Новые колёса

Кёнигсберг и нацисты.
Казармы стали борделями, а фрау отбывали там «трудовую повинность»

...Предвоенный Кенигсберг был далеко не самым веселым городом на свете.

В третьем рейхе с развлечениями вообще дела обстояли туго. Соратники Гитлера вспоминали, что чувство юмора у него было весьма специфическое. Как, впрочем, и у всех диктаторов. К примеру, однажды шеф его зарубежной пресс-службы получил запечатанный конверт с приказом, который полагалось вскрыть только на борту поджидавшего самолета. После взлета.
Самолет взлетел - шеф пресс-службы вскрыл конверт и прочитал, что его высадят в коммунистической части Испании, где он должен будет вести агентурную работу в пользу Франко.
От ужаса бедолага чуть не наделал в штаны. Несколько часов самолет кружил над территорией Германии - и все это время несчастный умолял пилота повернуть обратно. Наконец пилот объявил, что совершает вынужденную посадку - а сам приземлился в аэропорту Лейпцига.
Когда Гитлеру рассказали, как вел себя его перепуганный сподвижник, тот от смеха буквально согнулся пополам, вытирая слезы... Несостоявшийся "агент" после такого конфуза сбежал в США.
...Еще хуже и специфичнее было у Гитлера с сексом. О том, что фюрер имел серьезные проблемы с потенцией и склонность к садомазохизму, написано уже немало книг. При этом Гитлер вел себя как галантнейший кавалер: целовал женщинам ручки, присылал своих адъютантов с цветами... Из-за платонической любви к своему вождю пытались покончить с собой около десятка женщин, в числе которых была и его будущая жена Ева Браун (а племянница Гитлера Гели Раубаль, с которой он состоял в противоестественной - судя по ее дневниковым записям - связи, добровольно ушла из жизни совсем юной).

Известно, что министр пропаганды Геббельс умолял свою жену Магду сблизиться с фюрером - и та упорно стремилась к достижению цели, но... Гитлер очень любил сладкие блюда, которые Магда прекрасно умела готовить. Однако дальше поедания сладостей не заходил.
Нацистские бонзы были более любвеобильны. (Все, кроме Геринга. Тот, раненный во время знаменитого пивного путча в мошонку, вынужденно был примерным семьянином.) Геббельс пропустил через свою постель всех симпатичных актрис рейха; Борман предпочитал секретарш фюрера; Гиммлер почти открыто восхищался исламским обычаем многоженства... Однако Гитлер провозгласил семью незыблемой ценностью рейха. И потому блудить его поданные - от VIPов до последнего армейского обер-лейтенанта - должны были тайно. (Геббельс оказался на волосок от гибели, когда, увлекшись красивой чешской актрисой Лидой Бааровой, решил расстаться с женой. Гитлер выслал Баарову, а Геббельсу сделал серьезнейшее внушение и приказал помириться с супругой - говорили, тот вышел из кабинета фюрера на грани инфаркта.)

"Злачные места" в немецких городах были ликвидированы накануне Второй мировой войны. Иностранные проститутки были объявлены шпионками. Правда, их не высылали, не расстреливали и не отправляли в концлагеря. Дамы использовались по своему "прямому назначению". Еще в 1938 году у Гейдриха возникла идея открыть в фешенебельном квартале Берлина такое заведение, где можно было бы в непринужденной обстановке "принимать" важных иностранных дипломатов - и с помощью женской агентуры получать разведданные. "Разведывательный бордель", куда завербовали самых красивых и высокообразованных шлюх Европы, был назван "Салон Китти" и поставлял СД километры пленки с информацией.
Подобные "салоны" вскоре возникли под патронатом СД (или гестапо) в разных городах. Но работали там уже не иностранки, а чистокровные арийки (часто из высшего общества), добровольно вызвавшиеся послужить родине таким образом.
Немецкие женщины проститутками быть не могли по определению. В смысле, не имели права торговать своим телом, принадлежащим - как и дух - Германии. Вместо этого всем женщинам рейха было предписано бескорыстно и преданно "служить солдатам рейха". Это значило, что в казармы, где немецкие фрау и фройлен отбывали обязательную трудовую повинность, солдаты и офицеры ходили как в бордель. Они могли выбрать любую женщину - и та не смела отказать в интимной близости, если не хотела, чтобы ее обвинили в недостаточной верности рейху.

Платить (или не платить) за интим "герои фронта" могли по собственному усмотрению - в последние месяцы войны в ход чаще шли не деньги, а продукты. И за банку тушенки или пару щепоток кофе голодная фрау была готова на все. Кроме того, бордели существовали при концлагерях - и офицеры СС очень любили "инспектировать новые партии заключенных" (впоследствии об этом будет снят фильм Лилиан Кавани "Ночной портье").
В Кенигсберге "Салона Китти" не было. Солдаты и офицеры, вернувшиеся с Восточного фронта, утешались или чужими вдовами в рабочих казармах, или девчонками, угнанными в Восточную Пруссию из России, Белоруссии и других оккупированных территорий.

