Новые колёса

КРОВАВЫЕ РЕКИ КЁНИГСБЕРГА.
Боцман Штайнер воевал на Прегеле, Дейме и Висле

Бог с ними

Кёнигсберг. Немецкие миноносцы около Neue Liberale Synagoge

Ганс Штайнер познакомился с Иваном в Эльбинге (ныне Эльблонг, Польша), в портовом кабачке. Ганс трудился боцманом на небольшом буксире, Иван был мотористом и приехал на местную судоверфь получать паровой паром, приобретённый русским правительством у немцев.

Дружба продолжалась недолго - всего через неделю Иван на своём судне отправился по Висле в Варшаву (Польша в то время входила в состав Российской империи). Но о знакомстве у Ганса остались самые приятные воспоминания: пива и шнапса было выпито немало...

А всего через год, в 1914-м, Эльбинг потрясли тревожные новости: Германия оказалась на пороге войны. Матросы и портовые рабочие живо обсуждали политические события.

- Австрийцы должны приструнить сербов! - размахивал руками грузчик Пауль. - Убийство эрцгерцога Фердинанда нельзя оставлять безнаказанным!

- Правильно! - кричали матросы. - Австрия - наш союзник. Мы обязаны им помочь. Если Россия и Франция защищает сербов, - мы возьмём в оборот всех скопом!

- И Британии достанется, - стучал по столу оловянной пивной кружкой Ганс. - Помяните моё слово: Германия закончит войну до Рождества...

В общем, все были единодушны: немцы не позволят себя унижать - впереди впечатляющая победа. Каждый был готов идти на фронт за Фатерланд и императора Вильгельма.

- С нами Бог! - торжественно провозгласили работяги.

Аналогичные разговоры велись и в России. Иван со своими приятелями-матросами тоже верили в скорую победу. Каждый был готов сложить голову “за Веру, Царя и Отечество”.

- Мы, русские, - крестился Иван, - с нами Бог! Не дадим сербов в обиду. Они - наши братья по вере. Угробили этого Фердинанда - и правильно сделали!

“На кого вы нас бросаете?!”

Первая мировая война, которую так ждали патриоты всех стран, началась с сюрпризов. В августе 1914‑го русские войска вторглись в Восточную Пруссию. Немецкие гражданские суда срочно мобилизовали вместе с экипажами.

Буксир, на котором служил Ганс, вооружили 37-мм орудием, защитили броневыми листами и определили в “Отряд кораблей крепости Кёнигсберг”. Отряд состоял из 50 пароходов, буксиров и катеров. На всех установили пушки. Действовать им предстояло на реках Неман, Прегель и Дейма.

1-я русская армия генерала Ренненкампфа захватила Гумбиннен (ныне Гусев) и вышла к реке Дейме. 2-я армия генерала Самсонова двигалась в обход Мазурских озёр на Эльбинг. Положение немцев было критическим.

Однако действия русских были несогласованны.

Кёнигсберг. Прегель. Вид с двухъярусного моста

Германское командование пошло на риск: из полосы наступления Ренненкампфа почти все силы начали перебрасывать на юг - против Самсонова. 1-я русская армия тем временем топталась на месте. Наступать Ренненкампф не торопился.

Немецкие корабли из Кёнигсберга отправились по рекам Прегель и Дейма к Тапиау (ныне Гвардейск). Там они приняли на борт несколько батальонов пехоты - их следовало доставить в Кёнигсберг. Оттуда солдат планировалось перебросить на юг по железной дороге.

Кёнигсберг. Прогулочный пароход на Прегеле, вид с Императорского моста                  на Собор, Королевский замок  и синагогу на о. Ломзе

Погрузка солдат на корабли повергла местных жителей в уныние.

- На кого вы нас бросаете?! - голосили женщины. - Кто нас защитит от русских?!

Ганс мрачно наблюдал за этой картиной с палубы буксира. Война уже не казалась ему лёгкой прогулкой.

Разбили по частям

Генерал А. Самсонов

Оставив против медлительной армии Ренненкампфа слабые заслоны, немцы всеми силами обрушились на дивизии Самсонова. Разгромив их, германские войска ударили на север и разделались уже с 1-й армией русских. Буксир, на котором служил Ганс, всю осень доставлял по реке Преголь боеприпасы и подкрепления. К зиме враг был отброшен.

