Новые колёса

КРОВЬ ЛАУТА В КЁНИГСБЕРГЕ.
Редкий житель Б.
Исаково знает, что именно здесь герцог Альбрехт жестоко подавил восстание крестьян

Наша сегодняшняя “прогулка” по Кёнигсбергу вместе со специалистом по истории края Николаем Чебуркиным - по деревне Лаут. Так называлась местность, расположенная по дороге на Арнау (ныне поселок Марьино Гурьевского района), если выехать из Кёнигсберга через Закхаймские ворота.

- Название деревни - Лаут (Лавет), - говорит Николай, - скорее всего, происходит от старопрусского “сени”. Нечто, предваряющее город. В старых хрониках Лаут начал упоминаться очень рано, сразу же после основания Кёнигсберга: в 1299 году комтур Кёнигсберга Бертольд фон Брюафена передал горожанам в общинное пользование луга на острове Ломзе и луга от Пальмбургского (потом - Берлинского) моста вниз вплоть до Закхайма.

Лаут относился к Самбии и подчинялся самбийскому епископу Зигфриду.

В 1344 году епископом был назначен Якоб, прежде бывший старшим пастором Самбии. Папа римский Клемент VI передал жителям Лаута землю, расположенную близ Лапсау (ныне - поселок Заозерье Гурьевского района). Ее использовали как пастбище для скота. И вскоре часть Лаутского ручья была запружена - и земля там была отведена старшим пастором братом Йоханнесом под строительство мельницы.

...Мельница Лаут часто оказывалась в центре исторических катаклизмов. В 1460 году, накануне битвы под Велау, магистр Тевтонского ордена Эрлихсхаузен приказал комтуру Рагнита установить на пруду у мельницы плавучие маяки. В окрестностях мельницы рыцари Тевтонского ордена устроили последний привал перед решающим сражением.

А в 1525 году именно около мельницы Лаут герцог Альбрехт учинил кровавый “штрафной суд” над восставшими крестьянами.

Восстание началось тогда в первые дни сентября в деревне Каймен (ныне пос. Заречье Гурьевского района). Под предводительством местного мельника Каспара более четырех тысяч пейзан, переставших быть “мирными”, ворвались в замок Каймен, схватили ненавистного им притеснителя Андреаса фон Риппе и буквально растерзали его. Затем “приняли на копья” других дворян в этой местности, заодно разграбив их имения.

Картинка, вспоминали очевидцы (о-очень немногие уцелевшие “благородные господа”), была жуткой: сотни крестьян окружали господский дом, беря его в сплошное рычащее, извергающее проклятья кольцо. Стража - сметалась с пути. Нападавшие врывались в дом, били фарфор, срывали с окон бархатные занавеси, топтали их ногами, рвали в клочья... поджигали гобелены, распихивали по карманам и заплечным сумкам все мало-мальски ценное, насиловали женщин, кидали в огонь дворянских детей, захватывали в плен мужчин. Любой бунт беспощаден - даже если причины его вполне понятны и благородны.

Прусский крестьянин, скульптура XVI века

Восставшие ждали помощи от горожан Кёнигсберга. Но... сытый голодного не разумеет. Горожане побоялись, что крестьянская “орда” ворвется в Кёнигсберг, чиня грабежи и насилие, и послали на переговоры делегацию, которую возглавил самый видный политик того времени, бургомистр Альтштадта Николаус Рихау.

Переговоры состоялись близ деревни Варген (ныне пос. Котельниково Зеленоградского района). Николаус Рихау потребовал от крестьян прекратить “бесчинства” и дождаться возвращения герцога Альбрехта (тот уехал в Силезию): Альбрехт должен будет рассудить, насколько справедливы требования восставших, и принять меры, заставив дворян поубавить свои аппетиты. Дворянам же Рихау велел “успокоиться” - и тоже ждать Альбрехта, не отягощая крестьян новыми повинностями.

Рихау говорил убедительно, выглядел импозантно... На следующий день он и сопровождающие его герцогские советники еще раз встретились с крестьянами, теперь на горе у Кведнау. Восставших было около трех тысяч человек. На них Рихау произвел самое благоприятное впечатление.

Крестьяне освободили захваченных в плен дворян и даже вернули владельцам многое из похищенных вещей. И ждали возвращения Альбрехта, исполненные надежд и оптимизма. “Вот приедет герцог, герцог нас рассудит”.

