Новые колёса

“МЕДВЕЖИЙ УГОЛ” КЁНИГСБЕРГА сначала он превратился в базу Люфтваффе, а теперь здесь — авторынок

Наша сегодняшняя “прогулка” вместе со специалистом по истории края Николаем Чебуркиным - по поселку Борисово, прежде носившему название Крауссен.

- Когда была основана деревня Крауссен, - говорит Николай, - неизвестно. Скорее всего, в XIII или XIV веке, когда происходило заселение территории Пруссии комтуром Бранденбурга. Комтурство включало в себя три поселения:

- Фришес Хафф (теперь - пос. Ушаково);

- поселок, центром которого стала кирха Адель Нойендорф (он располагался около Мельничного пруда в конце современной улицы им. Подполковника Емельянова);

- Штайнбек (пос. Рыбное Гурьевского района).

Селились здесь в основном свободные крестьяне из Нижней Саксонии. Деревни, как правило, основывались десятью-двенадцатью семьями. Каждый крестьянский двор получал большой земельный надел, а участок старосты равнялся двум наделам.

...Когда миновало время Тевтонского ордена, крестьяне потеряли свою самостоятельность. Землевладельцем стал Кёнигсберг. Точнее, Лёбенихт. Арендную плату за пользование землей муниципалитет Лёбенихта установил нешуточную, задолженность по ней передавалась из поколения в поколение по наследству. Чтобы управлять деревней, муниципальные власти основали в Крауссене фольварк - имение, хозяйствовал в котором чиновник. Городским советом было разрешено соорудить в фольварке (Гут Крауссен) невысокую плотину для ловли лосося. Когда лосось двигался вверх по течению метать икру, ему приходилось, преодолевая плотину, устремляться... прямо в сети, расставленные рыбаками. А затем свежайшая нежная рыба попадала на стол господ из городского совета.

После наполеоновских войн Кёнигсберг продавал много недвижимости для погашения военных долгов. Гут Крауссен и Лаксвер (так называлась маленькая усадьба на месте плотины) перешли в частные руки. А после земельной реформы тамошние крестьяне получили и личную свободу, уступив помещику от трети до половины своего земельного пая.

...Для Крауссена определяющим фактором стала близость к Кёнигсбергу - десять километров. Эта деревня была расположена очень компактно - к северу от дороги, ведущей через Гутенфельд (ныне - пос. Луговое Гурьевского района), Ундерваген (Чехово Правдинского района), Гердауен (пос. Железнодорожный), Ангербург, Летцен (сейчас это территория Польши) к юго-восточной границе провинции, - и к северу от дороги, соединявшей Крауссен с Велау (пос. Знаменск).

В центре деревни имелась площадь, на ней размещались школа, сельский пруд, приют для бедных и кузница. Кстати, первая школа была основана здесь еще в XVIII веке. Учитель получал плату (наличными и “натурой”, т.е. продуктами) по количеству первокласников. Старое здание продержалось до 1910 года, после чего на этом месте возникла новая школьная усадьба. Последнего учителя, в 1935 году приехавшего из Кёнигсберга, звали Пауль Балтрушат.

Жилые дома тянулись с севера на юг. Здесь никогда не возникало проблем с грунтовыми водами - в каждом крестьянском дворе имелся собственный маленький прудик. Поначалу - просто большая лужа, в которой плескались утки. Со временем немцы занялись украшательством: на берегу каждого прудика устанавливалась керамическая фигурка гномика (очень приличного, в красном колпаке) или фарфоровая собачка (величиной с пекинеса). Делалась подсветка, вода подкрашивалась, дно прудика облицовывалось изразцовой плиткой... Сейчас все это можно увидеть только на открытках. (Или в маленьких провинциальных городках Германии, где пожилые бюргеры и особенно почтенные вдовушки еще блюдут вековые традиции.)

