Новые колёса

КЁНИГСБЕРГ И ВЛАСОВЦЫ.
Русских лётчиков “Люфтваффе” готовили в Восточной Пруссии

“Всё равно сдохнем!”

После отбоя в лагере советских военнопленных в восточно-прусском городке Ангербург (ныне Венгожево, Польша) наступила мёртвая тишина. Измученные за день узники засыпали мгновенно. Только в углу барака тихо перешёптывались приятели: Владимир Москалец, Пантелеймон Чкуасели и Арам Карапетян. Все трое - бывшие лётчики. Познакомились здесь же - в лагере.

Советские Военнопленные

- Меня сегодня к коменданту вызывали, - сообщил Арам. - Предложили записаться добровольцем в армию Власова. Там, говорят, свою авиационную эскадрилью формируют...

- Совсем башку потерял! - приподнялся на нарах вспыльчивый Пантелеймон. - Предателем решил стать?!

- Тише ты! - одёрнул товарища Владимир. - Ещё заложит кто-нибудь.

- Вот что я думаю, - продолжил Арам. - Здесь мы всё равно сдохнем. Бежать не получится. Многие уже пробовали... А там - дадут самолёт. Соображаете?

- Ага, - усмехнулся Москалец. - Перелетим к своим, все такие нарядные, в фашистской форме - и прямиком в НКВД. Там разбираться не станут: на месте шлёпнут. В лучшем случае в лагерь отправят на Колыму...

- Всё-таки какой-то шанс, - не согласился Арам. - Говорю же, здесь подохнем. Без вариантов!

- А что, - оживился Пантелеймон. - Дело говоришь! Попробовать можно...

Сказано - сделано. Уже через сутки всех троих отправили в грузовике на север - в местечко Морицфельде рядом с городком Велау (ныне Знаменск, Калининградская область).

Госпиталь - тюрьма - лагерь

Все трое в плен попали одинаково - во время очередных боевых вылетов.

Старший лейтенант Владимир Москалец командовал звеном пикирующих бомбардировщиков “Пе-2”. 10 марта 1943 года Владимир совершил свой 97 боевой вылет, его самолёты атаковали финский аэродром Алакуртти (Карельский фронт). Зенитка подбила “пешку” на выходе из пике - пришлось прыгать. Очнулся Москалец в финском госпитале. Оттуда лётчика отправили в таллинскую тюрьму, а затем - в лагерь Ангербург.

Лейтенант Пантелеймон Чкуасели воевал на штурмовике “Ил-2” на Волховском фронте. Зимой 1943-го его сбил фашистский “Мессер” - над оккупированной территорией. