Новые колёса

Кёнигсберг и аэропорт.
В столицу Восточной Пруссии летали Сергей Есенин и Владимир Маяковский

...Как и было обещано, наша сегодняшняя прогулка вместе со специалистом по истории края Николаем Чебуркиным - по Кенигсбергу "воздушному".
Первый гражданский аэропорт Германии появился именно в Кенигсберге (как, впрочем, и первая радиостанция, первый трамвай и даже первая в мире авиационная служба погоды - воистину, не город, а "родина слонов"!). После раздела Европы по окончании первой мировой войны (вследствие Версальского договора) Восточная Пруссия оказалась так же отрезана от Германии, как Калининградская область - от России сегодня. Мы уже писали о том, что поезда проходили по так называемому Данцигскому коридору с наглухо зашторенными окнами вагонов. Если польский пограничник видел хотя бы легкое шевеление занавески - он стрелял по окну. На поражение. Поэтому немцы проезжали Данцигский коридор, лежа на полках в своих купе чуть ли не по стойке смирно. Удовольствия такое "путешествие" доставляло мало. И государство всерьез озаботилось тем, чтобы наладить между рейхом и обособленной провинцией воздушное сообщение.

- Кенигсбергский аэропорт Девау был одним из лучших аэропортов своего времени, - говорит Николай. - Здесь имелись просторные отапливаемые ангары для самолетов, централизованная заправка топливом, подземные эмалированные емкости-хранилища, великолепная дренажная система, широкое летное поле... В начале 20-х годов небольшие города Восточной Пруссии также стремились приобщиться к воздушному сообщению. Хорошие летные поля были в Инстербурге и Эльбинге... Алленштайн располагал небольшой ровной площадкой, пригодной для взлета и посадки легких самолетов типа "Юнкерс F13". В Мариенбурге для этих целей использовалось поле, где некогда был ипподром. Тильзит пытался превратить в аэродром песчаный пустырь возле Альт Войнотен.
Существовала местная авиалиния Кенигсберг-Эльбинг-Мариенбург-Данциг-Штольц-Штеттин (причем долететь от пункта до пункта можно было минут за двадцать). И хотя стоимость авиабилетов была сравнительно невысокой (от 1 до 2 немецких марок за километр пути), все же она в 2-3 раза превышала цену железнодорожного билета первого класса. В обнищавшей после проигранной войны Германии немногие могли себе позволить подобную роскошь - и спрос на эти воздушные перевозки отсутствовал. Поэтому говорить мы будем о главном аэропорте Восточной Пруссии - Девау.
...Имение Девау, находившееся в восточном пригороде Кенигсберга Кальтхор (Кальговка), когда-то относилось к королевским владениям. В 1798 году там появился новый учебный военный плац, на котором 5 июля того же года состоялся парад в честь короля Фридриха Вильгельма II. Плац очень скоро стали называть Великим парадным. Его территория была равна 273 га, по краям плац был обсажен деревьями. Поверхность его была почти идеально ровной - это необходимое для учебных маневров условие и оказалось решающим в начале ХХ века...
Последние императорские маневры Первого Армейского корпуса прошли здесь в 1910 году. После чего на плацу и был размещен Кенигсбергский аэропорт, построенный по проекту архитектора Ганса Хоппа.
Надо сказать, жители Кенигсберга всегда питали слабость к воздухоплаванию. 5 августа 1810 года профессор Робертсон осуществил взлет на воздушном шаре со Шлоссплатц (Замковая площадь) и приземлился в Квандиттене.
В июне 1906 года для публики в Зоологическом саду был поднят привязной аэростат. Его корзина вмещала примерно 15 пассажиров, полет на высоте 300 метров стоил три марки.
В 1913 году в Кенигсберг прилетел знаменитый французский летчик Луи Блерио, незадолго до того преодолевший на моноплане Ла-Манш. Публика принимала его восторженно.

