Новые колёса

КЁНИГСБЕРГ ИНТРИГАНОВ.
Здесь царевич Алексей вступил в заговор — против Петра I

Сегодняшняя наша “прогулка” - по Кёнигсбергу заговорщиков. Да-да, этому странному городу самой судьбой было предназначено стать местом, так или иначе вписанным в ВЕЛИКУЮ ИСТОРИЮ МИРОВЫХ ИНТРИГ. Ну, или, по крайней мере, интриг европейских.

Только в гробу

В сущности, сам Тевтонский орден - результат “долгоиграющего” заговора. Известно, что цель создания любого рыцарского ордена - война с неверными за Гроб Господень в Палестине. Но магистр Герман фон Зальца, получив в начале своего правления не самое завидное на свете наследство (десяток комтурств, разбросанных по Европе, три-четыре госпиталя и меньше сотни рыцарей), сумел так лихо закрутить интригу (столкнув лбами Римского папу и императора священной Римской империи), что получил от обоих своих покровителей десятки специфических привилегий. А главное - определил для Ордена новую линию священной войны. Ту самую, которая перечеркнёт настоящее и будущее язычников-пруссов...

Вообще же интриги и заговоры были настолько типичны для рыцарей Тевтонского ордена, что редко кому из магистров удавалось дожить до седин. Их правление продолжалось по три-четыре года - при том, что устав определял его как пожизненное, и покинуть свой пост Великий магистр мог только в гробу. Как, например, Вернер фон Орсельн, заколотый рыцарем Ордена на выходе из костела.

Рыцаря этого, происходившего из богатой и знатной семьи, отправят затем на высший суд, к папе Рим­скому. И тот - вопреки показаниям свидетелей - признает, что убийство совершено невменяемым. Хотя только самые наивные и неискушённые братья не болтали, что магистр Вернер фон Орсельн пал жертвой заговора. А его убийцу изрядно “разогрели” вышестоящие начальники, впаяв ему добрый десяток нареканий по службе и “просветив”, что-де его по непонятной причине преследует лично фон Орсельн...

Потайная дверь

Впрочем, за подобные разговоры можно было поплатиться покруче, чем за само убийство. Зря, что ли, в стенах “начальственной кельи” каждого орденского замка были проделаны незаметные отверстия, чтобы главный в замке мог в любой момент подслушать разговоры подчинённых.

А ещё в этой же келье имелась крошечная потайная дверь - и Главный мог, сделав вид, что запёрся для молитвы, неожиданно обнаружиться совсем в другом месте...

Но настоящий расцвет всевозможных интриг и заговоров приходится на “галантные” века. И здесь Кёнигсберг - буквально в каждой бочке затычка. Вот лишь несколько ярких примеров.

Известно, что царевич Алексей, сын Петра I, был противником собственного отца. От рождения до девятилетнего возраста он находился при матери, Евдокии, первой жене Петра. Но после путешествия по Европе Пётр утвердился в необходимости окончательного разрыва с “старозаветной” Евдокией. Он попытался уговорить её постричься в монахини, но она, страстно любившая сына, отказывалась. Тогда её погрузили в простую карету и отправили в суздальский Покровский девичий монастырь, где постригли насильно.

Пётр занялся воспитанием сына, но время было упущено. Царевич, винивший отца в том, что остался без обожаемой матери, под разными предлогами уклонялся и от дел, и от учёбы.

Давали деньги на увеселения

Но Пётр не терял надежды. В 1709 году он отправил сына в Европу - якобы для “усовершенствования в науках”, а реально - для устройства брака с брауншвейгской кронпринцессой Софией-Шарлоттой Вольфенбюттельской. Так Алексей впервые попал в Пруссию - и здесь его “взяли в оборот” австрийцы.

Царевич Алексей Петрович 1690 - 1718

Австрийскому монарху очень не нравилось укрепление России, а царевич Алексей явно был “слабым местом” Петра... В Кёнигсберге у Алексея быстро завязались знакомства, которые ему “зело нравились”. Очень обаятельные люди (состоявшие на тайной службе при австрийском дворе) давали царевичу деньги на различные увеселения, окружали заботой и лаской, знакомили с дамами лёгкого поведения...