...Приехал. Крестьянам было велено собраться на поле близ деревни Лаут. Но на встречу с ними Альбрехт пожаловал не один, а с войском, состоящим из тысячи всадников и тысячи пехотинцев. Герцог предложил восставшим альтернативу: сражаться - или сложить оружие. Против обученного и хорошо вооруженного войска у крестьян не было ни малейшего шанса. Они сдались.

Около восьми десятков зачинщиков (на них указали дворяне) было брошено в тюрьму и подвергнуто нечеловеческим пыткам, предводителей восстания казнили. Одного - в Кёнигсберге, второго - в Каймене, третьего - в Лаукишкене (ныне пос. Саранское Полесского района).

Герцог Альбрехт 

Казни проходили при большом стечении перепуганного народа. После чего герцог Альбрехт рассмотрел-таки жалобы крестьян на произвол и притеснение со стороны дворянства. И счел их (жалобы) необоснованными. Положение крестьян улучшено не было. А “кровавым полем” возле деревни Лаут старики еще долго стращали строптивых детей и внуков. Дескать, плетью обуха не перешибешь. Покорись - целей будешь!

...1554-й год в Восточной Пруссии был ознаменован небывало морозной зимой. Стояли такие жуткие холода, что в окрестностях Кёнигсберга позамерзали все пруды и перестали работать мельницы. Все, кроме Лаут. Туда и свозили отовсюду зерно и солод.

А в 1566 году вторая жена герцога Альбрехта герцогиня Анна Мария передала мельницу Лаут “пекарям и кондитерам” Альтштадта, Лебенихта и Кнайпхофа. Рядышком чуть позже пристроили мельницу с особой пилой для древесины. Умелый мельник должен был обходиться с обеими мельницами.

Кёнигсбергские пекари поль-зовались услугами мельницы Лаут более ста лет - пока в начале XVII века им не показалось, что арендная плата, установленная бургомистратом, слишком высока. Платить они перестали - и только спустя 50 лет бургомистрату удалось “выколотить” из пекарской гильдии долг в 1576 марок (по тем временам - сумма астрономическая).

...Со времен Тевтонского ордена все мельницы находились под юрисдикцией монарха. Прибыль была суверенным монаршим правом, от которого пришлось отказаться только после печально завершившейся для Пруссии войны с Наполеоном 1805-1807 годов. Мельницы были выставлены на аукцион. Лаут приобрел некто Фридрих Вильгельм Леманн за 33.700 имперских талеров. После него у мельницы было еще много владельцев. Последним стал Курт Кэсвурм, купивший ее в 1894 году.

...В 1874 году была образована административная единица Лип, куда вошли имения Лип, Лапсау и Лаут (в 1883-м к ним присоединился Пальмбург).

В 1927 году округ Лип был частично включен в состав Кёнигсберга. Воссоединившись, остатки Лаут, Лапсау, Лип и Пальмбурга образовали административную единицу Лаут.

В 1937 году было завершено строительство последнего моста в Кёнигсберге. А 1 апреля 1939 года Лаут был включен в состав Кёнигсберга (Пальмбург оставался в Арнау). Административная единица Лаут перестала существовать.

В поселке Лаут было на этот момент 1827 жителей. Аббау Лаут представлял собой крестьянское поселение, в самом Лауте в основном находились частные дома сельскохозяйственных рабочих. Кроме того, имелся блок жилых домов, где были расквартированы врачи, заведующий народной школой, преподаватели. В Садовом поселении жили садовники (человек пятнадцать).

Здесь же селились инвалиды первой мировой и вдовы, мужья которых не вернулись с фронта. Названий улиц не было. Дома именовались по принадлежности: булочная Якоба, ателье портного Баджората, мастерская художника Вихманна, рыбный магазин Биалааса, продажа шерстяных тканей Воопа, сапожная мастерская Тенглера, приют для бедных, ночлежка, Восточно-Прусское общежитие (там жили обработчики янтаря и механики самолетов с аэропорта Девау).

Добираться из Кёнигсберга до Лаута было непросто. Трамвай №2 останавливался на конечной станции “аэропорт Девау”. У ограды аэропорта был тогда маленький лесок - Тромпетервальдшен (“Лесок Горниста”). Теперь его уже нет. Оттуда надо было идти пешком мимо пивоварни “Остмарк” (ныне - пивоварни Ивана Таранова), по Лабиауэрштрассе, часть Райхсштрассе (теперь ул. Гагарина)... и еще около километра по Крепостной дороге (ныне - Большая Окружная).

