Новые колёса

КЁНИГСБЕРГ НА “МАРСЕ”.
Легендарный корабль перевозил золото, ананасы, свиней и покойников

Научно-исследовательское судно “Витязь” - кто из калининградцев его не знает. Ныне “Витязь” - экспонат музея Мирового океана. Когда-то давно, еще во времена Кенигсберга, оно носило название “Марс” и было обыкновенным сухогрузом, перевозившим из Африки в Европу экзотические фрукты. Впрочем, не совсем обыкновенным. Ибо с “Марсом” связана масса легенд и невероятных историй.

Ключ герра Тамма

Генрих Тамм, 1944 год

Недавно из Германии в Калининград приезжал бывший главный механик сухогруза “Марс” Генрих Тамм. Решил на старости лет посетить родное судно. Сотрудники музея вызвались проводить ветерана. Вместе погуляли по палубам, поднялись на капитанский мостик, зашли в кают-компанию. Потом спустились в машинное отделение. И тут произошло нечто невероятное. Тамм подошел к машинному телеграфу и объявил: “А вот здесь есть место, где я прятал свой инструмент”. Поднял руку вверх, пошарил над инструментальным ящиком... И выудил из узкой ниши потемневший от времени, запыленный гаечный ключ.

Видно, герр Тамм и сам не ожидал, что найдет инструмент, который спрятал почти 60 лет назад... Даже дара речи лишился бедняга.

Сотрудники музея тоже удивились. Быть того не может! Ведь в 1945 году “Марс” достался англичанам, которые все верх дном перевернули, все закоулки прошерстили. Искали что-то...

...В 1946-м сухогруз отошел Советскому Союзу. Уже будучи российским научно-исследовательским судном, “Марс”-”Витязь”не раз становился на капитальный ремонт. В конце 80-х был списан. Затем стал добычей охотников за металлом. Потом последовали глобальная реконструкция и швартовка возле музея Мирового океана. И все эти годы ключ Тамма лежал нетронутым. Невероятно!

О, счастливчик!

Мы поднимаемся на борт “Витязя”. Корпус ветерана сияет белизной.

Бросаются в глаза крупные стальные заклепки. Они идут по всему борту судна через каждые 5 сантиметров... Да, сейчас так не делают. Почему-то на ум приходит аналогия с кэмероновским “Титаником”. Таким же большим, таинственным... Хотя “Титаник” раза в 2-3 крупнее. И не такой удачливый...

- “Марс” - счастливое судно, - рассказывает научный сотрудник музея Наталья Трофимова. - Сколько раз во время войны оно находилось на волосок от гибели! В него попадали бомбы, но “Марс” не тонул... И даже торпеды советских субмарин не смогли поразить бывший сухогруз. К нам приезжал писатель Почивалов. В одной из своих книг он описывал просто невероятный эпизод, связанный с этим судном. Дело было в 1945 году. “Марс” с несколькими тысячами беженцев на борту вышел из порта Пиллау и взял курс на Копенгаген. В районе Данцига, буквально в пятистах метрах, вдруг всплывает советская подводная лодка, пристраивается сзади и начинает преследовать “Марс”. Несчастные люди, сидевшие на палубе, были в шоке. Им оставалось только молиться и надеяться на чудо. А субмарина тем временем шла по пятам... Долго она их вот так эскортировала, пока не развернулась и не скрылась в морской пучине.

Трудно сказать, чем руководствовался командир советской подлодки... Наверняка, он заметил женщин и детей, толпившихся на палубе. Но вряд ли пожалел. Шла война и перед ним было вражеское судно. Скорее всего, на лодке кончились торпеды. Та ночь роковой для “Марса” не стала. Счастливчик!

