. Кирхи нет - и вроде бы не было. Орденских замков - тоже. Укреплений времён третьего рейха в самом посёлке тоже не имелось. Но в 1945-м бои за Виттенберг шли ожесточённые.

Собственно, особый интерес и для наших, и для немцев представлял не сам посёлок с парой-тройкой сотен жителей, а построенный за Виттенбергом аэродром “Люфтваффе”. Более трёх тысяч метров взлётно-посадочной полосы, прекрасные ангары, хранилища топлива, подъездные пути и т.д., и т.п. Опять же, дорога, которую сегодня мы называем “федеральной трассой”.

За ситцевой занавеской

Немцы дрались за свой опорный пункт отчаянно. Но... промахнулись. Гарнизон попытался предпринять сильную контратаку - и в итоге был практически полностью уничтожен.

Наших здесь тоже полегло немало. На въезде в посёлок стоит монумент павшим советским воинам, а имя погибшего командира эскадрильи 999-го штурмового авиационного полка, Героя Совет-ского Союза Л.П. Захарова было присвоено школе.

...Моя “прогулка” по Виттенбергу - ностальгическая. Именно здесь познакомились и поженились мои родители. Отец, закончивший здесь войну, и мама, одна из самых первых переселенцев, - они рассказывали о многом...

К примеру, о том, какими скромными были в большинстве своём первые советские жители: там, где можно было захватить целый дом, они довольствовались одной комнаткой. Мать, работавшая в Нивенской школе пионервожатой (а учеников в самом первом наборе было человек двенадцать, не больше - и все учились в одной классной комнате, остальные нужно было ещё ремонтировать), её сестра и моя бабушка жили в комнате площадью 8 квадратных метров.

Потом, когда мама вышла замуж, на этой площади их стало четверо. Когда родилась сестра - пятеро... Туалет - во дворе. Поэтому ночью все пользовались ведром, отгороженным ситцевой занавеской. Стены - для красоты - обклеивали найденной на чердаке почтовой бумагой - довольно плотной, желтоватой, с тиснением, с какими-то разводами... Видимо, на этой бумаге немецкие фрау вели свою переписку.

На танцы к лётчикам

Печка чадила, а звать печника - перекладывать - было опасно. Весь посёлок хоронил как-то четырёх молоденьких девушек, которые угорели именно после того, как печник “исправил” им тягу...

Хоронили в Нивенском вообще часто. Мать вспоминала, как их, комсомольцев, заставляли ночью, при свете автомобильных фар и одного прожектора, извлекать останки солдат, погребённых в братской могиле, и “сортировать” - иногда в таких могилах попадались и немцы. Потом эти останки свозились в одно место, ссыпались - вперемешку - в большую яму. Впоследствии на этом захоронении был поставлен памятник. Но и его переносили неоднократно. Пожарная команда нивенского аэродрома за ужином. 1950 год

А кладбище, разбитое сразу за поворотом на Владимирово, тоже не пустовало. Как и везде, мальчишки взрывались на минах.

О том, кто из военных был здесь расквартирован в 45-46-м годах, сведений мало. Мать говорила о лётчиках-истребителях. И вряд ли она ошибалась: лётчики были тогда заветной мечтой каждой девушки в Нивен-ском-Виттенберге. Танцы в офицерском клубе по субботам - вот что искупало все тяготы будничного труда.

Чтобы понравиться лётчикам, девчонки, приехавшие из России с длинными косами, на попутках добирались до Кёнигсберга-Калининграда, обстригали косы, делали “шестимесячную” завивку... Свои матерчатые туфельки старательно надраивали зубным порошком и несли их на танцы подмышкой - а по лужам топали в валенках. Платье, сшитое из парашютного шёлка, производило фурор. За чулками ездили в Литву или в Ригу (!).

Маньяк в лесу

Познакомиться с лётчиком было, в сущности, просто. Сложнее другое - склонить его, привыкшего к лёгким победам, к мысли о “серьёзных отношениях”. А главное - не потерять. Вместо замковых башен в Нивен-ском осталась башня водонапорная. Теперь - то ли жилая, то ли переоборудованная под складПогибали ребята часто - и во время тренировочных полётов, и (чего греха таить) просто по пьяни. Скажем, врезавшись на трофейном мотоцикле в “солдата вермахта” на обочине.

