Новые колёса

КОВАРНЫЙ БАРОН ИЗ КЁНИГСБЕРГА.
Как полковник фон Ренне Адольфа Гитлера обманул

Дворянское счастье

Алексис фон Ренне

Кёнигсберг на 15-летнего барона Алексиса фон Ренне произвёл большое впечатление. Это был первый немецкий город, который он увидел. Дело не в том, что мальчишку поразила местная архитектура - в родной Риге Алексис привык любоваться готикой. И даже не в том, что в Кёнигсберге всюду звучала немецкая речь - в семье Ренне было принято говорить по-немецки. Тем не менее, в Кёнигсберге юный рижанин кожей почувствовал - это настоящая Германия.

Шёл 1918 год. Семья остзей­ских немцев только что покинула охваченную революцией и Гражданской войной Россию. Теперь им предстояло устроиться на новом месте.

В то время ситуация в Германии была тоже непростой. Тем не менее, Алексис успешно окончил гимназию - он был любо­знателен, трудолюбив и обожал философию. Молодому интеллектуалу прочили большое будущее на научном поприще и советовали продолжить учёбу в Кёнигсбергском университете.

Кёнигсберг, 1944 год

Но Алексис удивил всех знакомых - поступил в военное училище. В 1924 году Ренне получил офицер­ское звание и был распределён в 9‑й пехотный Потсдамский полк - один из самых известных в Германии.

Неотёсанные головорезы

Кёнигсберг, Кёнигштрассе и Королевские ворота

В Потсдамском полку служила элита немецкого дворянства. Здесь Алексис подружился со многими титулованными особами. Например, с бароном Штауффенбергом, который впоследствии пытался убить Гитлера. Друзьями Ренне стали и многие другие родовитые личности, которые в 1944 году участвовали в заговоре против фюрера.

Служба в Потсдамском полку была привилегией. Недаром его называли “девятым баронским”. Именно здесь прошло становление Алексиса Ренне, как офицера. В дальнейшем это оказало влияние на всю его последующую карьеру.

В 1935 году Ренне окончил военную академию, после чего попал в генеральный штаб Вермахта. Сослуживцы называли барона “холодным, сухим и отчуждённым интеллектуалом”. Он придерживался старомодного, монархического, военно-аристократического образа мыслей и христианской морали.

Но самое главное - Ренне терпеть не мог Гитлера и окружавших фюрера неотёсанных головорезов. Однако барон своих чувств не демонстрировал и был на хорошем счету у начальства. Правда, карьеру особую он не сделал - дослужился лишь до полковника.

Фюрер в восторге

Гитлер пытался угадать,  где высадятся американцы

Полковник Ренне был эрудированным, инициативным и мыслящим сотрудником, прекрасным администратором. В генеральном штабе он прослыл великолепным аналитиком.

Ещё в 1940 году, в звании капитана, Ренне снискал себе заслуженное признание за великолепную подборку данных о французской армии. Этот документ иллюстрировал фатальную слабость Франции. И это в то время, когда остальные эксперты в один голос твердили о ней, как о значительной военной силе!

Роль Ренне в кампании 1940 года высоко оценил генерал Франц Гальдер - начальник германского генерального штаба. Он назвал работу Алексиса “решающим фактором ошеломляющей победы немецкого оружия”. От подающего надежды военного в восторге был сам Адольф Гитлер. Фюрер слепо верил Ренне и постоянно восхищался его способностью логически мыслить.

Армада десантных кораблей на пути к Нормандии, 6 июня 1944 года

В 1943 году барона Ренне назначили начальником отдела “Запад” генштаба, который анализировал сведения о подготовке Англии и США к вторжению в Европу. Задачей полковника являлось снабжение верховного командования окончательно обработанной и проверенной разведывательной информацией, на основе которой принимались решения. Вся агентурная, шифровальная и аналитическая служба разведки работала на этого человека. На его столе заканчивались все разведывательные игры и интриги.

Одновременно Ренне не терял контакты со своими друзьями-заговорщиками и довольно часто встречался с бароном Штауффенбергом. Недовольство Алексиса гитлеров­ским режимом крепло день ото дня. Однако Ренне не верил в возможность свержения нацистов силами военных. Он считал, что необходимо идти другим путём: всячески способствовать поражению фашист­ской Германии в войне.

На корм рыбам

Высадка англичан в Нормандии

Ренне прекрасно понимал, что отразить англо-американское вторжение вполне реально. Несмотря на длительную подготовку к операции и масштабное строительство десант­ных кораблей, противник в первые сутки мог высадить на берег всего около 150 тысяч солдат. Вермахт во Франции имел более полутора миллиона человек. Они были в состоянии сбросить десантников обратно в море, пока к ним не подошли дополнительные подкрепления. Тем более, что наращивать силы на плацдарме было бы проблематично без быстрого захвата какого-нибудь близлежащего порта.