Морской волк

- Николай Атаманюк, - знакомит нас Наталья Андреевна с пожилым человеком в спецовке и засаленной кепке, - 2-й механик на “Витязе”. Настоящий морской волк! Начинал с китобойной флотилии. Потом 19 лет отходил на научном судне “Академик Курчатов”. На “Витязе” уже 20 лет. Когда корабль замер у музейного причала, Атаманюк остался работать здесь и дальше. Сейчас поддерживает судно в исправном состоянии. Благодаря стараниям Николая Ильича, все механизмы работают, как часики. “Крупповский” дизель, хоть и разменял седьмой десяток, можно хоть сейчас завести. И вперед! В кругосветное плавание...

- Ну, это вы уж чересчур, - возражает Николай Ильич. - Да и надо ли “Витязю” в плавание. У него свои задачи. А насчет дизеля - правда. Исправен. Да что об этом на верхней палубе рассуждать. Пойдемте, я все на месте покажу.

Мы следуем за 2-м механиком, ныряем в люк и спускаемся куда-то вниз. Трап - старинный, еще немецкий. И очень крутой. Осторожно берусь за отполированные до зеркального блеска перила. Хорошо все сохранилось.

- Не удивляйтесь, - словно читает мои мысли Николай Ильич. - Здесь практически все немецкое. И все в работоспособном состоянии. А из советского... Очень мало. Можно по пальцам пересчитать.

10.000 евро от Круппа

Наконец мы попадаем в просторное помещение.

- Машинное отделение, - демонстрирует свои познания Наталья Андреевна. 2-й механик одобрительно кивает. Поднимаю голову. До подволока метров семь-восемь. Солнечный свет проникает откуда-то сверху. В больших стальных люках наверху - круглые иллюминаторы. А еще замечаю внушительных размеров красную табличку “KRUPP DIESELMOTORENAN-LAGE”. Слева и справа незнакомые эмблемы в виде трех пересекающихся колец.

- Это и есть фирменный крупповский знак, - поясняет механик. - А над головой, куда вы только что посмотрели, вентиляционные люки. Называются - капы. Нет, не КОПЫ, а КАПЫ. Ведь “Марс” готовили для работы в тропиках. А когда машина дает полные обороты, то температура здесь ого-го!

- Господин Крупп мог бы и премию нам выписать. Например, 10 тысяч евро. За бережное отношение к технике и образцовое содержание старинных агрегатов, - улыбается 2-й механик. - Небось, в самой Германии таких машин уже нет и в помине...

“Нас спасли сантиметры”

В Калининграде легендарный механик “Марса” Генрих Тамм рассказал невероятную историю.

- Дело было осенью 1943 года. В районе Висмара на нас одновременно напали 12 английских самолетов-торпедоносцев. В правый борт “Марса” выпустили две торпеды. Тогда я по команде капитана дал “САМЫЙ ПОЛНЫЙ”. О, что это были за машины! “Крупповский” семицилиндровый дизель. Мощность 3000 лошадиных сил. Особые топливные насосы новейшей системы. Двигатель обладал необыкновенной способностью быстро набирать обороты. Быстрее, чем аналогичные, такого же класса.

Этого англичане и не учли, рассчитывая точку встречи торпеды с сухогрузом. Ускорение “Марса” было таким ошеломляющим, что его корма просела, а нос приподнялся (!) над водой. Мы были на волосок от гибели. Нас спасли считанные сантиметры!

После того случая команда считала, что именно Тамму и... крупповским дизелям они обязаны своим чудесным спасением.

В Третьем рейхе

- А что под нами? - интересуюсь я у механика Атаманюка и слегка ударяю каблуком ботинка в металлический пол машинного отделения. - Корпус судна?

- Балластные танки. А самое нижнее помещение, куда мы можем проникнуть - 40-метровый тоннель гребного вала.

Мы проходим через какое-то помещение, спускаемся на 12 ступенек вниз и останавливаемся у металлической двери.

- Это специальная клинкерная дверь. Она спасет машинное отделение, если корпус судна получит повреждения ниже ватерлинии и вода хлынет в тоннель гребного винта.

