Новые колёса

КЁНИГСБЕРГ СТАЛ ЗЕЛЁНЫМ.
Но не из-за долларов.
А благодаря паркам, скверам и садам

Наша сегодняшняя “прогулка” - по Кёнигсбергу парадоксов.

В деревнях рыбы не живут

- Наверное, редкий город сравнится своей парадоксальностью с нашим, - говорит Юрий Иванович Забуга, известный калининградский архитектор. - Одна триумфальная колонна на площади чего стоит! Прямо-таки фаллический символ (кстати, народ этот “памятник” оценил).

А фонтаны? В городе, где дожди идут чаще, чем где бы то ни было!

А “Рыбная деревня”, которую позиционируют как нечто, существовавшее ранее... Но в Кёнигсберге не было “Рыбной деревни” - был Рыбный рынок, совершенно в другом месте. Он работал лишь ранним утром - прямо на берегу Преголи. Подплывали лодки, с них продавалась свежая рыба - эта традиция до сих пор существует во многих европейских городах, например, в Гамбурге.

Опять же, откуда такое странное название? Оно лишено смысла и грамматически неверно. “Рыбным” может быть озеро, если в нём много рыбы... или магазин, где этой самой рыбой торгуют... Но в деревнях рыбы не живут! Деревня может быть рыбацкой... В общем, название, которое представляет собой полный нонсенс, под стать нонсенсу архитектурного образа.

А как вам название Мариенбург - применительно к жилому комплексу новостроек по дороге на побережье?! Мариенбург - это вообще-то Мальборк, город с древней и славной историей, а не коттеджный посёлок-”новодел”...

Лев затрепал буйвола

А тот архитектурный парадокс, который существует с советских времён - набережная Преголи? Во всех городах, где есть такой божий дар, как река, набережная - это прогулочный центр. У нас - к нему не подойти. Московский проспект пресекает все попытки спуститься к Преголе пешком.

Юрий Забуга

Единственные, кто посещает так называемый открытый парк скульптур на острове, - это немногочисленные жители многоэтажек на улице Октябрьской.

Исторический центр города - мёртв.

Была роскошная идея - сделать целые улицы, которые прошли бы над Московским проспектом, соединили Верхнее озеро, Нижнее, вплоть до парка им. 40-летия ВЛКСМ... Получилась бы уникальная пешеходная зона... Но городские власти меньше всего думают о благоустройстве нашего города. Точечная застройка - вот что их особенно интересует.

...У немцев, конечно, тоже случались курьёзы. Но - иного свойства. Один из них связан со скульптурной группой, установленной при входе в Калининградский зоопарк: лев, убивший буйвола, и львица с львятами. Изначально эти фигуры смотрели друг на друга. Лев, завалив добычу, как бы приглашал свою супругу с детьми отобедать. При этом немцами была допущена смешная неточность. В львином прайде самец охотится крайне редко. В основном пищу добывает львица. Но, очевидно, биологически достоверная сюжетная линия не соответствовала немецкому менталитету...

А наши, устанавливая фигуры над входом после реставрации, перепутали и развернули их в разные стороны. Смысл потерялся. Получилось, что лев затрепал буйвола и собирается слопать его в одиночку. ОТВЕРНУВШИСЬ от голодной жены и детей.

Рыцарская запруда

Наверное, сегодня звучит как парадокс и то обстоятельство, что в начале ХХ века жители Кёнигсберга добровольно жертвовали свои деньги на памятник... архитектору. Кажется, это был единственный город в Европе, где памятник установили не герою-военачальнику или очередному правителю, а человеку, который спроектировал ландшафт озера...

Кёнигсберг. Розовый сад. 1930-е годы

Верхнее озеро (Обертайх) - второе “по старости” рукотворное сооружение Кёнигсберга (старше него только Замковый, Нижний пруд). В 1270 году его сделали рыцари Тевтонского ордена, запрудив земляной дамбой речку - приток Преголи. Обертайх использовался для разведения рыбы - окуня, плотвы, карпа, линя, щуки, угря и т.д.

До начала ХХ века Обертайх находился за пределами города: кольцо городских оборонительных сооружений шло вдоль его южного берега (там, где сейчас улица Черняховского).

Надо сказать, что ещё во второй половине XIX века Кёнигсберг представлял собой типично средневековый мрачноватый город с узкими улочками, домами, которые лепились друг к другу и минимумом зелёных насаждений.

Правда, первый городской сад был заложен здесь ещё в 1525 году герцогом Альбрехтом, а затем, в 1753 году, к нему добавился сад купца Сатургуса. А в 1809 году военный советник Шеффнер презентовал городу созданный им ботанический сад.

Властелин кольца

Но всё это были, так сказать, разовые акции. Только в 1875 году городские власти осознали необходимость массового озеленения - тогда же был учреждён соответствующий Союз. В 1904 году возникло городское садоводство, в 1910-м купец Макс Ашманн подарил городу земельный участок стоимостью 100.000 марок, на котором был разбит знаменитый Макс Ашманн-парк... Калининград, 2009 год. Семья отвернувшихся друг от друга львов у входа в зоопарк.

В 1910 году вырос целый район Марауненхоф (теперь это район улицы Тельмана), в котором частные виллы были выстроены в “пейзанском” стиле. Т.е. имитировали архитектуру сельских домов, окружённых непременными садами.

А врач Фридрих Кессель предложил использовать старинные вальные укрепления (с течением времени утратившие своё фортификационное значение) для того, чтобы превратить их в “зелёное кольцо” Кёнигсберга. Если бы это произошло несколькими десятилетиями раньше, то освободившиеся территории были бы, скорее всего, застроены.