Как-то в Германии одна пожилая немка, уроженка Кенигсберга, рассказывала мне, что в детстве она стала свидетельницей жуткой сцены: ее мать привела в дом молоденькую девушку с прямоугольной нашивкой на рукаве, где белым по голубому было написано "Ost". Девушка помогала ей по хозяйству: бегала за молоком, мыла полы, гуляла с младшим ребенком... В семье к ней относились с изрядной долей брезгливости: видимо, деревенская, она не умела зажечь газ, удивлялась водопроводу, абсолютно все ела ложкой, чавкала... Одной и той же водой могла вымыть полы на кухне и в прихожей. И лицо у нее было какое-то глуповатое...
А через две недели на побывку приехал брат отца. Той же ночью он изнасиловал работницу. Она плакала, кричала. Слышно было, как он ее бил - но никто не вступался. А утром девушку нашли повесившейся на оконном карнизе. На пояске от кухонного фартука. Как ее звали - девчонку, не пожелавшую смириться с унижением - в семье "хозяев" никто не запомнил. "Но, - говорила мне почтенная фрау, - когда в марте 1945-го моя старшая сестра стала приводить прямо в наш дом толстого чиновника из какой-то там службы обеспечения и спать с ним за шоколад и галеты, мне было стыдно... И когда потом, уже после войны, нас всех выселяли из Кенигсберга, мне было страшно и горько, но я вспоминала эту девочку, висящую на окне, - и понимала, что мы ВСЕ ЭТО, наверное, заслужили..."
Кстати, сейчас эта фрау увлечена Достоевским. Видимо, в его романах она пытается найти ответ на мучивший ее всю жизнь вопрос: почему простая девчонка с нашивкой "Ost", которая не умела пользоваться вилкой и никогда раньше не видела унитаза... "руссиш швайн", как называл ее дядя... сочла непереносимым позором то, что спокойно и неоднократно проделывала "цивилизованная" немецкая фройлен?..
...В 1941 году нацистская "золотая молодежь" увлеклась созданием порнофильмов. Их снимали в лесном массиве Заксенвальд под Гамбургом. Эти фильмы продавались, обменивались на право добычи нефти в Северной Африке, а также поднимали боевой дух солдат Африканского корпуса. Порноиндустрия развивалась якобы втайне от "целомудренного" фюрера - хотя он лично отсматривал каждый новый образчик "пикантного жанра".

Гитлер вообще был неравнодушен к искусству. Несостоявшийся художник, искусствовед и архитектор, более удачливый дизайнер (известно, что именно он разработал дизайн знаменитого флага со свастикой в белом круге, но мало кто знает, что именно ему принадлежит идея дизайна не менее знаменитого "фольксвагена-жука"), он охотно коллекционировал произведения искусства. Подражая фюреру (и понимая, какими сокровищами являются подлинные шедевры), нацистские лидеры остервенело грабили музеи на оккупированных территориях.
Особенно усердствовал Геринг. О богатствах поместья Каринхалле ходили легенды. На стенах, где картины висели в четыре ряда, не осталось места, и Геринг велел вешать картины на потолок. Даже на внутренней стороне балдахина над его кроватью красовалось изображение обнаженной Европы.
Именно так оказалась в Кенигсберге и Янтарная комната (загадка ХХ века), и многие картины и скульптуры, находившиеся некогда в экспозициях европейских музеев и галерей, а потом проделавшие сложный путь: из "коллекции" какого-нибудь нацистского вельможи - в "коллекцию" советского полковника или генерала, бравшего Кенигсберг и прихватившего "на память" живописное полотно или статуэтку... А то и в вещмешок какого-нибудь сержанта из трофейного батальона, даже не подозревающего о том, что "картинка", на которой в винном погребе крепко выпивают тучные мужчины - на самом деле принадлежит кисти фламандского мастера и стоит бешеных денег.
Шедевры, долгое время считавшиеся потерянными, а теперь всплывающие на мировых аукционах или (еще чаще!) тайно перепродающиеся американским и юаровским собирателям, как правило, имеют именно такую историю. Более образованные наследники прямо-таки цепенеют, понимая, ЧТО такое - замызганная "репродукция", привезенная дедом из Восточной Пруссии - типа открытки. Не случайно немецкие туристы первой волны, хлынувшие в Кениг-Калининград сразу после того, как его открыли для иностранцев, не только ностальгировали, но и активно скупали антиквариат, переждавший эпоху "железного занавеса" на полках советских сервантов.
...И не случайно именно в Калининграде до сих пор существуют люди, сделавшие своей специальностью поиск кладов. Скажи об этом где-нибудь в "материковой" России - засмеют. Или пальцем у виска покрутят. Там нынче даже Стивенсона не читают - про сокровища капитана Флинта и пиастры. А здесь - нормальный вменяемый человек приобретает специнвентарь (железный щуп, лопаты, молотки, металлоискатель), выясняет вероятные места захоронения ценностей и колесит по области... Как шестьдесят лет назад, так и сегодня.
"Когда наши войска подходили к Восточной Пруссии, немцам объявили, чтоб они прятали ценные вещи, что Пруссию сдадут временно, - вспоминают первые переселенцы. - В таких тайниках была в основном посуда, ее укладывали в ящики, зарывали в землю, прятали в подвалах, замуровывали в стены". - "Однажды мы с пацанами отрыли огромную ванну на два метра. Там посуда, хрусталь. А нам, мальчишкам, это зачем? Все разбили, а стаканы с собой взяли" - "У моего мужа чутье на клады было. Один раз пошли в сад собирать яблоки (дело происходило в нынешнем поселке Гастеллово). Муж говорит: "Здесь яма". Это он по осевшей земле определил. Стали копать, сняли слой земли, потом толь, доски. Смотрим, а там ящик. Как оказалось, с посудой. Посуда была красивая - фарфор Или когда мы жили в поселке Канаш... на кухне стоял шкаф Под ним прибит лист железа. Сняли железо... там ниша. А в ней оказались два велосипеда, швейная машинка, карманные золотые часы" - "В одном из разрушенных домов увидела настоящий книжный развал. Огромное к
оличество немецких книг. Среди них нашла альбом с марками... Альбом отдала детям нашего шофера. Они его, конечно, разорвали. Сейчас жалко, а тогда это не считалось какой-то ценностью" и т.д. ("Восточная Пруссия глазами советских переселенцев. Первые годы Калининградской области в воспоминаниях и документах")