Их хоронили на кладбище в Нивенском. Сейчас этих могил уже нет - с лица земли они исчезли.

В 1946-1947 годах в окрестностях Виттенберга завёлся маньяк: то ли дезертир, то ли штрафник. Он подкарауливал в лесу молоденьких девчонок (а именно тогда комсомолок обязали бегать по населённым пунктам, особенно хуторам - переписывать оставшихся немцев), зверски насиловал, убивал, а потом издевался над телом: кому-то отрезал соски, кому-то вставлял в “те” губы самокрутку...

Мать рассказывала, что однажды вечером, возвращаясь с отдалённого хутора, на опушке леса она наткнулась на мужчину. И хотя внешне ничего особенного в нём не было, она почувствовала: это - смерть. И с перепугу... вдруг кинулась мужику на шею с воплем: “Ой, дяденька, как хорошо, что я вас встретила! А то страшно очень! Проводите, дяденька!”

Она несла ещё какую-то чушь, стараясь прикинуться совсем уж недалёкой девчушкой - а он смотрел на неё молча... долго. А потом сказал: “Беги отсюда, дура!”

Она летела домой с нечеловече-ской скоростью. А наутро в кустах на той опушке был найден очередной труп... Потом маньяк куда-то делся. То ли его всё-таки поймали, то ли он сменил место жуткой своей дислокации.

Полк имени Покрышкина

В советское время посёлок Нивенское был центральной усадьбой одноимённого совхоза. Школа, детский сад, почта, больница, Дом культуры, столовая - всё здесь было таким же, как и в десятках других населённых пунктов. Но... “лётная тема” продолжалась.

Мемориал воинам Великой Отечественной в Нивенском

В 1980 году на аэродроме, получившем название Южный (здесь, в бывшем Езау, в котором при гитлеровцах размещался филиал концлагеря “Штутгоф”, квартируют и семьи лётчиков), была расквартирована эскадрилья из 20 экипажей - знаменитый полк имени Покрышкина. А двумя годами раньше - отдельный вертолётный полк, входящий в состав 11-й гвардейской армии.

В 1980 году двадцать экипажей вертолётчиков были отправлены в Афган (а всего за время войны в Афганистане там побывало около 500 военнослужащих из Нивенского) Четверо - получили звание Героя Советского Союза. Двое из них - посмертно. Всего в полку - 18 погибших в Афганистане.

...В мае 1986 года одиннадцать наших вертолётчиков перебросили в Чернобыль, где они в общей сложности налетали 800 часов непосредственно над разрушенным реактором.

29 августа 1988 года в полку им. Покрышкина тоже произошла трагедия, о которой до сих пор вспоминают: погиб экипаж пилотов Коржова и Рымаря. Во время взлёта, на высоте 80 метров, отказал двигатель. Пилоты могли сразу катапультироваться, но... тогда реактивный самолёт упал бы на посёлок Владимирово (бывший Тарау). Они приняли решение - увести боевую машину как можно дальше от посёлка. И - дотянули. “МИГ-23У” рухнул буквально сразу за последними домами. Говорят, весь посёлок рыдал, осознавая, что лётчики пожертвовали своими жизнями, “спасая жителей Владимирово” - так написано на памятнике, который был поставлен на месте падения истребителя.

Обрубили крылья

А потом - всё стало рушиться. В начале “нулевых” годов главком ВМФ адмирал Куроедов сказал: “Слишком дорого содержать авиацию, нет у меня на это денег!”

В 2002 году вертолётный полк был переведён в Чкаловск.

Михаил Коржов - командир базировшегося на аэродроме в Нивенском “МИГа”, ценой собственной жизни спасший десятки людей

Лётчики в Нивенском ещё оставались, хотя и поговаривали горько: “Южный - никому не нужный”. Жильём их обеспечивали плохо. Строить дома для военных в Нивенском не позволяли тамошние мощности: ни по теплу, ни по воде, ни по электроэнергии, ни по канализации не было резервов.

