Новые колёса

КРОВАВАЯ КОРОНА КЁНИГСБЕРГА.
За право называться королём Фридрих заплатил жизнями тысяч прусских солдат

Мы продолжаем “прогулку” по королевскому Кёнигсбергу.

Полковник Калькштайн

Фридрих I

Георг Вильгельм, о котором мы говорили в прошлый раз, вошёл в историю Пруссии как откровенно слабый правитель. Его сын Фридрих Вильгельм добился большего. Именно при нём Пруссия обрела независимость: Фридрих Вильгельм искусно сыграл на противоречиях между Польшей и Швецией. После чего вплотную занялся укреплением своих позиций в Кёнигсберге. В частности, воздвиг крепость Фридрихсбург - чтобы держать под контролем строптивых горожан. А главное, чтобы поставить под свой контроль морскую торговлю.

Это не понравилось местным дворянам. Разразился громкий скандал: курфюрст потребовал, чтобы сословия Кёнигсберга присягнули ему на верность. Бюргеры и дворяне ответили новому правителю герцогства “найн”.

Больше десяти лет сословия Кёнигсберга упорствовали в своём нежелании присягать Фридриху Вильгельму! Пока в октябре 1662 года курфюрст не вошёл в Кёнигсберг с войсками. Присяга в итоге таки была принесена - в обмен на сохранение за городом его привилегий. Но любви к курфюрсту в Кёнигсберге не прибавилось. Оппозиционно настроенных дворян возглавил полковник Кристиан Людвиг Калькштайн. Он тайно отправился в Варшаву, чтобы уговорить польского короля выступить в поддержку прусских сословий. Но... агенты Фридриха Вильгельма ВЫКРАЛИ Калькштайна и, связанного по ногам и рукам, тайно вывезли в Пруссию. Где он и был казнён.

Горбатый курфюрст

Понятно, что сам курфюрст тоже не питал любви к строптивому Кёнигсбергу. И долгое время Восточная Пруссия находилась на положении опальной “медвежьей окраины”.

В сущности, Фридрих Вильгельм “вспомнил” о Восточной Пруссии лишь, когда в результате эпидемии чумы она практически обезлюдела и ему представился шанс переселить на опустевшие земли своих любимых гугенотов (которых по всей католической Европе преследовали за веру). Впрочем, приглашал он и лютеран, и кальвинистов, и католиков, и евреев... - всех гонимых - и оттого готовых служить ему верой и правдой.

“Импортированная элита”, во-первых, способствовала экономическому подъёму провинции, а во-вторых, отличалась личной преданностью “благодетелю”... В общем, курфюрст подготовил весьма благодатную почву, на которой его сын Фридрих III “взрастил” королевскую корону.

Фридрих III унаследовал титул курфюрста в 1688 году. Ещё в детстве он повредил позвоночник, отчего сделался слегка горбатым и кривошеим. Этот дефект, впрочем, легко скрывался париком. Но... Фридрих III не был ни умён, ни дальновиден, зато отличался непомерным тщеславием. Сознание своей физической ущербности заставляло его “держаться великим человеком”, отчего он делался ещё смешней для окружающих.

В рыцарском замке

Свой огромный провинциальный двор он пытался “поставить на широкую ногу” и уподобить (ни много ни мало) Версалю Людовика XIV. А главное - его снедала тоска по короне. Австрийским Габсбургам, могущественной монаршей династии Европы, эта идея не нравилась категорически: Прусское герцогство было расположено вне границ Священной Римской империи, считалось независимым и суверенным, и появление прусского короля неизбежно девальвировало бы титул императора.

Фридрих III потратил бешеные деньги (около 300.000 талеров) на подкуп австрийских министров, пытаясь через них воздействовать на императора Священной Римской империи. Император стоял на своём. Но... когда началась тяжба за испанскую корону, Габсбургам понадобились солдаты. Фридрих III предоставил в распоряжение императора 30.000 прусских солдат - и Габсбурги согласились даровать Гогенцоллернам (династии курфюрстов Бранденбурга) королевский титул. Тысячи солдат полегли в войне за испанский престол - войне, которая к ним лично не имела ни малейшего отношения, зато 18 января 1701 года в рыцарском замке Кёнигсберга прусский герцог Фридрих III был коронован под именем Фридриха I. Так появилась традиция, согласно коей все последующие прусские короли короновались именно в Кёнигсберге.

