Новые колёса

КРУТОЙ МОРПЕХ ИЗ КЁНИГСБЕРГА.
Как матрос Вильгельм Ворм поднимал Германию с колен

Арийцы и ублюдки

Детство Вильгельма Ворма прошло в Кёнигсберге - мальчишка рос и мужал вместе с нацистским режимом. Член гитлерюгенда Ворм был дитём своего времени: привык выполнять приказы и не задавать лишних вопросов.

Вся жизнь вокруг Вильгельма была пропитана запахом униформы. Идеалом были военные. Погоны, мундиры и кожаные портупеи пользовались всеобщим уважением. Девчонки от них сходили с ума.

Немудрено, что пацаны из гитлерюгенда носили свои коричневые рубахи и чёрные галстуки с особой гордостью. Они все были частью великой державы и готовились стать солдатами фюрера - их ждали большие свершения.

Воспитатели и учителя в один голос твердили, что в случае войны все немцы должны сражаться с врагами, проявлять храбрость и самопожертвование. А в мирное время - быть нетерпимыми к “врагам нации и фюрера”. К инакомыслящим не следовало проявлять жалость и сострадание. Истинный ариец должен быть беспощаден к врагам Рейха и не утруждать себя глупыми либеральными сомнениями. Твёрдость характера в школьниках воспитывали каждодневно.

- Вы знаете, кто такой ублюдок? - спрашивал преподаватель.

Учитель поднимал с места еврейского мальчика, показывал на него пальцем и говорил: “Вот он. Его мать еврейка. Этим всё сказано”.

Потом этот мальчишка пропал вместе со своей семьёй. Никто из одноклассников не интересовался, куда они подевались.

Фюрер на борту

В 1938 году Вильгельм окончил школу и был призван в вооружённые силы. Парень попал на флот, в роту морской пехоты - первую в Германии. Место дислокации - Свинемюнде.

Кёнигсберг. Королевский замок, 1939 год

Подразделение создавалось для “выполнения опасных и сложных задач в виде внезапных атак на побережье врага с моря”.

Первой операции ждать долго не пришлось. 20 марта 1938 года морских пехотинцев погрузили на “карманный” линейный корабль “Дойч­ланд”.

Немцы на Вестерплатте, сентябрь 1939 года

- Вам предстоит освободить Мемель! - объявил командир.

Матросы дружно гаркнули “Ура!”. Мемельский край был отторгнут от Восточной Пруссии и передан Литве после первой мировой войны - на основании Версальского мирного договора. Вернуть его - было для нацистской Германии делом чести.

Через сутки на борт корабля поднялся Адольф Гитлер. Эскадра в составе трёх “карманных” линкоров, трёх лёгких крейсеров, 17 подводных лодок, 5 сторожевиков, 12 торпедных катеров и 13 тральщиков вышли в море и взяли курс на Мемель (Клайпеда).

Военно-морские силы Литвы могли противопоставить этой армаде свой единственный боевой корабль - тральщик “Президент Сметона”.

В Восточной Пруссии к броску на Мемель готовились сухопутные части Вермахта. У слабой Литвы не было никаких шансов противостоять врагу. Вооружённое сопротивление оказалось бы самоубийством.

В родную гавань

Вечером 22 марта 1938 года Германия объявила Литве ультиматум: передать Германии Клайпедский край без всяких условий и оговорок. Ранним утром следующего дня, не дожидаясь ответа литовского правительства, через мост королевы Луизы в Тильзите на Клайпеду двинулась немецкая армия.

Морская пехота на параде немецких войск в Мемеле, 1938 год

В этот момент германская эскадра вошла в клайпедский порт. Вильгельм вместе с другими морпехами высадился на пирс. Затем моряки двинулись маршем по улицам города. Большинство жителей восторженно кричали с тротуаров “Зиг хайль!”

Горожане и матросы собрались на площади у драматического театра. С балкона их приветствовал Адольф Гитлер.

- Мемельцы! - активно жестикулируя, произнёс фюрер. - Вы некогда были позорно брошены Германией на произвол судьбы, но теперь историческая справедливость торжествует, и вы возвращаетесь в лоно своей родины! Германия берёт

Гитлер принимает парад немецких войск в Мемеле, 1938 год

ваши судьбы в свои руки, даже если это не понравится половине мира...

Вильгельма переполняла гордость - Германия окончательно встала с колен. Мемельцы вопили от счастья: они вернулись в родную гавань, теперь - хоть камни с неба...

Навстречу смерти

Вестерплатте, польский солдат, 1939 год

Роту морской пехоты оставили в Мемеле. Матросы постоянно тренировались и готовились к новым десантам. Логика противостояния “с половиной мира” вела к большой битве. Как ни странно, народ Германии, понёсший страшные потери в первой мировой войне, утратил страх перед новой бойней. Напротив, нация в едином порыве радостно шла навстречу смерти и крови.