Но даже в этом случае враг мог перебросить во Францию в общей сложности около 450 тысяч солдат в течение недели. Время для реакции у превосходящих сил вермахта было более, чем достаточно.

В общем, англичане и американцы рисковали пойти на корм рыбам. Немцам достаточно было знать место высадки. Хотя бы приблизительно. В этом случае силы вермахта сосредоточились бы в нужном месте и мгновенно нанесли врагу сокрушительный удар.

Тысячи лыжников

К 1944 году немецкая разведка имела в Англии несколько групп и отдельных агентов. Всего около 130 шпионов. Каждый из филиалов абвера в Гамбурге, Бремене, Висбадене, Париже и Брюсселе создал на территории Великобритании собственную агентурную сеть. Помимо этого, абвер располагал большими резидентурами в Мадриде, Лиссабоне и Берне. Так что информация в отдел “Запад” текла бурным потоком.

8 июня 1944 года, Нормандия, Франция. Высадка союзных войск

Конечно, англичане и американцы предпринимали титанические усилия, чтобы завалить немцев дез­информацией. В дивизии союзников поступало лыжное снаряжение и инструкции по эксплуатации техники в условиях Арктики (прозрачный намёк на высадку в Норвегии). В английских газетах постоянно появлялись “утечки информации”. В качестве цели вторжения мелькали самые невероятные направления: от Греции и Югославии до юга Франции.

И блестящий аналитик Ренне с поразительным рвением рассматривал самые абсурдные варианты. На его столе лежала карта Европы, испещрённая разноцветными стрелами.

Зелёным он обозначил удар из Дарданелл через Чёрное море по направлению к Одессе. Синий пунктир пересёк Адриатическое море, Хорватию и остановился в районе Будапешта. Две жёлтых стрелы были нацелены в сектор между Марселем и итальянской Ривьерой. Толстая чёрная стрела направлялась с юга Италии в Милан. Красная вела из Англии к побережью Франции. Её основание находилось в районе Манчестера, затем стрела пересекала Ла-Манш в самом узком месте и упиралась в район Па-де-Кале на севере Франции.

И все эти варианты Ренне вы­кладывал на рассмотрение Гитлеру. Хорошо изучивший психологию диктатора Алексис точно знал: фюрер в них попросту запутается. Так что не исключено, что вождь нации остановится на самом невероятном из предложенных.

Будённый во Франции

Полковник Ренне не обходил вниманием даже самую грубую дез­информацию. Так он сделал вид, что поверил в историю с “полковником Будённым”. Английская разведка передала через своего агента испанскому генералу Москардо историю, больше похожую на первоапрельскую шутку. Тупой солдафон и ярый поклонник нацизма немедленно передал “важные сведения” друзьям в Берлин.

Оказывается, во Франции с парашютом был высажен советский полковник Николай Путилович Будённый - лицо “особо приближённое к Сталину”. Николай Путилович получил задание координировать действия французских коммунистов во время высадки союзников. Но русского полковника постигла неудача: преследуемый гестапо, он бежал к англичанам в Гибралтар. Там он расслабился и рассказал о своих приключениях испанскому коммунисту, который оказался агентом местных спецслужб.

Со слов Будённого, вторжение во Францию должно начаться... с оккупации Испании. Затем союзники нанесут удар через Пиренеи и двинутся на Север - к границам Рейха.

Изощрённые большевики

Фюрер долго находился под впечатлением от изощрённого коварства большевиков. Некоторое время он даже был уверен, что англо-американцы предпримут ряд локальных операций на побережье Португалии или Испании.

Вся эта информационная кутерьма тормозила разработку реальных планов по отражению англо-американского удара по Нормандии.

В общем, какими бы соображениями ни руководствовался Ренне, с 1943 года он направлял наверх заведомо ложную информацию. И это вопреки своей репутации “гуру разведки”! Но что самое удивительное - Гитлер многому верил. В частности, фюрер проглотил выводы Ренне о численности англо-американских войск в Великобритании. Там находились всего 44 дивизии, а полковнику удалось их раздуть до невероятных 89 - в два раза!

Позднее это серьёзно поможет союзникам провести успешную высадку в Нормандии.

“Конечно, Па-де-Кале!”

Алексис фон Ренне на скамье подсудимых

Но к весне 1944 года даже дураку стало ясно, что вторжение произойдёт во Франции. Судя по агентурным данным, основная масса войск союзников концентрировалась в южной части Англии, значительно южнее Паде-Кале. Было очевидно: отсюда союзники и собирались нанести главный удар.