В 1913 году в северной части Амалиенау появился зал дирижаблей-"цеппелинов" - и в том же году на Девау стала базироваться военная авиация.
...Надо сказать, что кенигсбергских военных летчиков (а большинство из них имело аристократические корни) в воздухе отличали как отчаянная смелость, так и благородство. Русская писательница Тэффи вспоминала случай, рассказанный ей очевидцем воздушного боя. В небе схлестнулись два аса: француз - и потомок восточно-прусских баронов. Француз был подбит. В полет он брал с собой собаку. И вот, чувствуя, что падение неизбежно, он нацепил на пса парашют и выкинул его за борт самолета. Немец, готовый уже расстрелять в упор обессиленного противника, увидев такую картину... отдал французу честь и, развернувшись, полетел на свой аэродром. (Где, говорят, был за такой исход боя сурово наказан.)
...В соответствии с Версальским договором побежденной Германии запрещалось иметь военную авиацию. В 1920 году в Девау были переданы старые военные самолеты - для налаживания пассажирских авиаперевозок. Над "польским коридором" летать было запрещено, поэтому участок между Шнейдемюлен и Данцигом (линия Берлин-Кенигсберг) преодолевался над Данцигской бухтой. Первые полеты требовали от пассажира неплохих физических данных и смелости: предъявившего авиабилет служащие аэропорта обеспечивали меховым комбинезоном, меховыми сапогами, шапкой, шарфом, рукавицами и круглыми "летными" очками. Собирали как на Северный полюс. Лететь-то предстояло на двухместном открытом (!) "Румплере" или "Альбатросе". Однако вскоре Девау обзавелся комфортабельными (по тем временам) пассажирскими самолетами.
Уже в 1922 году самолеты Девау налетали 479.404 км, перевезя 819 пассажиров. В 1927 году, воспользовавшихся услугами гражданских авиаперевозчиков, было уже 4109 человек, а налетано в общей сложности 1.097.507 километров.

24 августа 1930 года жители Кенигсберга повалили на аэродром Девау буквально толпами: там встал на якорь знаменитый дирижабль "Граф Цеппелин" (объемом 105000 кубических метров. Эта гигантская "сигара" годом раньше совершила кругосветный перелет, преодолев 35.000 км за 21 день всего с тремя промежуточными посадками). Это был первый визит в город "Графа Цеппелина" - а последний состоялся за четыре дня до Второй мировой войны, 26 августа 1939 года. И вновь его встречали ликующие немцы: уже готовые покорять мир рослые Зигфриды и их белокурые Гретхен. И еще не знающие, чем все это для них кончится.

В 1931 году с аэропорта Девау ежедневно, утром и вечером, отправлялись самолеты в Берлин (583 км), Данциг (148 км), Тильзит (110), Хельсинки, Ковно (Каунас), Ригу, Ревель (Таллин) и Москву. Воздушное сообщение с СССР через Балтийские страны осуществляло общество Дерулюфт (до 1937 года). Интересно, что именно с Дерулюфта начинается вся история воздушного сообщения СССР.
Кенигсберг вообще в каком-то смысле символ российско-германских отношений, непростых, но тесных. Перед Первой мировой войной 30% российского экспорта отправлялось в Германию, а 48% импорта вывозилось из Германии. Даже в 1923 году, по окончании Первой мировой войны, революции, гражданской войны эти показатели оставались примерно такими же.
Осенью 1919 года Германия отказалась принять участие в блокаде Советской России: две страны, одна - оказавшаяся в международной изоляции, другая - разгромленная в пух и прах и униженная Версальским договором, обрели союзников друг в друге - перебив предварительно друг у друга же семь миллионов человек... И, о чем тогда еще не знали - готовясь перебить еще десятки миллионов. И чем ближе было "время че", тем жестче становились меры безопасности, принимаемые обеими сторонами. Люди между собой еще дружили. Половина летчиков в Дерулюфте была советскими гражданами... Немцы, регулярно осуществлявшие рейсы в Россию, обзаводились там хорошими знакомыми...
Известен один курьезный случай - впрочем, с трагическим финалом, в духе времени. Немецкий пилот дружил с русским, чья дача находилась прямо по маршруту авиалинии Дерулюфта. В течение некоторого времени пилот сбрасывал над домом своего друга посылочки с шоколадом, кофе и другими подарками. Соседи "стукнули" куда надо. Беднягу-дачника забрали в ГПУ. Через несколько дней весь немецкий летный состав в Москве был арестован по обвинению в шпионаже и выслан из страны. Нетрудно догадаться, что произошло с русским. Горьким оказался для него немецкий шоколад...
А после прихода к власти Гитлера спрос на авиаперевозки между Германией и Советским Союзом упал. Слегка оживился он после подписания пакта Молотова-Риббентропа, но... ненадолго. Последний мирный рейс из Германии совершил летчик Андреев вечером 21 июня 1941 года - в тот же день был выполнен и последний рейс из Москвы в Берлин (через Кенигсберг). Ничего не подозревавший советский экипаж оказался в центре Германии аккурат в четыре утра 22 июня...
Но это все будет позже. А пока - одним из первых пассажиров линии "Москва-Кенигсберг" был русский поэт Сергей Есенин, посетивший столицу Восточной Пруссии вместе со свой женой Айседорой Дункан. Дважды в Кенигсберг прилетал и Владимир Маяковский.
В 1931 году в Девау насчитали 4394 пассажира и 1.233.540 налетанных километров. В 1934-м - 27962 пассажира и 2.255.212 летных километров.
В конце 1936 года на аэродром Девау прилетел АНТ-25 под управлением В. Чкалова, Г. Байдукова и А. Белякова - через несколько месяцев этот экипаж посадит свой одномоторный АНТ-25 в Ванкувере, совершив первый в мире беспересадочный полет по маршруту Москва - Северный полюс - Америка.
...В 1939 году постройки аэропорта были расширены, Девау принял 1173 самолетных перелета.

