Новые колёса

КРОВОЖАДНЫЙ ДИКАРЬ ИЗ КЁНИГСБЕРГА.
Как Герман Риттер выжил в Гренландии

Белое пятно

Герман Риттер с детства мечтал о дальних странствиях. В родном Кёнигсберге он любил смотреть на корабли, прибывающие из далёких стран. Одно удручало паренька - время великих географических открытий миновало. Правда, на карте мира ещё оставалось “белое пятно” - Арктика.

Кёнигсберг. Деревянный мост, 1937 год

В 1909 году, когда Герману исполнилось 17 лет, он узнал из газет: Северный полюс покорён! Американец Роберт Пири с группой эскимосов из Гренландии достиг заветного пункта. Юный Риттер был воодушевлён удачей героической экспедиции и твёрдо решил связать свою жизнь с Севером. Ведь там оставалось так много неизведанного.

Для юноши из небогатой семьи путь в эти края был один - стать моряком. Герман устроился матросом на промысловое судно, занимавшееся добычей моржей. Вскоре он своими глазами увидел ледяные просторы Северного ледовитого океана.

Полярный волк

В 1914 году началась первая мировая война, и Риттера призвали на военную службу. Несколько лет он провёл в стальной коробке линейного крейсера, тоскуя по вольной жизни “на гражданке”. Как только наступил мир, Герман снова стал ходить в Арктику на промысловых судах.

Романтики он хлебнул вдосталь. Несколько раз приходилось зимовать на архипелаге Шпицберген - судно было затёрто во льдах. Там Риттер познакомился с норвежскими моряками, оказавшимися в аналогичной ситуации. Особенно близко Герман сошёлся с Генри Руди - опытным охотником на моржей.

Генри научил немецкого приятеля выживать в суровых полярных условиях. Расстались они настоящими друзьями.

Вскоре Риттер стал настоящим “полярным волком”, и его назначили капитаном небольшого судна “Саксония”. А затем грянула новая война - вторая мировая.

Кёнигсберг, Замковый пруд и набережная Мюнцплатц

Разведка погоды

47-летнему Герману Риттеру присвоили звание лейтенанта флота и оставили командовать прежним судном. Только вот мирная “Саксония” получила громкий статус разведывательного корабля. Правда, “разведывать” Риттеру предстояло только погоду.

В условиях боевых действий в Атлантике точный метеорологический прогноз стал стратегической информацией. Ни Англия, ни США такими важными сведениями с противником делиться не желали. Германия оказалась без метеосводок. Она была лишена возможности осуществлять наблюдения в западной части Атлантики, а без этого нечего было и думать о точных прогнозах.

Попытки метеонаблюдений с самолётов люфтваффе результатов не дали. Нужна была постоянная метеорологическая станция. Немцы решили её создать в Гренландии. Эту задачу возложили на специальные суда. Несколько из них были потоплены американцами ещё до высадки метеорологов в Гренландии.

Летом 1942 года пришёл черёд “Саксонии”. Риттер повёл своё судно в рискованный поход к противоположному берегу Атлантического океана.

Армия капралов

Гренландия принадлежала Дании - стране, оккупированной Гитлером. Однако губернатор острова Эске Брун не признал власти фашистов. До Германии было далеко, а США - под боком. В этой ситуации Брун был уверен, что немцы до Гренландии не доберутся. И тут от американцев пришли сведения о попытках высадиться на остров герман­ских метеорологов! Война добралась и до Гренландии. Нужно было срочно принимать меры.

На острове проживали всего 22 тысячи человек. Все - эскимосы, и лишь несколько чиновников-датчан.

- Вполне возможно сформировать армию, - решил губернатор и первым делом присвоил себе звание генерала.

Кёнигсберг. Набережная Лаака, 1910 год

Своих чиновников Брун тоже перевёл на “военное положение”. Один стал капитаном, другой - лейтенантом, пятеро оставшихся - капралами.

Дело оставалось за малым - набрать солдат.

Люди - не медведи

Казалось, из эскимосов должны были получиться отличные солдаты. Потомственные охотники метко стреляли и умели мастерски маскироваться. Генерал Брун принялся горячо убеждать эскимосов встать под знамёна новой армии.

Однако натолкнулся на глухую стену непонимания.

- Стрелять в людей?! - изумились эскимосы. - Как можно?! Это же не медведи!

Брун попытался рассказать о войне, которая шла в Европе: о миллионах погибших, о разрушенных бомбами городах, о страданиях маленьких детей.

Эскимосы пришли в ужас. Это же дикость какая-то! Если белые люди столь кровожадны, то с ними нельзя иметь дело.

В общем, не поняли друг друга. Вековое общение гренландских эскимосов с медведями привело к простой формулировке: здесь, среди безжизненных суровых гор и льдов, человек человеку - друг. Врагом может быть лишь хищный зверь. Само сочетание слов “человек - враг” звучало для эскимоса столь же дико, как и “медведь - друг”!

Эскимосы дружно ушли вглубь острова - от греха подальше. Верховный главнокомандующий вооружёнными силами Гренландии остался без армии.

Зимовка во льдах

Немецкую “Саксонию” намертво затёрло во льдах у берегов Гренландии

Незадачливому генералу помогли американцы. Они прислали на остров норвежцев, которые после оккупации своей страны немцами бежали в Америку. Эти люди составили костяк “санных патрулей”. С этого момента побережье Гренландии регулярно осматривали вооружённые солдаты на собачьих упряжках. С одним из таких патрулей пришлось столкнуться команде “Саксонии”.