Фельдфебель на троне

18-летний Вильгельм II

Процедура коронации потребовала колоссальных затрат (около 6 миллионов талеров). Был введён специальный коронационный налог, который, впрочем, принёс в казну всего полмиллиона талеров.

Курфюрст собственноручно возложил на себя корону - и проделал то же самое с супругой своей, Софией Шарлоттой. Затем представители сословий присягнули королю в приёмном зале, а в замковой церкви состоялось миропомазание. Гремели фанфары, литавры, звенели колокола, стреляли орудия - так Кёнигсберг превратился в королевскую резиденцию.

Сын Фридриха I, второй прусский король Фридрих Вильгельм I, вошёл в историю как “король-солдат” (или “король-капрал”). Его интересовала только армия. Любимым изречением “фельдфебеля на троне” было: “Не рассуждать!”

Армию он в скором времени сделал четвёртой по численности в Европе; культуру и науку свёл до уровня канализации; лучшим способом воспитания (в том числе и в собственной семье) считал телесные наказания.

Отличался он редкостной скупостью и, в отличие от отца, люто ненавидел Версаль. Его коронация обошлась в 2.547 талеров 9 пфеннигов, а расходы “на излишества” были раз и навсегда исключены из бюджета.

Город-резиденция

Кстати, именно он подарил царю Петру знаменитый янтарный кабинет и прогулочную яхту. Кабинет, допустим, - из соображений экономии (Фридриху Вильгельму позарез нужна была союзническая позиция Петра, а кабинет остался ему, Фридриху Вильгельму, от батюшки в недоделанном состоянии). 18 января 1701 года, Рыцарский зал Королевского замка, Кёнигсберг. Коронация курфюрста Фридриха IIIА вот яхта показывает, как высоко в Европе котировались акции “варварской” России. Если даже такой отъявленный скупец нашёл в себе силы сделать королевский подарок...

Фридрих Вильгельм I продолжил политику деда, приглашая в Восточную Пруссию переселенцев из Зальц­бурга, Насау, Пфальца и других земель. При нём же - 28 августа 1724 года - объединились Альтштадт, Кнайпхоф и Лёбенихт, и вплоть до падения Германской империи в 1918 году объединённый город Кёниг­сберг именовался “королевским прусским столичным городом-резиденцией”.

В 1740 году прусский престол занял Фридрих II. Восточную Пруссию он недолюбливал, хотя был здесь, как минимум, трижды: в 1735 году, по поручению отца; в 1740-м - во время собственной коронации; и в 1750-м, проездом.

Присягнули императрице

Фридрих II был уже готов лишиться Восточной Пруссии: в ходе Семилетней войны 1756-1763 гг. он открыто разрешал своему адъютанту и камергеру Гольцу, направленному в Петербург, торговать по поводу этой провинции. “Если они (то бишь, русские) захотят оставить за собой Пруссию навсегда, то пусть они вознаградят меня с другой стороны”.

Может, это было эмоциональным отголоском крайней обиды: в 1758 году жители Восточной Пруссии весьма лояльно отнеслись к российской оккупации и присягнули на верность императрице Елизавете. Этого Фридрих II “вероломным” подданным так и не простил, и за последующую четверть века своего правления не побывал в Кёнигсберге ни разу.

Фридриха II сменил его сын, Фридрих Вильгельм II. В Кёнигсберге он был, совершая обряд коронации - а затем должен был появиться, чтобы “лично возглавить поход против России”. Дело в том, что именно в это время отношения России и Пруссии испортились до такой степени, что Екатерина II в узком кругу приближённых сказала: “Без войны с Пруссией не обойтись”. А Фридрих Вильгельм II повелел всем полкам в Кёнигсберге “к походу в готовности находиться”.