Немецкие корабли вернулись в Кёнигсберг - на зимовку. Реки замёрзли и плавать по ним не представлялось возможным. Вынужденный отдых закончился весной 1915 года. Отряд вновь засобирался в поход.

- Идём на Варшаву, - объявил командир. - Пора выбить русских из Польши.

Корабли пересекли залив Фриш-Гафф (Калининградский) и вошли в Вислу. Ганс невольно вспомнил о своём приятеле Иване: интересно, что с ним, как он?

Иван тоже был мобилизован - вместе со своим судном. С севера Варшаву прикрывала мощная крепость Новогеоргиевск (ныне Модлин).

Она стояла на берегу Вислы и российское командование решило создать для её прикрытия речную флотилию. В её состав вошли 32 парохода, на которые установили пушки. Паровой паром Ивана тоже стал военным кораблём.

На крепость Новогеоргиевск русское командование возлагало большие надежды. Это был гигант­ский комплекс: мощная цитадель, которую окружали 60 фортов. Силы здесь были сконцентрированы немалые: около 90 тысяч солдат и 1.200 орудий. Вполне достаточно, чтобы защитить Варшаву с севера.

Ни снарядов, ни патронов

Летом 1915-го немцы начали наступление на Польшу. Отряд кёнигсбергских кораблей переправлял солдат на восточный берег, обстреливал русские укрепления, доставлял боеприпасы. В августе корабли подошли к Новогеоргиевску. Навстречу вышли русские суда - завязался бой.

Буксир Ганса получил лёгкие повреждения от осколков, один матрос был убит. Идти вверх по реке отряд не решился - опасались мин.

- Нелёгкое нам предстоит дельце, - вслух размышлял Ганс. - Эту крепость одним ударом не взять. Чувствую, насидимся в осаде!

Тем временем к Новогеоргиев­ску подошли немецкие сухопутные войска. И хотя по численности они уступали русским (65 тысяч человек против 90 тысяч), они решили взять крепость штурмом. Численность врага их не смущала.

Русские были плохо подготовлены к обороне. Только 35 тысяч солдат из 90 тысячного гарнизона имели винтовки. Остальных вооружить “не успели”, хотя война шла уже целый год. Катастрофически не хватало патронов и снарядов. Немудрено: такая ситуация была характерна для всего фронта.

- У меня мало людей, - писал командующий Северо-Западным фронтом генерал Алексеев, - ещё меньше офицеров, и ещё меньше патронов...

У немцев с боеприпасами всё было в порядке и они пошли в атаку.

Позорная капитуляция

16 августа 1915 года немцы с ходу захватили два форта. На следующий день они взяли ещё несколько укреплений. Комендант крепости генерал Николай Бобырь не нашёл ничего лучшего, как отвести войска в главную цитадель, сдав противнику сразу 10 фортов. Воодушевлённые успехом немцы вновь ринулись на штурм.

Генерал Бобырь счёл дальнейшее сопротивление бесполезным и отправился сдаваться в плен. Уже из германского штаба Бобырь отдал распоряжение своим войскам сложить оружие.

Русские капитулировали. Гарнизон потерял около 3.000 солдат убитыми. 87.000 человек оказались в плену. Среди них 23 генерала и 2.100 офицеров. Немцы получили в качестве трофеев все 1.200 орудия крепости.

Суда русской флотилии затопили сами экипажи. Иван вместе с другими матросами и солдатами попал в плен. В лагере он заболел тифом и умер.

Ганс Штайнер своего приятеля не увидел. Немецкие корабли были заняты наведением переправ через Вислу - германские войска продолжали наступление. Теперь их целью была Беларусь.

Впереди были ещё три долгих года войны и миллионы погибших. Но Гансу не довелось пережить этот кошмар до конца. После возвращения отряда в Кёнигсберг, Штайнер тяжело заболел и умер в госпитале. По странному стечению обстоятельств он тоже скончался от тифа.

А. Захаров


Если вам понравилась эта публикация, пожалуйста, помогите редакции выжить.
Номер карты "Сбербанка": 4817 7603 4127 4714.
Привязана к номеру: +7-900-567-5-888.







ПОДДЕРЖИ    
Авторизация
*
*
Генерация пароля