...Ландшафт Крауссена изменился, когда 16 июня 1910 года поместье было выкуплено у вдовы гауптмана Шнелль предпринимателем Августом Брандесом. Он создал в поселке крупное предприятие по добыче торфа, а затем открыл карьер по добыче гравия. Торфоразработки возникли там, где на протяжении столетий лебеди устраивали гнезда и выводили птенцов, но это никого не волновало. Торф давал реальные деньги. Специальной машиной инженер д-р Маттерн прорыл канал протяженностью в полтора километра до Прегеля - такой глубокий, что по нему могли ходить небольшие пароходики. Этот маршрут часто использовался для школьных экскурсий и корпоративных увеселительных прогулок, до которых немцы были большими охотниками.

Расширяя производство, Август Брандес прикупил еще два поместья, а в 1921-1922 годах, когда на Прегеле производилась мелиорация пойменных лугов, на канале был сооружен шлюз с маленькой насосной станцией. Насос приводился в действие электромотором. За низиной - польдером Крауссена - наблюдал специальный смотритель дамбы. Сейчас эти сооружения вошли в состав Южной водопроводной станции Калининграда.

В 1936 году у Крауссена было выкуплено примерно 550 моргенов земли для нужд Люфтваффе.

Был построен аэропорт Гутенфельд. Там, где прежде простирались обширные клинья ржи, теперь наблюдались зеленые квадраты аккуратно подстриженной травы вперемежку с серыми “кляксами” асфальта. Проволочный забор отделил территорию вермахта (ангары и строения авиационной базы) от деревни, которая перестала быть спокойной, умиротворенной и тихой. Теперь над крышами домов ревели моторы самолетов, через деревню проезжали, грохоча, груженные гравием тяжелые автомобили, разработка сырья на карьере велась с помощью глубинных экскаваторов.

Строительные конторы росли как грибы. Рабочие размещались в так называемых “товарищеских лагерях” и так же, как и военные, оставляли немалые деньги во всех окрестных увеселительных заведениях. На месте отработанных карьеров образовывались пруды с чистой водой - здесь велась веселая купальная жизнь.

Небольшое почтовое отделение №1, существовавшее прежде в непыльном режиме от Рождества до Пасхи, превратилось в большое предприятие, обслуживающее в основном специалистов Люфтваффе (почта два раза в день прибывала на машине из Кёнигсберга).

Поскольку многие служащие аэродрома и связисты, живущие в казармах, приехали в Крауссен с семьями, предполагалось построить также школу с тремя параллельными классами. Было налажено и удобное автобусное сообщение с Кёнигсбергом, а от станции Гутенфельд (ныне Луговое-новое) до аэродрома была проложена железнодорожная ветка.

Крауссен стал общиной зажиточной: только за один год, к примеру, фирма “Симменс-Биуюнион” выплатила поселку 50.000 рейхсмарок за право производства строительных работ. При этом Крауссен, как объект стратегического назначения, платил только 80% поземельного налога вместо 140%, которые платили все соседние общины.

...Благополучие Крауссена закончилось 26 января 1945 года: во второй половине этого дня была взорвана авиационная база Гутенфельд. Фельдполиция отправила колонну беженцев из Крауссена через Пальмбургский мост в Земланд. Часть жителей поселка отстала в Нойдамме из-за воздушного налета. Кому-то посчастливилось добраться до Блуменау, где пришлось оставить все транспортные средства и двигаться дальше лишь с ручным багажом...

Последние жители Крауссена - те, кому не удалось бегство в 1945‑м - были депортированы в 1948-м. В это время на паркете в господском доме усадьбы Крауссенхоф хранилась сахарная свекла. Само здание было полностью разграблено: выдраны деревянные панели в столовой и кабинете хозяина, выломаны оконные переплеты и двери. Сараи и прочие хозяйственные постройки - сожжены. На полях стройными рядами росли чертополох, лебеда и “главное русское растение” - лопух. Казалось, Крауссену конец.