“Властелином кольца” стал Эрнст Шнайдер, немецкий учёный, крупный специалист по озеленению, ландшафтный архитектор и директор управления магистрата Кёнигсберга по садоводству (чиновник, говоря современным языком).

Вальные укрепления были выкуплены городом у военного ведомства и частично снесены. На территории площадью 41,1 га вокруг Обертайх был разбит парк, равного которому не имелось в Европе: идеальные поляны, благоухающие заросли роз, правильные шеренги плодовых деревьев. Экзотические растения, тщательно подобранные по цвету листьев и форме, образовывали элегант-ные композиции. Дно водоёма устилал толстый слой морского песка.

Морская собака, морж и слон

Воды Обертайх по искусственному подземному водоёму, пересекающему Врангель-штрассе (ныне ул. Черняховского), питали Нижний пруд, а через подземную галерею сбрасывались в Парковый ручей и далее в Преголю.Неповторимый стиль обшарпанных портовых складов калининградские архитекторы с любовью передали стоящей теперь на этом месте гостинице для ВИПов Шнайдер был истинным гением-новатором: он органично вписал в ландшафт средневекового города фрагмент “дикой природы”. Ему удалось не только отрегулировать стоки озера с помощью многочисленных гидротехниче-ских сооружений, но и выстроить все биологические цепочки, запустив тем самым механизм самоочистки озера.

И заметьте, вся эта красота, включая ровные земляные дорожки парка, предназначенные для бега трусцой и езды на велосипедах, принадлежала ВСЕМ ЖИТЕЛЯМ ГОРОДА. А не только обитателям престижных вилл на Марауненхоф - кёнигсбергской “санта-барбары” или “рублёвки” (как сказали бы сегодня). Для ВСЕХ - скульптор Герман Тиле изваял симпатичных каменных моржа, морского слона, морскую собаку и морского льва...

Для ВСЕХ знаменитый скульптор Станислав Кауэр поставил на берегу озера статую из ракушечника “Мать и дитя” (женщина, держащая пухлого младенца). Теперь, кстати, эта скульптура находится во внутреннем дворике РГУ им. Канта, где увидеть её может не каждый...

Для ВСЕХ скульптор Рихтер установил на зелёной лужайке у южного берега Обертайх памятник Врангель-кирасиру на высоченном пьедестале (переплавленный после 1945 года).

Памятник архитектору

И абсолютно для ВСЕХ тот же Шнайдер, не ограничившись Обертайх, благоустраивал многочисленные сады, парки и скверы по всему городу.Кёнигсберг. 1920-е годы. Рыбный рынок напротив фахверковых складов на набережной Прегеля Спроектировал трёхкилометровый променад вокруг Замкового (Нижнего) пруда, в вечернее время освещаемый множеством круглых фонарей... И во многом именно благодаря стараниям Шнайдера к 1930 году Кёнигсберг превратился в тот самый “город-сад”, каким многие из нас его ещё помнят...

Кстати, памятник самому Шнайдеру - на деньги благодарных горожан - был воздвигнут ещё при его жизни, долгой и плодотворной. (Всего шесть лет не дожил Шнайдер до собственного столетия!) Но в Кёнигсберге “властелин кольца” после 1944 года не бывал ни разу.

С памятником ему тоже, кстати, история непонятная. Никаких внятных сведений о том, кто его делал, где он стоял и куда в итоге делся, найти не удалось. В одном из источников вскользь говорится, что памятник Шнайдеру был демонтирован в тридцатые годы, после прихода к власти нацистов - из-за не стопроцентного арийского происхождения ландшафтного архитектора. (Его фамилия, кстати, переводится как “Портной”.) В любом случае, зелёный наряд города он скроил на славу. А не это ли есть лучший памятник человеку, живущему не одним днём, а целыми столетиями?

Золотой телец

- В том-то и заключается трагический парадокс, - продолжает Юрий Забуга, - что Верхнее озеро создавалось для всех. А у нас - для конкретных людей с деньгами уродуется часть общего европейского пространства!

Кёнигсберг. 1910-е годы. Парковая зона у бывших вальных укреплений

(Не так давно сотка на берегу Верхнего озера стоила от $30.000 до $40.000. Застроенное частными домами место отдыха горожан - это десятки миллионов долларов убытка, причинённого ВСЕМ калининградцам. И такая же прибыль, разошедшаяся по чьим-то конкретным карманам. А ущерб, причинённый природе тем, что частные особняки выросли в водоохранной зоне, вообще трудно измерить и обозначить конкретными цифрами, - прим. авт.)

Наверняка со временем вылезут и ещё какие-то несообразности. Практически все земельные участки розданы - значит, покупатели будут иметь законное право на реализацию своих коммерческих идей. Процесс градостроения больше не управляется архитекторами. Доминирует золотой телец. Может, им и увенчать колонну на площади? Было бы логично... Эдакий памятник современным городским властям, для которых, похоже, не существует ничего, кроме экономической выгоды.

Кстати, один из немецких архитекторов - Юрген Блех, принимавший участие в обсуждении градо-строительной концепции Калининграда, резонно заметил: при нынешнем состоянии нашего города его связь с историческим Кёнигсбергом возможна лишь на уровне духовном, философском... Чтобы “на основе прошлого создать идею для будущего роста”. Заметьте: города! А не капиталов на банковских счетах отдельно взятых застройщиков... Не говоря уже о чиновниках.

Ну а наши “прогулки” - продолжаются.

Д. Якшина


Если вам понравилась эта публикация, пожалуйста, помогите редакции выжить.
Номер карты "Сбербанка": 4817 7603 4127 4714.
Привязана к номеру: +7-900-567-5-888.







ПОДДЕРЖИ    
Авторизация
*
*
Генерация пароля