Алексей был очарован. И охотно рассказывал своим новым знакомым о себе, об отце, о матери, живущей в Суздале. От этих “обаятельных людей” ниточки потянулись и в Суздаль. Опальной Евдокии некий лекарь, приехавший в этот город из Кёнигсберга (!), усилено внушал мысль о том, что её сын тяжело болен, что его надо срочно спасать и что она, Евдокия, вполне может вернуться на трон либо в качестве “вновь признанной” законной супруги царя, либо... в качестве матери царствующего Алексея.

Евдокия воспряла духом, перестала носить монаше­ское одеяние и часто писала (точней, диктовала - с грамотой у неё было не очень) сыну, советуя ему “упорствовать” в общении с отцом.

Последнее увещевание

Но Алексей “упорствовал” с большим трудом. Во-первых, он дико боялся Петра.

Портрет семьи Петра I

Во-вторых, он, воспитанный матерью в “старозаветности” и неприятии всего иноземного, влюбился в Восточную Пруссию. Она поразила его воображение - и в этом он оказался сыном собственного отца. Кёнигсберг он считал лучшим городом в целом свете.

Он появлялся здесь практически каждый год.

Даже отправившись лечиться от чахотки в Карлсбад, он останавливался в Кёнигсберге. И здесь же (вряд ли это было случайность - нити заговора тянулись в российскую столицу) получил от отца резкое письмо:

“<...> Видя, что тебя ничем нельзя склонить к добру, я решился написать тебе это моё последнее увещевание. Знай, я лишу тебя наследства, как член, поражённый гангреной, откину <...> Воистину я исполню это, потому что за моё отечество и подданных не жалел и не жалею жизни своей, как же я пожалею тебя, недостойного? Пусть после меня лучше чужой хороший будет, нежели свой недостойный!”

Алексея надоумили “шантажировать” отца, сыграв на отсутствии у Петра других сыновей. Алексей написал о своём желании отречься от престола. Пётр предложил: или остаться наследником и соответствовать требованиям отца - или постричься в монахи. Сын вы­брал монашеский чин. Отец дал ему полгода на окончательные раздумья.

Сбежал в Пруссию

Осенью 1716 года Петр поставил перед сыном ультиматум: или присоединиться к нему, Петру, в войсках - или постричься в монахи безотлагательно. Алексей спешно собрался - и бежал в Пруссию вместе с беременной с дворовой девкой чухонкой Ефросинией (супруга царевича умерла при родах). После небольшой остановки (очевидно, необходимой, чтобы переговорить с “консультантами”) он отправился ко двору австрийского монарха Карла VI.

Австрийский император попытался скрыть царевича - но Пётр пригрозил войной... Алексей был выдан отцовским агентам. Пётр обещал сыну полное прощение при условии, что тот отречётся от своих прав на престол и откроет всех людей, которые организовывали его бегство.

Алексей условия принял. В январе 1718 года он в последний раз - проездом - побывал в Кёнигсберге. Но... тех людей, с которыми он так приятно проводил время, здесь уже не было. Опасаясь мести Петра, они растворились в пространстве.

Позже Алексей отречётся от престола и “поцелует крест” своему малолетнему брату, сыну Петра от Марты Скавронской, то бишь Екатерины I.

Однако мальчик не доживёт до пяти лет. А Пётр обвинит старшего сына в том, что тот дал неполные показания в отношении участников заговора... Алексея подвергнут пыткам. И он не выдержит. Назовёт всех, включая мать, которая “вдохновляла его на богопротивное поведение”.

Человек десять из ближайшего окружения Алексея будут казнены, Евдокия - сослана в Ладогу, в монастырь, известной особой строгостью устава. Алексея же обвинили в измене и приговорили к смертной казни. Ранним утром 26 июня 1718 года в Трубецком раскате (один из шести бастионов Петропавловской крепости) в Петербурге он был умерщвлён.

Пётр Великий допрашивает царевича Алексея в Петергофе. Картина Н. Ге.

Железная маска

Ещё один масштабный заговор - через полвека - плёл прусский король Фридрих II. Его категорически не устраивало восхождение на российский престол Елизаветы, дочери Петра Великого. Кстати, предыдущей императрице, Анне Иоанновне, Елизавета нравилась не больше: по её воле наследником трона стал двухмесячный младенец Иван VI, правнук царя Ивана (слабоумного брата Петра).