В Королевском замке спешно обновлялись покои Его Величества, в город прибыл “Его королевского величества полевой экипаж, состоявший из 16-ти повозок, 200 ездовых, 40 верховых лошадей и 71 мула”. Но... ситуация “рассосалась”. Большая группа пекарей, специально нанятых для обслуживания войска, была распущена по домам; пуды загодя испечённых хлебов - розданы населению; лишние лошади распроданы с торгов, а офицерам - приказано “быть на мирной ноге” и вручено “за беспокойство” по 40 талеров каждому.

Агент царя

Интересно, что в Восточной Пруссии само население было крайне заинтересовано в сохранении мира с Россией - но это уже другая история. А вот Мария Елизавета Каролина Прусская, дочь Вильгельма Прусского и внучка Фридриха Вильгельма II, станет бабушкой последней русской императрицы Александры (по отцовской линии).

Фридрих Вильгельм III был мужем королевы Луизы. Об этом монархе мы рассказывали достаточно. Его дочь стала, как известно, российской императрицей Александрой Фёдоровной, супругой Николая I.

В последующее столетие Германия стала империей, но по традиции коронация императора происходила именно в Кёнигсберге.

Интересно, что Вильгельм I (сын королевы Луизы) и его сын Фридрих Вильгельм (что поделать - не было иных имён в династии Гогенцоллернов) слыли ярыми “русофилами”. Во время Крымской войны англичане и французы всячески стремились столкнуть лбами Восточную Пруссию и Россию. Прусскому королю то сулили после войны прибалтийские территории Российской империи, то клеймили его “агентом и другом царя”, то предлагали “немедленно проучить”... Пруссия устояла - и оказалась во время морской блокады российских портов на Балтике единственным “окном”, открытым для русской торговли с Западом.

Ногами вперёд

Ну а потом на престол взошёл кайзер Вильгельм II. Последний император Германии и король Пруссии. Личность весьма колоритная - роковой разрушитель, подводящий итог многовековой династии Гогенцоллернов.

Он родился 27 января 1859 года. При его рождении присутствовали дед, отец, кронпринц, четыре профессора медицины и акушерка. Плод был расположен неправильно, шёл ногами вперёд. Матери дали хлороформ, а ребёнка стали извлекать щипцами. Когда вытащили - он не дышал. Присутствующие растерялись, и только акушерка, схватив младенца, стала активно растирать его, шлёпать, дуть ему в нос и в уши.

“Разве можно так обращаться с принцем?!” - возопили профессора. Но ребёнок - задышал и заплакал.

А через какое-то время выяснилось, что у него серьёзнейшая родовая травма: кость левой руки вырвана из плечевой сумки, мышцы повреждены. В итоге Вильгельм II так и не смог нормально пользоваться левой рукой. Она была на 15 сантиметров короче правой. Да и вообще вся левая сторона туловища была развита слабо. Камердинеры, переодевая Вильгельма по пять раз в сутки, опасались, что во время этой процедуры он упадёт.

Ел он специальным прибором, сочетающим вилку и нож. Ездил верхом на специально тренированной лошади. Из-за искривления шеи всю жизнь носил особое приспособление, помогающее держать голову. Перманентно страдал от ангины и воспаления ушей. А главное - отличался неустойчивой и весьма нездоровой психикой.

Юбилейная открытка, выпущенная к 200-летию прусской монархии. Кёнигсберг, 1901 год

Голубой наставник

Когда Вильгельму было 4 года, его взяли на бракосочетание дяди, принца Уэль­ского. Там Вильгельм сцепился со своим дядей-герцогом (на несколько лет старше его самого). И прокусил ногу ещё одному венценосному родственнику, который попытался разнять титулованных драчунов.

Кайзер Вильгельм II на фронте. 1915 год

Вильгельм ненавидел мать и презирал отца. Женился рано - на Шлезвиг-Гольштейнской принцессе Августе Виктории - старшей дочери английской королевы Виктории (той самой, с которой связано понятие “викторианская эпоха”).

Семейная жизнь не принесла ему особого удовольствия. Во-первых, жена была настоящей англий­ской леди - из тех, что в постели никогда не шевелятся, и Вильгельма тянуло “на сторону” буквально с первых дней брака.

