Новые колёса

КЁНИГСБЕРГ РАЗБОЙНИКОВ.
Главарь “струтеров” Мартин Дьявол грабил и убивал от имени Христа

Наша сегодняшняя “прогулка” - по Кёнигсбергу средневековому.

Страх и ужас

Буквально на днях по кинемато­графическим кругам разнёсся слух о том, что Кэмерон, создатель “Титаника” и “Аватара”, решил отвлечься от работы над продолжением “Аватара” и снять блокбастер... о покорении Восточной Пруссии рыцарями Тевтонского ордена.

А почему бы, собственно, и нет?! Если учесть, что с Калининградом этого прославленного режиссёра связывает многое (даже премьера “Титаника” состоялась в нашем городе РАНЬШЕ мировой!). А сюжетов в истории Ордена вполне хватит...

К примеру, сюжет о “струтерах” - “христианских разбойниках”. Слово это происходит от немецкого слова “Strut”, т.е. “куст”, “кустарник”. Дословно “струтеры” - “прячущиеся в кустах”, а “христианскими разбойниками” их назвал летописец Тевтонского ордена брат Пётр из Дусбурга. По его словам, в отряды “струтеров” входили “смелые люди, имевшие богатый опыт разбоя <...> и внушавшие язычникам страх и ужас”.

От обычных разбойников “струтеры” отличались лишь тем, что состояли на службе ордена Девы Марии. И творили бесчинства не по своей воле, а по заданию орденского руководства.

Так, некий Мартин по прозвищу Дюваль (Dywel - Дьявол) с четырьмя “тевтон­скими братьями” и одиннадцатью крещёными пруссами захватил примор­скую деревеньку, перебив всех её жителей.

Вспорол жене живот

Вся добыча, натурально, досталась Ордену. Но некий знатный прусс, чья родня проживала в уничтоженной деревеньке, объявил Мартину личную вендетту. Мартин, “огнём и мечом” обращавший язычников в Истинную Веру, был женат на крещёной прусской красавице. Во время “прицельного” набега разъярённый прусс-мститель вспорол жене Мартина живот, убив не только её, но и нерождённого младенца, выпавшего на землю из рассечённого материнского чрева.

Сам Мартин в это время отсутствовал: творил набег неподалёку, по наводке братьев Тевтонского ордена. Узнав о случившемся, он, в свой черёд, поклялся мстить язычникам “до последней капли крови”. И вскоре под покровом ночи напал на прусскую деревню, которая вот-вот готовилась принять христианство. Но не успела. Большинство мужчин в селении было убито, а женщины, дети и скот - захвачены в качестве добычи.

Затем отряд Мартина, по приказу комтура орденской области Кёнигсберга, совершил нападение на имение некоего литовского князя (Пётр из Дусбурга именует его латинским словом “regulus”, т.е. “царёк”). Князь выдавал замуж дочь. На свадьбу съехалось множество знатных гостей, как уже обратившихся в христианство, так и язычников. Однако люди Мартина не вникали в тонкости вероисповедания: крошили в капусту и тех, и других. Одних только знатных пруссов было убито человек семьдесят. А золота и серебра захвачено столько, что “струтеры” не смогли его вывезти за одну “ходку”. В полон было загнано множество женщин и детей, в том числе злополучная невеста...

Прусские лошадки

Кроме того, “струтеры” использовались для грабежей на больших дорогах. Грабили они, кстати, и чужих, и своих - жалованья им Орден не выплачивал, “христианские разбойники” получали долю добычи, захваченной в результате “спецопераций”. Поэтому за “струтерами” следили особые сторожа - “вартлейты”. За определённую плату “варт­лейты” сообщали о нашкодивших “струтерах” орденским должностным лицам - “гебитигерам” (от нем. Gebietiger) пограничных областей. А те пересылали сведения (их называли “путевыми отчётами”, т.е. “вегеберихтами”) в Кёнигсберг, маршалу Тевтонского ордена.

Маршал в управлении “струтерами” успешно сочетал “кнут и пряник”: особо зарвавшихся - казнил, особо отличившихся - одаривали земельными наделами. Со временем такие “христианские разбойники” сколачивали весьма неплохое состояние - и многие прусские помещики-латифундисты, обладатели обширных земель, обязаны будут своим благополучием “разбойному” предку....