Но Елизавета, тем не менее, воцарилась, взойдя на трон с помощью гвардейцев Преображенского полка. Беднягу императора, годовалого младенца, вытащили из колыбели. Елизавета несла его на руках, идя по Невскому в окружении ликующих гвардейцев. Услышав весёлые крики, малыш развеселился сам: подпрыгивал, махал ручонками...

Это было послед­нее веселье в его короткой жизни. Малыша ждала страшная судьба: сначала его с семьей отправили в Ригу, затем - взяли под стражу и перевели в Воронежскую губернию, затем - в Холмогоры, где держали отдельно от других членов семьи. А вскоре мальчик был заточён в Шлиссельбургскую крепость, где и пробыл двадцать три года до дня своей гибели.

Фридрих II воспользовался судьбой мальчика - российской “железной маски” - в своих целях. Он откровенно смеялся над Елизаветой, называя её “девкой, которая от вечерни тащится на бал, а с бала поспевает к заутрене”.

Жена Фридриха - его правая рука

Прусский король издевался над её пристрастием к новым платьям, шёлковым чулкам и молодым любовникам. (После себя Елизавета оставила 15.000 платьев, два сундука шёлковых чулок, а круг её “сердечных друзей” был чрезвычайно широк, несмотря на слухи о тайном венчании с Алексеем Разумовским.) А главное - Фридрих строил планы, как с помощью раскольников освободить бывшего императора Ивана VI и посадить его на русский престол.

Вряд ли сие было осуществимо. Но Фридрих упорно “работал в данном направлении”, не жалея денег (при страшной своей прижимистости) на сбор информации.

Разумеется, королю Пруссии донесли, как отзывается о нём Елизавета: “Фридрих в Бога не верит, в церковь никогда не ходит и с женой по закону не живёт” (с намеком на иные сексуальные предпочтения). Российская императрица, в свой черёд, откровенно смеялась над тем, что жена Фридриха - его же правая рука. Тогда как левая - любовница.

Царевич Алексей Петрович и его жена Шарлотта Христина София

После такого помирить монархов уже не смог бы сам Господь Бог.

Чем кончилась Семилетняя война (1756-1763), мы знаем. 11 января 1758 года русские войска вошли в Кёнигсберг. Пруссия оказалась на грани катастрофы. “Всё потеряно, спасайте двор и архивы!” - панически писал Фридрих II.

Выслали за шпионаж

И хотя после смерти Елизаветы её наследник Пётр III вернул Фридриху все завоёванные Россией земли, осадочек у прусского короля на сердце остался. Уж больно охотно присягали жители Восточной Пруссии императрице Елизавете... и больно мало оказалось желающих стоять насмерть за СВОЕГО императора.

Опять же, жаль было денег, потраченных впустую на поддержку раскольников. Впрочем, карту Ивана VI разыграют ещё раз, и опять же потянется “прусский след”.

Известно, что Пётр III боготворил Фридриха. За это он, в сущности, и поплатился. Всё остальное - и скверный характер, и инфантильность, и неприличное для взрослого человека увлечение куклами, и даже неспособность в течение девяти (!) лет заделать жене ребёнка - ему бы простили. И не такие персонажи сиживали на российском троне! Но вот вводимых в армии прусских порядков и явного предпочтения, которое Пётр III оказывал прусским офицерам, гвардия терпеть не собиралась.

Этим и воспользовалась принцесса София Августа Фридерика, будущая Екатерина II, ставшая женой Петра III в 16 лет. И уже тогда чётко определившая, чего хочет от жизни.

Интересно, что её мать, супруга заштатного прусского фельдмаршала, состояла на тайной службе у Фридриха. Ей платили не только за сбор информации о том, что происходило при дворе Елизаветы, но и за попытки вовлечь иностранцев при русском дворе в заговор против Елизаветы. Но деньги, выделяемые на эти цели, были невелики, и мать будущей Екатерины II тратила их - в основном на собственные нужды. Когда же она “засветилась” как шпионка Фридриха, её выслали из России - и дочь не только не заступилась за мать, но и вздохнула с облегчением.