Во-вторых, его наставником в вопросах “духовного воспитания” был некто граф Филипп Эйленбург, доктор права, дипломат, музыкант, поэт-романтик и... гомосексуалист. Относительно нетрадиционной ориентации кайзера Вильгельма ничего неизвестно, но... он обожал “длинных парней”. Все его флигель-адъютанты были очень высокими.

Переоделся балериной

В юности Вильгельм был завсегдатаем казино. Трон унаследовал в 29-летнем возрасте. Был ограниченным, малообразованным. Он окончил обыкновенную гимназию, где учился вместе с детьми буржуа (отец его полагал, что будущему кайзеру необходимо получше узнать своих подданных).

В итоге это “совместное обучение” привело к тому, что несколько лет гимназия пребывала в шоке, а Вильгельм делал всё, что хотел. То бишь, в науки особенно не упирался, но при этом был дьявольски самонадеянным. Считал себя “новым Великим Фридрихом”, то и дело вопил “Цольре зовёт на бой!” (старинный клич Гогенцоллернов), заявлял, что настоящие немцы “должны стрелять в отцов и братьев”, если он прикажет, и утверждал: “В стране лишь один господин - это Я, и другого я не потерплю”.

Депутатов рейхстага он оскорблял публично, говоря: “Немецкий парламентарий со временем становится свиньёй”. Народных избранников называл “отребьем без отечества”. Любил жестокие и непристойные шутки.

Так, однажды в библиотеке он щипал и пинал своего родственника - молодого герцога Саксен-Кобургского, пока тот не разразился слезами. Генерал Хюльзен, чтобы развлечь кайзера, переоделся балериной - и умер от разрыва сердца во время прыжка.

Кайзер хотел быть невестой

Вильгельм II (слева) - изгнание не за горами

На борту королевской яхты кайзер напустился на лейтенанта Ханке, молодого восточно-прусского аристократа. Он наговорил кучу гадостей о самом Ханке, его родителях, его невесте... Доведённый до бешенства Ханке попытался ударить своего императора. Ханке оттащили, изолировали в отдельной каюте, а затем взяли с него обещание покончить с собой. Ханке обещание выполнил. По официальной версии, он погиб во время прогулки на велосипеде, свалившись в реку.

Родственник Вильгельма, английский король Эдуард VII очень едко высказался по поводу очередного визита германского императора в Англию: “Кайзер хотел на любой свадьбе быть невестой, а на любых похоронах - покойником”.

Все эти особенности характера последнего Вильгельма оказались роковыми для Германии. Поражение в первой мировой войне обернулось для страны революцией 1918 года. Кайзер бежал. От него требовали отречения. Он долго колебался, пытаясь сохранить хотя бы прусскую корону.

Наконец 28 ноября 1918 года формальный акт об отречении был подписан. Революция вскоре оказалась подавлена, но... корону Вильгельму уже не вернули. Правда, ему повезло - по сравнению с его родственником Николаем II, расстрелянным большевиками вместе со всем семейством. Экс-кайзер уехал в Нидерланды. Туда же в 58 вагонах (!) было перевезено его личное имущество.

Похоронен в мавзолее

В Нидерландах Вильгельм приобрёл замок XIV века, который был неплохо отреставрирован и который поддерживали в порядке 60 слуг и садовников. В Серебряном зале замка хранилось фамильное серебро и прочие особо ценные вещи - например, два стула с золотыми гвоздями.

Умер Вильгельм 4 июня 1941 года - за 18 дней до начала Великой Отечественной войны. Похоронен он в замке - в особом мавзолее. Ну а город, бывший резиденцией королей Пруссии... город, где из века в век короновались короли и императоры... четыре года спустя, прекратит своё существование.

И сегодня о прусских королях напоминают лишь отдельные названия... наполовину утраченные, наполовину сохранившиеся.

Ну а наши “прогулки” - продолжаются.

 Д. Якшина


Если вам понравилась эта публикация, пожалуйста, помогите редакции выжить.
Номер карты "Сбербанка": 4817 7603 4127 4714.
Привязана к номеру: +7-900-567-5-888.







ПОДДЕРЖИ    
Авторизация
*
*
Генерация пароля