Интересно, что “почтовая служба” Тевтонского ордена была поистине образцовой. Существовали специально обученные гонцы, способные преодолеть за неделю расстояние 600 км - и не попасться “скрутерам” на глаза.

На почтовых станциях, имевшихся в каждом орденском замке, постоянно держались наготове курьерские лошади особой местной породы Briefschweiken, т.е. “швейки (прусские лошадки) для доставки писем”.

Железный чеснок

Беда в том, что, кроме гонцов, на “брифшвейках” почти никто не ездил, поэтому “струтеры” опознавали курьеров издалека. Ну а дальше, если конкретный “христианский разбойник” знал за собою свежий грешок (а он его, как правило, знал и не один), начиналась лотерея из серии “быстрый или мёртвый”. А если учесть, что “бриффюреры” или “брифюнги” (“почтовые парни”) вербовались среди представителей коренного населения - и “струтеров”, как правило, ненавидели белокалёной ненавистью - битва между ними могла развернуться такая, что вестерн про ковбоев и индейцев курит ба-альшую сигарету...

“Брифюнгам” было за что рисковать: за верную службу они получали земельные наделы и освобождались от всех работ, оброков и прочих поборов.

...Любопытно, что любимым оружием “христианских разбойников” был “дюзак” (или “друссак” - от искажённого славянского слова “тесак”). Это был слегка изогнутый, дешёвый в изготовлении меч, заточенный только с одной стороны. Клинок его достигал в длину 70 см, а пальцы защищала металлическая дугообразная гарда.

Также “струтеры” носили с собой “железный чеснок” (гудфоры). Гудфоры представляли собой небольшие по размеру железные конструкции из четырёх шипов или гвоздей, торчащих остриями в разные стороны. “Железный чеснок” разбрасывался по дороге и затруднял движение того конного отряда (или обоза), который “струтеры” собирались “по-христиан­ски” ограбить...

Стрела в голове

“Струтеры” охотно использовали и арбалеты, получая их от Ордена (по состоянию на 1400 год только в орденском замке Кёнигсберга хранился 761 арбалет и тысячи арбалетных стрел - “болтов”). “Брат-рыцарь” Тевтонского ордена Пфальцпайнт, внесший значительные улучшения в дело лечения раненых и написавший трактат по хирургии (настоящий бестселлер XV века!) несколько раз “ходил на подвиги” вместе со “струтерами”.

“Христианские разбойники” отличались редкой выносливостью: как-то один из них вернулся из набега... с литовской стрелой в голове! Только древко отломил, чтобы не мешало. Основными же ранениями были вскрытия брюшины ударом копья или меча, с последующим выпадением внутренностей.

Так Пфальцпайнт научился смазывать эти внутренности особым подогретым маслом (рецепт которого составил сам), за­правлять их обратно в брюшную полость (как правило, с помощью самого раненого) и зашивать свежую рану. Всё это, естественно, без наркоза.

Вонзившиеся стрелы Пфальцпайнт не удалял сразу: он отламывал древко, поил раненого целебным зельем, а когда в течение нескольких дней рана начинала гноиться - без особого труда извлекал железный наконечник и прижигал рану калёным железом.

Отпетые негодяи

Пфальцпайнт разработал и специальные инструменты для удаления наконечников стрел, застрявших в костях. И практиковался он в первую очередь на “христианских разбойниках”.

Ну а упразднили “струтеров” в конце XV века. Язычников к этому времени практически не осталось, и “струтеры” из “христианских разбойников” переквалифицировались в добропорядочных владельцев земель... или просто отпетых негодяев, которые грабили без всяких “идеологических” оснований. А факт существования “струтеров” в более просвещённые века усердно замалчивался. Разве что мальчишки в небольших городках Восточной Пруссии время от времени начинали искать клады - добычу “струтеров”, зарытую где-нибудь “под большим дубом”.

Вряд ли что-то удавалось найти, но вот игра в “христианских разбойников” была у местных ребятишек такой же любимой, как прятки - у наших...

Д. Якшина


Если вам понравилась эта публикация, пожалуйста, помогите редакции выжить.
Номер карты "Сбербанка": 4817 7603 4127 4714.
Привязана к номеру: +7-900-567-5-888.




Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *




ПОДДЕРЖИ    
Авторизация
*
*
Генерация пароля