...Правда, сегодня кладоискатели почти переквалифицировались в гробокопателей, но это уже отдельная тема.
...Что еще? Известно, что Гитлер терпеть не мог алкоголиков и курильщиков и был вегетарианцем. Он частенько приглашал своих сподвижников на обеды и ужины - и называл эти сборища "ресторан "У веселого канцлера". Главным блюдом "У веселого канцлера" было рагу из овощей, а любителям мяса Гитлер красочно рассказывал "застольные истории" - типа той, как он в детстве ловил раков на дохлую кошку.
...Борман поглощал вегетарианскую еду с удовольствием - а дома, вдали от посторонних глаз, заедал ее свиными копченостями. Так же он тайком накачивался шнапсом до полного изумления. А Гиммлер, будучи руководителем СС, мечтал сделать всю свою армию вегетарианцами, которые не пьют и не курят. Правда, костяк гитлеровской партии еще с 20-х годов составили любители пива, а пивные были главными агитпунктами нацистов. Тот, кто не пил национальный немецкий напиток, не внушал ни доверия, ни уважения.
Минеральная вода в обществе не приживалась. В Кенигсберге - тоже. Хотя в Хайнрихсвальде - ныне Славск - существовал лучший во всей Германии минеральный источник.
Не приживались и вегетарианские кафе (столовые)... Забавно, что больше всего ценителей пива в России - именно в Калининграде. В метрополии его и пьют меньше (если пересчитать на "душу потребления"), и разбираются в нем не так чтобы очень. А традиция сидения "на грибах" в провинциальной России вообще отсутствует. Напрочь.
Хотя... и послевоенный Кенигсберг-Калининград - далеко не самое веселое место на свете. Карма у него, очевидно, такая.
"Приятно видеть мертвого пруссака на его собственной земле, - писала газета "Известия" 1 февраля 1945 года. - За Тильзитом и Гумбиненном, невдалеке от Кенигсберга, на дороге, ведущей к Берлину. Война вернулась на землю, ее породившую. Тесно теперь мертвому пруссаку, тесно в немецкой траншее: труп стынет на трупе. Черный снег. Пепел. И на западе - багровый край неба, огненная линия нашего наступления. Туда уходит война Горит Инстербург, подожженный германскими зажигательными снарядами. Пух от немецких перин носится в воздухе. В перины с головой зарывались оставшиеся немецкие автоматчики. Их добывали оттуда штыками. Перинная пуховая пурга шумит в пустом Инстербурге. Пусть пламя возмездия гложет его..."
Но не рождаются счастливые города в пламени ненависти. Слишком много ВСЯКОГО было на этой земле - и до нас, и при нас. И только от нас сегодняшних зависит, что будет после. И будет ли вообще... А "прогулки" по исчезнувшему Кенигсбергу продолжаются.
Д. Якшина


Если вам понравилась эта публикация, пожалуйста, помогите редакции выжить.
Номер карты "Сбербанка": 4817 7603 4127 4714.
Привязана к номеру: +7-900-567-5-888.







ПОДДЕРЖИ    
Авторизация
*
*
Генерация пароля