Но... в бывших помещениях Люфтваффе вскоре после войны было размещено Калининградское высшее военно-инженерное училище им. Жданова (в просторечии “ждановка”). Часть поселка была застроена домами, предназначенными для офицеров-преподавателей училища. А потом пос. Борисово - так назвали экс-Крауссен - превратился в военный городок. Здесь давали квартиры и офицерам мотострелковой дивизии на ул. Подполковника Емельянова, которая (улица) фактически “перетекает” в главную улицу поселка. Строились эти дома тоже военными. Как полагается, из шлакоблоков, с протекающими швами, предельно простой планировки... Особой инфраструктуры в поселке не было - фактически он является частью города и “за цивилизацией” ездят в Калининград.

...В советские времена троллейбус “тройка” был заветным видом транспорта для многих юных калининградок: курсантов “ждановки” в увольнение отпускали нечасто, и девушкам приходилось ездить в училище самим. С пирожками, чтобы подкормить вечно голодного “зеленого” друга. Встречаться с курсантом “ждановки” было не так увлекательно, как с “фрунзаком” (КВВМУ), или, тем паче, со свободным, как ветер, курсантом КВИМУ... Зато имелись перспективы. Широкие. Вслед за мужем (а на пятом курсе “ждановцы” женились целыми ротами, стараясь успеть до распределения. Кто его знает, куда занесет. А вдруг туда, где один медведь на сто квадратных километров, а девушки - только в виде фотки из “Советского экрана” на стене?!) можно было попасть как в Европу (Венгрию, Чехословакию, Германию...), так и в Монголию. Или еще какую-нибудь дыру на карте.

Господский дом имения Крауссен, 1930 год

Но... кто не рискует, тот не пьет шампанского! Девчонки рисковали, шампанское на свадьбе лилось рекой, а потом... как фишка ляжет. Разведенных среди экс-выпускников “ждановки” уже через пару-тройку лет после окончания училища было (говорят) на порядок больше, чем среди других молодых лейтенантов.

...Когда изменилась военная доктрина государства и Калининград оказался как бы “российской форточкой” в Европу, “свободную зону” решили как бы демилитаризировать, и военное училище из Борисово было передислоцировано, а в опустевших корпусах разместился пограничный институт ФСБ. Сменились и многие жильцы в прилегающих к учебным корпусам и казармам “хрущовках”. Тихие дворы двух десятков домов вдруг заполонили старые иномарки.

В начале 90-х годов в окрестностях Борисова объявился отставной подполковник Игорь Янус, в прошлом - командир батальона химической защиты. Человек энергичный и предприимчивый, он получил разрешение властей и поле, прилегающее к Борисову, превратил в авторынок. (В советские времена здесь формировались так называемые целинные батальоны, куда собирали водителей со всех воинских частей и на лето отправляли в Казахстан - помогать в уборке урожая.)

Янус огородил бетонным забором всю территорию рынка, засыпал ямы гравием и закатал асфальтом торговую площадку. Сегодня это самая большая автомобильная ярмарка в янтарном крае. Правда, продаются на ней преимущественно бэушные тачки. Зато 99,9% - иномарки. Причем самые популярные - немецкие. Как сказали бы еще недавно, не прерывается связь времен.

Жизнь самого поселка особо не изменилась. Те же “коробки” домов, те же пыльные магазинчики, всенепременное нынче в любом “медвежьем углу” казино (с игровыми автоматами), тишина, скука... Правда, появились “маршрутки”, так что доехать до Калининграда можно минут за 15-20. Что будет дальше, покажет жизнь.

Ну а мы, возможно, продолжим наши “прогулки”. Если нет - считайте, что экскурсии по городу-призраку прервались по не зависящим от “НК” и, увы, отнюдь не призрачным обстоятельствам.

Д. Якшина


Если вам понравилась эта публикация, пожалуйста, помогите редакции выжить.
Номер карты "Сбербанка": 4817 7603 4127 4714.
Привязана к номеру: +7-900-567-5-888.







ПОДДЕРЖИ    
Авторизация
*
*
Генерация пароля