Новые колёса

КЛЕЙМО ПОЗОРА И КЁНИГСБЕРГ.
Как русские моряки сдались врагу у берегов Восточной Пруссии

Десант в Пиллау

9 июня 1734 года к городу-крепости Пиллау (ныне Балтийск) подошла эскадра русских военных кораблей. Парусники встали на якорь буквально напротив крепостных укреплений и принялись выгружать на шлюпки многопудовые осадные орудия. Пушки прямиком доставляли к Вислинской косе и по песку волочили в сторону Данцига.

Комендант крепости заволновался: Россия вроде не объявляла войну Пруссии. Что задумали эти русские?!

Как бы там ни было, комендант Пиллау благоразумно решил не препятствовать иностранному десанту - лишь послал гонца с сообщением о незваных гостях в Кёнигсберг. Оттуда пришёл приказ: в конфликт не вступать!

Комендант вытер пот со лба: он оказался прав, русские хотели доставить пушки в Польшу, с которой Россия вступила в очередную войну. Лучше им не препятствовать.

Безделье и скука

Около 10 дней прусские солдаты наблюдали за работой русских матросов. Полюбоваться необычным зрелищем приезжали даже обыватели из Кёнигсберга. Какое-никакое, а развлечение! Восточная Пруссия была в то время настоящей сонной провинцией.

Всего год спустя, в 1735 году, в Кёнигсберг из Берлина прибыл наследный принц Пруссии Фридрих. Он написал о своём визите следующее:

“Безделье и скука, если я не ошибаюсь, являются богами-покровителями этого города. Останься я здесь дольше, то и вовсе бы лишился остатков своего здравого рассудка”.

В общем, наглое нарушение суверенитета королевства Пруссия осталось безнаказанным. Недружественное русское вторжение превратилось в весёлое развлечение для скучающих горожан.

Польское наследство

Русское вторжение в Польшу было вызвано желанием посадить на трон в этой стране выгодного Россий­ской империи человека. В 1733 году умер польский король Август II. Как тогда было заведено, нового самодержца выбирала шляхта - польское дворянство.

На этот процесс решили повлиять сразу несколько европейских стран. Франция всячески продвигала Станислава Лещинского, который был зятем Людовика ХV. Россия и Австрия поддержали саксонского курфюрста Фридриха Августа. Обе стороны активно помогали своим сторонникам деньгами.

В итоге абсолютное большинство шляхты выбрало Лещинского. Однако часть “раскольников” удалилась из Варшавы в деревеньку Грохов и выбрала там другого короля - Фридриха Августа.

Россия немедленно объявила Лещинского “незаконным узурпатором” и ввела войска на территорию Польши. Новоизбранный король бежал в Данциг - самую мощную крепость страны того времени. Началась “война за польское наследство”.

Гнилые корабли

Русская армия быстро достигла Данцига и осадила его. Однако взять крепость никак не удавалось - не хватало осадной артиллерии. К тому же обиженная Франция прислала в Балтийское море отряд своих боевых кораблей - на помощь защитникам Данцига.

Чтобы побыстрей разделаться с врагом, русское командование решило отправить своей армии осадную артиллерию морем. Однако это оказалось не такой простой задачей.

После смерти Петра I флот быстро пришёл в упадок. Корабли по большей части стояли в портах “для сбережения казны”. Нерегулярные выплаты жалования привели к увольнениям офицеров и падению дисциплины среди матросов. Корабельный состав, как отмечала специальная комиссия адмиралтейства, “пришёл в прямое разорение, потому что старые корабли все гнилы, а постройка новых ослабела”.

Первый поход

В общем, когда императрица Анна Иоанновна затеяла “войну за польское наследство”, флот был в плачевном состоянии. Доставка пушек к осаждённому Данцигу стала для России первым военно-морским походом после смерти Петра Великого.

Из Кронштадта вышла эскадра: 10 линейных кораблей, 4 фрегата и 2 бомбардирских судна. Они эскортировали транспорты с осадной артиллерией на борту.

Тем временем к Данцигу прибыл отряд французского флота: 3 линейных корабля и 2 фрегата. Россияне побоялись встречи с противником и решили выгрузить пушки у Пиллау.