24 августа 1939 года рота мор­ской пехоты погрузилась в клайпедском порту на тральщики. Корабли отправились в Данциг. По пути к ним присоединился линейный корабль “Шлезвиг-Гольштейн”. Морпехи перешли на борт линкора, который на следующий день вошёл в данцигский порт (якобы с “дружеским визитом”) и встал напротив небольшого полуострова Вестерплатте.

25 августа на борт “Шлезвиг-Гольштейна” прибыл генерал-майор Эберхард. Он торжественно объявил, что экипажу корабля и морским пехотинцам выпала высокая честь начать “большую войну” атакой на Вестерплатте.

Данциг в то время имел статус вольного города, подчинялся Лиге наций (прообразу ООН) и был демилитаризованной зоной. Польша имела право использовать данциг­ский порт для своих нужд, в том числе и для перевалки военных грузов. Для этой цели на Вестерплатте существовали склады, охраняемые польскими военными.

Немецкий линкор “Шлезвиг-Гольштейна” ведёт огонь по Вестерплатте, 1 сентября 1939 года

Первая кровь

Кёнигсберг. Кнайпхоф, Зелёный мост, 1938 год

Склады на Вестерплатте охраняли 182 военнослужащих, имевшие на вооружении стрелковое оружие, одну 76-мм пушку и четыре миномёта. Немцы им противопоставили 3.500 солдат, линкор (4х280 мм орудий, 22х20 мм зенитки) и до 65 пушек полевой артиллерии (от 37 мм до 88 мм). Для поддержки с воздуха немцы подготовили 70 пикирующих бомбардировщиков “Ю‑87”.

Несколько складских помещений на Вестерплатте не имели никакого стратегиче­ского значения. На полуострове не было ни аэродрома, ни береговой артиллерии, а оборонительные возможности гарнизона оценивались, как очень слабые. Для немцев атака на Вестерплатте имела чисто символическое значение - она должна была “уничтожить все следы присутствия поляков в Данциге”.

- Это первая операция в начинающейся великой войне! - объявил немецким матросам генерал-майор Эберхард. - Вы должны продемонстрировать всему миру мощь германских вооружённых сил и грозную неотвратимость блицкрига. Атака запланирована на утро 1 сентября. Фюрер верит в вас!

1 сентября, за полтора часа до начала вторжения Германии в Польшу, морпехи высадились на берег у основания полуострова Вестерплатте. Со стороны Данцига подошли бойцы немецкого полицейского батальона.

В 4 часа 47 минут утра “Шлезвиг-Гольштейн” открыл огонь из орудий главного калибра. Деревянные здания складов были моментально стёрты с лица земли. Морпехи ворвались на территорию терминала через разрушенные железнодорожные ворота.

Противник отошёл в глубь полуострова, поросшего деревьями и густым кустарником. Оттуда поляки открыли меткий ружейно-пулемётный огонь - их не удалось застать врасплох.

Вильгельм вжался в землю - рядом послышались стоны его раненых товарищей. Не выдержав шквального огня, немцы отошли на исходные позиции.

Семь дней штурма

Ещё дважды Вильгельм и его товарищи поднимались в атаку, но каждый раз поляки, отлично маскировавшиеся среди деревьев, метким огнём заставляли морпехов отступить. Не исправила положения даже мощная артиллерийская поддержка линкора - третья атака также захлебнулась.

Итоги первого дня были для немцев удручающими. Заняв лишь небольшую часть территории, они потеряли 82 человека убитыми и более 100 ранеными. Польские потери составили 4 убитых и несколько раненых. Гарнизон лишился своего единственного по

левого орудия.

Последующие шесть дней немцы чередовали массированные бомбардировки с воздуха, артиллерийские обстрелы и атаки пехотинцев, получивших солидное подкрепление. Но поляки упорно сопротивлялись.

6 сентября 1939 года германским морпехам удалось поджечь лес, после чего противник лишился возможности прятаться за деревьями. Однако и после этого очередная атака немцев была отбита. При этом Вильгельм получил две пули в грудь - товарищи оттащили его в полевой госпиталь.

Конец карьеры

На следующий день комендант польского гарнизона майор Сухар­ский решил, что его солдаты исчерпали все возможности для сопротивления и отдал приказ о капитуляции.

К этому времени танковые части Вермахта уже вышли к Варшаве и правительство Польши покинуло столицу.

Над Вестерплатте подняли белый флаг. Но Вильгельм этого уже не увидел - он скончался в госпитале от полученных ран.

Польская охрана военных складов на Вестерплатте продержалась ровно 173 часа 30 минут. Обороняющиеся под непрерывными бомбардировками, арт­обстрелами и атаками элитных солдат врага поляки потеряли 58 человек убитыми и ранеными. Немецкие потери составили около 400 солдат.

А. Захаров


Если вам понравилась эта публикация, пожалуйста, помогите редакции выжить.
Номер карты "Сбербанка": 4817 7601 2243 5260.
Привязана к номеру: +7-900-567-5-888.




Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *




ПОДДЕРЖИ    
Авторизация
*
*
Генерация пароля


9 + 6 =