А потом произошло то, о чём мы в своё время подробно писали: гордость российской авиации - истребители СУ-27 - волоком, с “обрубленными” крыльями, перетащили в Чкаловск, а аэродром в Нивенском стал вести какое-то странное, призрачное существование.

Так, 6 октября 2005 года на его территории состоялся рэйв-сэйшен, танцпол на открытом воздухе “Radar Beatz”. Рэйверы вовсю “колбасились” на бывшем взлётном поле, ловя кайф от “кислоты” и момента. В 2006 году “опен-эйр” повторился - и стал как бы ежегодной неформальной традицией. Проект сей именуется “ЭлектроСтанция”.

Заброшенный ангар на аэродроме

Как и автомобильные гонки - с “заездом” на федеральную трассу Калининград-Багратионовск. Во время одного их таких неформально-пьяных “ралли” машина, управляемая ну очень нетрезвым гонщиком, врезалась в толпу зрителей. Сильно пострадали трое, в том числе беременная женщина. Но любителей драйва это не остановило. Судя по информации в Интернете, заброшенный аэродром “ночные гонщики” используют активно. До сих пор.

Что ещё?

Из “приколов” - 86 кустов конопли, которые вырастил в Нивен-ском молодой моряк дальнего плавания. Семена он привёз из ЮАР, конопля вымахала качественная, в рост человека. Когда парня прихватил Госнаркоконтроль, он на полном серьёзе утверждал, что растит коноплю для личного употребления. Дабы “сэкономить” - и обеспечить себя “косячками” на весь долгий рейс...

Сэконд-хэнд

А из серьёзного... Кризиса в Нивенском, скорее всего, не заметят. Он там - всегда. Рабочие места в посёлке - в больнице, магазинах, школе и в детском саду (недавно он был открыт после длительного ремонта - теперь в здании, ещё довоенной постройки, смогут разместиться 38 детей... а ещё 200 - на очереди).

В Дом культуры можно попасть по указателю “Ремонт обуви”

Кто-то ездит работать в Калининград, кто-то - пользуется близостью границы в Багратионовске... Живут скудно. В Дом культуры ведёт здоровенный указатель: “Ремонт обуви”. На пятачке рядом с автобусной остановкой - мини “блошиный” рынок (два микроавтобуса, откуда вытаскиваются кучи сэконд-хэндовского тряпья). Дешёвая одежда пользуется большим спросом... А вот баня с солярием на окраине посёлка как-то не очень посещаема.

Хотя... богатые люди в Нивенском, конечно же, есть. И особнячки “новорусские” - тоже. Кстати, недалеко от посёлка - странное поселение. Плотно-плотно друг к другу - одинаковые коттеджи. Ни садиков, ни палисадников, ни деревца... Это - центр “передержки” - в смысле, временного пребывания - переселенцев из ближнего и дальнего зарубежья. Пока вид у этого центра довольно мрачный. И людей особо не видать.

Позорное слово “гастарбайтер”

В небольшом магазинчике два гастарбайтера присматриваются к одеколону попроще. Один случайно наступает мне на ногу - слегка - и тут же в ужасе втягивает голову в плечи, явно ожидая если не удара, то потока брани...

Фронтон школы

Я вспоминаю, что поблизости, в Долгоруково, гастарбайтеров периодически бьют, в том числе и милиция. Бьют их, наверное, и здесь. Или, по крайней мере, обзывают “чурками” - хотя вполне возможно, что предки именно этих смуглолицых ребят брали Виттенберг в 1945-м и похоронены здесь же, в братской могиле на въезде в посёлок. Там, на мемориальных плитах, много нерусских фамилий...

А умирали тогда, в 1941-1945, в том числе и за то, чтобы позорное слово “гастарбайтер” больше не звучало на земле.

Звучит...

Ну а наши “прогулки” продолжаются. Следующий маршрут - улица Дзержинского в Калининграде.

Д. Якшина


Если вам понравилась эта публикация, пожалуйста, помогите редакции выжить.
Номер карты "Сбербанка": 4817 7603 4127 4714.
Привязана к номеру: +7-900-567-5-888.







ПОДДЕРЖИ    
Авторизация
*
*
Генерация пароля