Выйти замуж за узника

По некоторым сведениям, взошедшей на престол Екатерине донесли об очередном заговоре с целью освободить заточённого в крепости Ивана VI. Он нужен был Пруссии как некий символ, употребив который с толком можно было опротестовать легитимность воцарения Екатерины.

Из Кёнигсберга, однако, прибыл некто Функ. Он играл незначительную роль в данном заговоре, но решил, что может получить гораздо больше, если окажет Екатерине “информационную услугу”. Она поблагодарила Функа - но платить ему не стала и на службу не взяла. А сама задумала... вступить с Иваном VI в брак, чтобы максимально укрепить своё положение. Императрица приехала в Шлиссельбургскую крепость и велела показать ей Ивана Антоновича.

Через форточку в дверях темницы она увидела бледного, никогда не бывавшего на воздухе узника. Его ничему не учили. Он умел говорить только о том, чем был окружён. Он даже не представлял, что такое свобода...

Екатерина чуть не упала в обморок, её увели всю в слезах. Она повторяла: “Нет, я не могу выйти за него... Это ужасно... Несчастный принц, он ни в чём не был виноват...” Но из Шлиссельбургской крепости она “несчастного принца” всё же не выпустила. Он погибнет через два года: будет убит охранниками, когда подпоручик Мирович с отрядом солдат предпримет попытку его освобождения. А Мировича - опять же - вдохновят на безумный штурм тюремной камеры некие Август Блунк и Демут Майер... приехавшие в Санкт-Петербург из Кёнигсберга!

Покушение на Гитлера

Впрочем, история заговоров на этом не завершается. Впереди их будет ещё очень много. Не зря же и газету “Искра” провозили в Россию здешними тайными тропами...

 

А первое (!) покушение на Гитлера готовил корабельный плотник из Кёнигсберга Курт Луттер ещё в марте 1933 года! Он планировал устроить взрыв на одном из предвыборных митингов, где должен был выступать глава нацистов. Но Курта Луттера “сдал” кто-то из его же товарищей.

Из последующих сорока покушений на Гитлера (не считая знаменитого, организованного полковником Штауффенбергом) в двадцати трёх (как минимум!) были задействованы жители Восточной Пруссии - или выходцы из Кёнигсберга.

Так, прусский дворянин, генерал-майор Генштаба Хеннинг Херманн Роберт Карл фон Тресков был категорически против террора в отношении евреев и советских военно­пленных, особенно командного и политического состава Красной Армии. Он говорил:

“Германия окончательно потеряет свою честь, а это будет давать себя знать на протяжении сотен лет. Вину за это возложат не на одного Гитлера, а на вас и на меня, на вашу жену и на мою, на ваших детей и на моих”.

Трубецкой бастион - камера, где был убит царевич Алексей

Живым не уйти

Тресков считал, что заговорщики должны совершить активную попытку государственного переворота, кульминацией которого явится убийство Гитлера. Даже если оно провалится, заговорщики докажут всему миру, что не все в Германии - сторонники фюрера.

Самым верным, как казалось, было взорвать Гитлера либо во время авиаперелёта, либо в его ставке “Вольфшанце” в Восточной Пруссии

В марте 1943 года Гитлер посетил войска группы “Центр” на Восточном фронте. На самолёте, который возвращался в Берлин, была установлена бомба, замаскированная под подарок. Но - взрыватель не сработал...

А ещё два прусских дворянина - барон, капитан Аксель фон дем Буше и лейтенант Эдвард фон Клейст, независимо друг от друга, собирались ликвидировать фюрера во время показа новой армейской формы в начале 1944 года. При этом оба понимали, что им самим живым не уйти. Но... по неизвестной причине Гитлер на демонстрацию не явился. Судьба его хранила. До поры до времени.

Впрочем, это уже совсем другая история. А наши прогулки - продолжаются.

Д. Якшина


Если вам понравилась эта публикация, пожалуйста, помогите редакции выжить.
Номер карты "Сбербанка": 4817 7603 4127 4714.
Привязана к номеру: +7-900-567-5-888.







ПОДДЕРЖИ    
Авторизация
*
*
Генерация пароля