...Последний пассажирский рейс из Кенигсберга был выполнен 27 января 1945 года, когда город уже находился в осаде. Самолет, на борту которого находилось 23 женщины с детьми, трое государственных служащих и, как выяснилось позже, два "зайца" (в смысле, безбилетника), начал выруливать на старт за час до полуночи. В это время со стороны поселка Ляут (Большое Исаково) появился русский танк, открывший огонь по самолету. Тот, перегруженный, тяжело полез на брюхе по глубокому снегу. Женщины в салоне начали хором молиться. А экипаж - летчик Гофман, бортмеханик Балло и радист Краузе - поднял-таки самолет в воздух. И взял курс на Берлин. (Один из тех детей сегодня - известный в Европе специалист по творчеству Достоевского. По его словам, увлечением русской классикой он обязан именно тому ночному полету. Во-первых, потому что остался жив. Во-вторых, его мать, женщина образованная и выросшая в Санкт-Петербурге, всю дорогу исступленно твердила о том, что никакие свершения в мире не стоят одной слезинки замученного ребенка
. И молилась - по-русски, чтобы именно русский бог помог ее сыну. Видимо, помог, - прим. авт.)
Во время штурма Кенигсберга здание аэровокзала было разрушено, летное поле - изрыто воронками от бомб и снарядов, нарушена дренажная система, однако уже осенью сорок пятого года аэродром начал функционировать. Первой авиалинией была "Москва-Кенигсберг-Берлин". Но в начале 50-х полеты в Берлин прекратились.
Старый аэродром принимал самолеты авиалинии Калининград-Москва до весны 1962 года. Но постепенно - по мере того, как в Аэрофлоте стали преобладать реактивные двигатели - он утратил свое значение. Для приема реактивных самолетов он был непригоден. В 1977 году с Девау был выполнен последний пассажирский рейс на "Аннушке", после чего он стал базой сельхозавиации, уступив свой городской статус новому аэропорту в Храброво.
А в 1986 году в Девау расположился авиационно-спортивный клуб РОСТО.

...Постановлением главы администрации Калининградской области №49 от 19 февраля 1992 года аэродрому Девау придан статус памятника архитектуры регионального значения. Что, впрочем, его не спасло: четырьмя годами раньше по нему протащили высоковольтную ЛЭП. И теперь парашютисты сильно рискуют быть снесенными ветром и сгореть, ударившись о провода. Уже было несколько таких случаев - с летальным исходом. (Так что прыгать с парашютом сегодня предпочтительнее на поле под Гвардейском, - прим. авт.) Тогда же, в 1998-м, Девау пытались застроить - но возмутилась общественность, памятник был спасен. Надолго ли, покажет время. Хотя, в сущности, аэродром, с которым связана история авиации не только Германии, но и России, заслуживает благодарной памяти потомков. (Именно поэтому, скорее всего, рано или поздно он и будет уничтожен. Есть у нас, знаете ли, такая традиция...)
А хотелось бы, ой как хотелось бы в дни юбилея города прыгнуть с парашютом на поле Девау! Как говорил Иммануил Кант: "Только две вещи имеют значение: звездное небо над нами и закон нравственности внутри нас"... А небо... небо-то общее - у нас и у них, живших здесь прежде... Небо, море, деревья, камни - все это мы унаследовали. С ЭТИМ мы и выросли. И этой общности у нас никому не отнять - как и не объяснить ее никому из тех, кто вырос под другими небесами. Или - тем, кто вообще не смотрит в небеса.
А наши "прогулки" - продолжаются. На очереди - Восточная ярмарка.
Д. Якшина


Если вам понравилась эта публикация, пожалуйста, помогите редакции выжить.
Номер карты "Сбербанка": 4817 7603 4127 4714.
Привязана к номеру: +7-900-567-5-888.







ПОДДЕРЖИ    
Авторизация
*
*
Генерация пароля