Впрочем, существовала и узкоколейная железная дорога (теперь ее нет). А вообще из Кёнигсберга в Лаут приезжали чаще всего на уик-энды в кругу родственников. Так что дорога воспринималась как пешая прогулка, предваряющая семейный обед.

...Вторую мировую войну Лаут пережил спокойно. Поселок получил название Исаково и подразделился на Большое и Малое. Дома здесь почти не были разрушены. Поначалу в них вселялись будущие колхозники. А по соседству с жилыми домами строились здоровенные коровники. Затем более-менее наладилось автобусное сообщение, и дома стали предоставляться рабочим городских предприятий.

Дом (справа), который построил Тё

В 70-х годах большую часть поселка отвели нефтяникам и геологам, которые в Гурьевском районе начали разработку нефтяных месторождений. Так появились улицы Гелогическая, Нефтяников и т.д. (Впрочем, четкого деления на улицы не прослеживается до сих пор.)

На месте мельницы Лаут был построен мотель “Балтика”. Тот самый, который потом (в известном смысле слова) прославил на всю страну Игорь Зильберман. Не считающий себя криминальным авторитетом. Хотя многие вокруг уверены в том, что именно он - первый в нашей области “крестный отец мафии”. В октябре 1998 года именно в мотеле Зилю пытались взорвать. Бомба была заложена прямо в офис, под входную дверь. Но по каким-то причинам в назначенный срок не сработала. Киллер решил посмотреть, в чем дело. На следующую ночь. Но, очевидно, его испугала собака - залаяла на автостоянке. У подрывника дернулась рука - и мина взорвалась. От человека осталось только обезображенное туловище - без рук, ног, без головы...

А вообще на хозяина “Балтики” покушались трижды - но это уже совсем другая история, к Кёнигсбергу отношения не имеющая.

Как, собственно, и превращение Большого Исаково в своеобразную Санта-Барбару “Made in Russian”.

...Уроженец Лаута Ханс-Дитер Виллювайт (ныне - архитектор), съездив в “ностальгический тур” по Калининградской области, деликатно заметил: “Многое в Лауте строится, наверное, без правил, так как возникают дома разного стилевого направления”. Смешно. Стиль-то, в сущности, один - “новодел новорусский”. Зачастую - с прямыми восточными нотками.

Мотель “Балтика”

Около десяти лет достопримечательностью поселка Исаково был дом Виктора Тё, вынужденного переселенца из Казахстана. Кореец по происхождению, он работал в команде президента Назарбаева, возглавлял крупнейшую промышленно-строительную корпорацию. Но потом у Тё что-то не сложилось с президентским окружением - и он фактически эмигрировал, от беды подальше.

Местная, исаковская, молва приписывала Тё необыкновенное могущество и баснословные капиталы. Построенный по индивидуальному проекту 4-этажный дом действительно впечатлял. Площадь “загородной резиденции” (именуемой также “дворцом Тё”) составляет 1233 кв. м. Участок с подсветкой вдоль прогулочных дорожек - еще гектар с небольшим. Отдельно - двухэтажный дом для прислуги.

Возможно, по замыслу хозяина во “дворце” должна была протекать иная жизнь - с торжественными приемами, светскими раутами... Но так сложилось, что изначально огромный дом больше напоминал заброшенный замок, где обитали два человека - Тё вместе с супругой. Фантастическая идея Тё превратить Большое Исаково в международную торгово-промышленную зону пока так и остается идеей. Несмотря на тщательно разработанный проект. И сам Тё, похоже, понял, что нескоро еще в поселке начнется инвестиционный бум. И в прошлом году в калининградских газетах появилось объявление о продаже “дворца”.

В принципе, “новые русские”, облюбовавшие это место, могли бы выдержать и “лаутский” стиль. Вместо этого на “чистой половине” поселка построены десятки особняков-”новоделов” с помпезными псевдоготическими башенками. “Новые русские” любому стилю предпочитают эклектику (говоря “по-ихнему”: понты). Так что прошлого Лаута уже практически нет, настоящее - глаз не радует, а будущее под большим вопросом: в окрестностях Большого и Малого Исаково активно распродаются экс-колхозные земли. Что на них “вырастет”, не знают, наверно, даже покупатели.

Д. Якшина


Если вам понравилась эта публикация, пожалуйста, помогите редакции выжить.
Номер карты "Сбербанка": 4817 7603 4127 4714.
Привязана к номеру: +7-900-567-5-888.







ПОДДЕРЖИ    
Авторизация
*
*
Генерация пароля