Мы в тоннеле. Его полусферические стены выкрашены желтой краской. Полнейшая тишина. Я чувствую себя изолированным от окружающего мира. То тут, то там попадаются таблички с немецкими надписями. Впечатление такое, что ты не в Калининграде в 2005 году... а вдруг перенесся в Третий рейх.

На дне Преголи

Комсостав "Марса", 1942 год

Где-то впереди слабо мерцает тусклая лампочка. Идем на свет. Продвигаемся осторожно. Сверху свисают какие-то трубы и железные штуковины.

- Тс-с-с!!! - делает нам знак не шуметь механик, и мы останавливаемся как вкопанные. Откуда-то сбоку раздаются странные звуки. Они то усиливаются, то ослабевают. Кажется, что к корпусу судна приближается подводный монстр... Он урчит, ухает, грохочет чем-то. В металлическом тоннеле звуки отдаются гулким эхом и со всей силы ударяют по барабанным перепонкам.

- Мы на глубине шести метров ниже уровня Преголи, - поясняет Николай Ильич, когда шум немного стихает. - Практически на самом дне реки. А звуки? Так это моторная лодка рядом проходила. Такой вот эффект интересный получается.

Все! На сегодня достаточно. Поднимаемся наверх.

Лестница “Титаника”

- 5 августа 1938 года верфь “Шихау” в Бремерхафене, - рассказывает Наталья Трофимова, - получила заказ на постройку пяти однотипных сухогрузов, так называемых “фруктовозов”. Они предназначались для перевозки фруктов из южных стран. Главным образом из Испании и Португалии - в Третий рейх. В январе 1939-го со стапеля верфи сошло судно под названием “MARS”.

Благодаря своему кремовому цвету, изящной обводке корпуса, новое судно больше напоминало шикарную крейсерскую яхту, чем сухогруз. На борту имелись пассажирские апартаменты на 12 человек, специальная каюта-люкс для молодоженов. Предполагалось, что на “Марсе” будут продаваться билеты в круизное путешествие по экзотическим странам. А интерьеры - просто сказка! Подвесные лестницы, панели из красного дерева, картины, панно, богато украшенные бары...

Рейхсмарки, золото, брильянты

По легенде, рассказанной одним из членов команды “Марса”, где-то в глубине трюмов должны быть спрятаны... сокровища. Якобы во время одного из последних рейсов судна, вывозивших гражданское население Кенигсберга, охрана важной птицы из иерархии СС, погрузила на борт какие-то документы, рейхсмарки, золото и бриллианты. Договорившись с кем-то из членов команды, важная персона устроила потайную нишу в трюме. Однако информация о тайнике быстро просочилась по кораблю. И когда 17 июня 1945 года “Марс” попал к англичанам и прибыл в шотландский порт Метил, на его борт поднялись британские спецслужбы. Они принялись детально обследовать все судно. Чем закончились эти поиски - неизвестно. Может, спустя много лет 2-й механик Николай Атаманюк нашел этот тайник? Так же, как и механик Тамм свой гаечный ключ. Помнится, Николай Ильич сам обмолвился, что его КОРМИТ это судно...

- Скрывать не буду. Нашел!

Старый фонарь

- На борту “Марса” я нашел деньги, - признался Николай Атаманюк. - Но не рейхсмарки, а пфенниги. Очень много. Они отыскивались во всяких укромных уголках. Но есть и более значимая находка. Сейчас она - экспонат на “Витязе”. Это старинный немецкий фонарь. Впечатление такое, что он раза в два старше самого “Марса”. Как он очутился на борту - загадка.

...Вот он этот фонарь. Совсем небольшой. Медный. Сверху - круглая ручка-набалдашник. Внутри за стеклом - свечка. Наверное, такими пользовались еще в XIX веке.