Три копейки за ядро

Крыши Кёнигсберга и вид на Королевский замок

Состояние русской армии у Данцига было тоже не на высоте. Особенно плохо осуществлялось снабжение. Даже для малого числа небольших пушек не хватало ядер. Командующий русской армией генерал Миних доносил в Петербург:

“За всяким, почитай, пушечным ядром, которым неприятели стреляют, солдаты, бегая, подымают, ибо на наших батареях за одно ядро по три копейки платится. Понеже от неприятельских бомб премножество не разрывает, то мы порох, который зело хорош, из оных вынимая, поныне палим неприятельскими или отнятыми пушками, порохом и ядрами”.

Тут ещё французы высадили на берег десант. Правда, их малочисленный отряд не сумел пробиться через русские позиции к полякам, но ситуация всё равно оставалась сложная.

Вся надежда была на мощные пушки и боеприпасы, которые взялся доставить Балтийский флот.

Супротив правил

Встав на якорь у Пиллау, русская эскадра выслала на разведку два фрегата “Митава” и “Россия” - дабы враг не напал внезапно.

В море корабли потеряли друг друга. “Россия” вернулась к русской эскадре, а “Митава” столкнулась с двумя французскими линкорами. Русский фрегат попытался уйти, но не хватило скорости.

“Митава” лёг в дрейф. Капитан Пётр Дефремери понадеялся разрешить ситуацию миром и послал к французам парламентёра - мичмана Войникова на шлюпке. Однако тот назад не вернулся.

Тогда к супостатам отправился сам Дефремери. Тоже не воротился.

Пока офицеры “Митавы” обсуждали, что делать, к борту русского фрегата подошли шлюпки с французских кораблей. Силы были неравны, и русские моряки оказывать сопротивления не стали. Они лишь выразили французам решительный протест. Дескать, действуют “лягушатники” супротив правил.

- Вам надлежало иметь флаг и вымпел польский или данцигский, - горячился Дефремери, - а не француз­ский! Официально Россия и Франция не находятся в состоянии войны.

Французы только усмехались. Захваченную “Митаву” вместе с экипажем они отконвоировали в Копенгаген, где корабль находился до конца боевых действий.

Осудили на смерть

Харитон Лаптев

Получив осадную артиллерию, русская армия взяла Данциг штурмом. Оборонявшиеся попали в плен вместе с пытавшимися им помочь французами. Лещинскому удалось бежать в Кёнигсберг, откуда он перебрался во Францию.

Пленных французских солдат разместили в Копорье под Петербургом - в специально оборудованном лагере. Офицеров доставили в императорский дворец, где Анна Иоанновна дала бал в честь захвата Данцига. После этого французов обменяли на экипаж “Митавы”.

Вернувшихся в Россию моряков ждал суд за сдачу корабля неприятелю без боя. Дефремери и остальных офицеров осудили на смертную казнь. Однако приговор в исполнение не привели. После трёх лет заточения в тюрьме всех отпустили на свободу.

Спас всех сам капитан Дефремери, сумевший доказать суду: командующий русским флотом адмирал Гордон “не передал своевременно на “Митаву” сенатский указ, велевший считать французов неприятелем”. Так что плен произошёл “по недоразумению”.

В результате офицерам “Митавы” сделали “внушение” и освободили.

От мичмана до адмирала

В дальнейшем судьба офицеров “Митавы” сложилась по-разному. Пётр Дефремери командовал галерой на Чёрном море и героически погиб в бою с турками.

Мичман Григорий Спиридов дослужился до адмирала и прославился как победитель турков в Чесменском сражении.

Мичман Харитон Лаптев стал полярным исследователем. В честь его названо море Лаптевых, которое Харитон изучал вместе с братом Дмитрием.

В общем, все проявили себя достойно. А вот фрегат “Митава” вошёл в историю в качестве первого русского военного корабля, который сдался противнику и спустил флаг.

А. Захаров


Если вам понравилась эта публикация, пожалуйста, помогите редакции выжить.
Номер карты "Сбербанка": 4817 7603 4127 4714.
Привязана к номеру: +7-900-567-5-888.




Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *




ПОДДЕРЖИ    
Авторизация
*
*
Генерация пароля