Лейтенанту Риттеру удалось провести своё судно через Атлантику незамеченным. В небольшой бухте он высадил на берег команду метеорологов. Но затем моряков постигла неудача - “Саксонию” затёрло во льдах. Экипажу пришлось покинуть тонущее судно. Все 18 человек организовали лагерь и начали готовиться к трудной зимовке.

Тут очень пригодился опыт Риттера. Под его руководством немцы не только сумели выжить, но и стали регулярно радировать командованию результаты метеонаблюдений. В общем, команда выдержала суровую зиму. Только вот с питанием было совсем худо - съестные припасы подходили к концу.

11 марта 1943 года два немецких моряка решили обследовать соседнюю бухту. Они наткнулись на пустую рыбацкую хижину, в которой имелось кое-что из еды. И тут появились две собачьи упряжки - санный патруль!

Немцы бросились наутёк.

Старый знакомый

Трое норвежцев вошли в хижину и обнаружили там немецкий китель со свастикой. Но беспечный патруль решил для начала перекусить и согреться.

В это время лагерь немцев гудел, как растревоженный улей. Начальник метеостанции лейтенант Готфрид Вайс схватил автомат и бросился к рыбацкой хижине, увлекая за собой подчинённых. Однако норвежцы обнаружили неприятеля и поспешили ретироваться. Бежали они в такой спешке, что бросили сани, собак и почти все вещи. Включая дневник, который уже несколько месяцев вёл патрульный Мариус Дженсен.

В дневнике немцы обнаружили ценные сведения: в 100 километрах отсюда располагалась база санных патрулей. Полистал толстую тетрадь и Риттер. Боже мой! На одной из страниц упоминалось имя его старого приятеля по Шпицбергену - Генри Руди. Полярник тоже служил на упомянутой базе.

Неужели старым друзьям придётся стрелять друг в друга!

Вперёд, в атаку!

У немцев разгорелся нешуточный спор. Готфрид Вайс предлагал найти и уничтожить базу врага. Его поддержал корабельный врач Рудольф Зензее - нацист до мозга костей.

- Наша задача - не стрелять, - пытался образумить команду Герман Риттер, - а наблюдать за погодой!

В конце концов сошлись на том, что нужно дать радиограмму командованию и ждать его решения. Приказ сверху не за­ставил себя ждать: атаковать!

“Ах, ты, сукин сын!”

Несколько дней немцы шли по безлюдному побережью. На третью ночь они добрались до базы санных патрулей. К тому времени норвежцы, побывавшие в рыбачьей хижине, уже вернулись на базу и доложили командиру о германских солдатах.

- Я пойду первым, - решил Риттер, - разведаю.

Экипажу пришлось покинуть тонущее судно

В темноте он приблизился к бревенчатой избушке и крикнул по-норвежски: “Есть тут кто-нибудь?”

- Неужто это ты, Герман? - узнал приятеля по голосу Генри Руди. - Ах, ты, сукин сын! Лучше проваливай отсюда подобру-поздорову!

- Я бы с радостью, - отозвался Риттер, - но за моей спиной 18 солдат. И они жаждут крови. Лучше сваливай ты.

- Понял, - закончил разговор Генри.

Когда немецкий отряд ворвался на базу, норвежцы уже растворились в темноте. Ушли. Но настырному Рудольфу Зензее удалось захватить в плен замешкавшегося Мариуса Дженсена.

Перед уходом немцы спалили избу. Риттер не успел им помешать и был вне себя от ярости.

- Идиоты! - орал Герман. - В Арктике нельзя жечь жилища! Это варварство!

Но было поздно. Хорошо, что удалось спасти жизнь Мариусу. С ним немцы и вернулись на свою метеостанцию.

“Давай меняться!”

- Теперь нам не сдобровать! - пугал немецкую команду Герман. - Патрули будут нас искать. Нужно срочно искать другое место для дислокации.

Норвежские солдаты взяли в плен немецких метеорологов

В общем, лейтенант Риттер заявил, что отправляется на поиски удобного места. С собой он взял матроса Карла Кайзера и пленного Мариуса Дженсена.

- Он хорошо знает местность, - объяснил Герман. - С ним мне будет легче.

Троица покинула метеостанцию. А через сутки назад вернулся Карл Кайзер. Он объяснил, что Риттер приказал ему идти “домой”. Дескать, Карл в плохой физической форме и медленно передвигается. Больше немцы Германа Риттера не видели.

Тем временем Риттер огорошил Мариуса.

- Всё, - сказал немец. - Меняемся. Теперь пленным буду я.

И отдал свой автомат норвежцу.

Настоящие эскимосы

Герман и Мариус прошли пешком более 300 километров, прежде чем добрались до ближайшего жилья. Автомат несли поочерёдно.

В населённом пункте лейтенанта Риттера обогрели, накормили и отправили в лагерь для военнопленных - в Канаду. Война для него закончилась.

Пленные немцы

Немцев с метеостанции забрал германский самолёт. Вернувшись на “большую землю”, Рудольф Зензее доложил командованию о “возмутительном поведении лейтенанта Риттера”. В итоге военный трибунал заочно приговорил Германа к расстрелу.

Немцы ещё раз попытались оборудовать метеопост в Гренландии, но весь личный состав был взят в плен санными патрулями. Без выстрелов. На этом фашисты закончили свою “Гренландскую операцию”.

Герман Риттер после войны не захотел возвращаться в Германию. Он поселился в Австрии. Со своим другом Генри он переписывался до конца жизни. Оба стали закоренелыми пацифистами. Можно сказать, настоящими эскимосами.

А. Захаров


Если вам понравилась эта публикация, пожалуйста, помогите редакции выжить.
Номер карты "Сбербанка": 4817 7603 4127 4714.
Привязана к номеру: +7-900-567-5-888.







ПОДДЕРЖИ    
Авторизация
*
*
Генерация пароля