Свинарник на “Марсе”

С Натальей Трофимовой мы проходим в кают-компанию. Располагаемся на уютных старинных диванах. Листаем древние альбомы и документы. В годы войны “Марс” переоборудовали в госпитальное судно - на 750 мест. Чтобы раненые не мерзли, было проведено дополнительное водяное отопление, работавшее на коксе. В салоне судна также установили кровати и перегородки для дополнительных пассажирских кают, которые отводились штабным офицерам и медсестрам Вермахта. В кормовой части справа надстроили деревянный барак, в нем смонтировали несколько больших котлов - для приготовления пищи.

На корме стояли еще три барака. Один из них использовался как свинарник. По словам Генриха Тамма, капитан, старпом и радист скинулись и в Дании купили двух поросят...

“Я сбил английский самолёт!”

Чуть раньше, летом 2004 года в Калининград приезжал Клаус Штенке из Дюссельдорфа. Удачливый бизнесмен, хозяин крупной туристической компании где-то на юге Италии. В годы войны он служил матросом на “Марсе” и входил в расчет одной из двух имевшихся на судне зенитных установок, прикрывавших корабль от налетов вражеской авиации.

- Было это в марте 1944 года. Мы вышли из Бремерхаффена и взяли курс на Пиллау. Ночь. Слева и справа от нас неотступно следовали корабли сопровождения. И вдруг сигнал: “Воздушная тревога!”. В небе нарастает гул самолетов. Ясно, опять английская авиация. Мы выключаем освещение на палубах. Оставляем лишь два маленьких еле заметных огонька. Но англичане нас обнаружили. Бомбардировщик сделал разворот и пошел на нас. Старший расчета скомандовал: “Потушить ходовые огни. Полный режим светомаскировки”. Я тянусь к пульту. О, дьявол! Вместо того, чтобы погасить красную и зеленую сигнальные лампы, я случайно нажимаю не ту кнопку. Врубается полный свет. Судно озаряется огнями, как рождественская елка. Теперь мы супер-мишень. Английский стервятник пикирует на нас. “Огонь!” - командует фельдфебель. Я ловлю в перекрестие прицела его стремительно надвигающийся фюзеляж и жму на гашетку. Тра-та-та-та-та... Почти над самой палубой “англичанин” выходит из пике, пытается сделать разворот. Потом вижу, как самолет заваливается на одно крыло, стремительно теряет высоту, и в метрах четырехстах от нас падает в море. Мне пожимают руки и поздравляют с удачным боем. Это уже потом я понял, насколько мне повезло. Не подбей я самолет (кстати, по реальной воздушной цели в ту ночь я стрелял первый раз в жизни), меня бы предали суду военного трибунала и расстреляли бы как изменника рейха. Ведь я совершил преступление, нарушил светомаскировку.

Обвинили в шпионаже

- В начале 90-х годов в Калининград приехал бывший капитан “Марса” Германн Тюрмер и преисполненный ностальгических чувств попросил позволения переночевать на “Витязе”, - рассказывает директор музея Мирового океана Светлана Сивкова. - Я не смогла ему отказать. Как не уважить старика... В итоге у всех нас были страшные неприятности. Дошло даже до того, что меня обвинили в шпионаже. “Куда надо” доложил бдительный гендиректор внешнеэкономической ассоциации “Балтинтер” Александр Тимофеевич Желонкин...

Конечно, потом многое изменилось. Контакты с иностранцами стали проходить проще и такой реакции у властей уже не вызывали.

Как немцы воспринимают “Марс”, когда впервые за многие десятки лет видят его вновь? Они плачут... Они могут часами сидеть на скамейке напротив “Марса”. Надо видеть их лица. Их глаза. А один из них однажды сказал мне: “Все послевоенные десятилетия я только и думал об этом корабле. “Марс” спас жизнь нашей семье. Он увез нас от ужасов войны...”

Ю. ГРОЗМАНИ


Если вам понравилась эта публикация, пожалуйста, помогите редакции выжить.
Номер карты "Сбербанка": 4817 7603 4127 4714.
Привязана к номеру: +7-900-567-5-888.




Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *




ПОДДЕРЖИ    
Авторизация
*
*
Генерация пароля