Однако Ренне остался верен себе.

- Какой смысл союзникам совершать длинный и рискованный путь морем к побережью Франции из Портсмута, - со знанием дела говорил Алексис, - если они могут осуществить марш-бросок к Па-де-Кале и форсировать пролив в самом узком месте!

Конечно, Па-де-Кале! Именно здесь, по мнению барона, враг планировал десантную операцию. Это было странное заключение: ведь ни один из агентурных источников не только не указывал на сосредоточение в этом районе большого количества войск и техники, но даже не отмечал какой-либо активности противника около Дувра.

Тем не менее Гитлер признал доводы Ренне разумными. Фюрера не насторожил тот факт, что именно это место является наиболее очевидным и немцы имеют здесь самые сильные укрепления. А ведь ни англичане, ни американцы никогда не стремились наступать в лоб - “любой ценой, не считаясь с потерями”. Такая стратегия более свойственна советским войскам.

В общем, немцы сосредоточили свои главные силы именно у Па-де-Кале.

Операция “Оверлорд”

Нормандия, 6 июня 1944 года, пляж Омаха. Убитый американский солдат

Утром 6 июня 1944 года началась операция “Оверлорд” - высадка морских десантов на пяти участках побережья Нормандии. Совсем не в том месте, где немцы ожидали! К вечеру того же дня союзникам удалось захватить три плацдарма, на которых высадились восемь дивизий и бронетанковая бригада общей численностью 150 тысяч солдат. Потери американцев составили 6.603 человека, у англичан и канадцев - около четырёх тысяч.

Но полковник Ренне продолжал утверждать, что это лишь отвлекающий десант. Главный удар будет нанесён позднее - в Па-де-Кале.

В результате ни одна из немецких дивизий не тронулась с места. Гитлеровцы продолжали стоять у Па-де-Кале, а союзники наращивали свои силы в Нормандии. Им не пришлось захватывать порт. Из Портсмута буксиры доставили тысячи бетонных блоков, из которых быстро соорудили причалы.

“Заключайте мир, дурачьё!”

Американцы празднуют победу. Франция, 15 июля 1944 года

К 11 июня на плацдармах уже высадились 326.547 человек, плюс 54.186 единиц техники и 104.428 тонн материалов снабжения.

- Главные силы врага ещё находятся в Англии, - продолжал гнуть свою линию Ренне. - Они ударят по Па-де-Кале!

Вот тут-то и сыграла свою роль завышенная полковником численность англо-американских дивизий. Немцы полагали, что ещё не менее 60 дивизий врага находятся в Англии и продолжали “защищать” Па-де-Кале.

Опомнились они к 30 июня 1944 года, когда в Нормандии уже находились 850.000 солдат противника.

- Что будем делать? - вопрошал командующий Вермахтом генерал-фельдмаршал Кейтель.

- Заключайте мир, дурачьё! - ответил командующий Западным фронтом генерал Рундштедт. - Что вы ещё можете сделать?!

Рундштедт был тут же снят со своего поста. Но это не помогло. Союзники наступали на Париж. Второй фронт стал реальностью.

Жестокая месть

Месть Гитлера была жестокой. Ренне арестовали и после показательного процесса в “народном суде” приговорили к смерти. В свою защиту фон Ренне просто-напросто заявил, что “нацистская расовая политика несовместима с христиан­скими ценностями”. 11 октября 1944 года его казнили.

На высоте двух метров в тюремную стену были вмонтированы крюки для мясных туш. Три рослых эсэсовца подвели Алексиса к стене: двое палачей держали жертву за руки, а третий - за голову. Затем барона приподняли над одним из крюков и резко опустили вниз - острое стальное жало вонзилось ниже подбородка. Эсэсовцы связали Ренне руки и подвешенным на крюке оставили мучительно умирать.

Пленные немцы, захваченные в Нормандии. 16 июня 1944 года

Накануне смерти фон Ренне написал жене письмо:

“Совсем скоро я отойду к Господу нашему в полнейшем спокойствии, уверенный в спасении”.

Нет сомнений, что фон Ренне помог союзникам открыть второй фронт. Хотя точные причины его поступка до сих пор остаются тайной. Своими мыслями Алексис делился только с заговорщиками, а те тоже были казнены в 1944-м.

А. Захаров


Если вам понравилась эта публикация, пожалуйста, помогите редакции выжить.
Номер карты "Сбербанка": 4817 7603 4127 4714.
Привязана к номеру: +7-900-567-5-888.







ПОДДЕРЖИ    
Авторизация
*
*
Генерация пароля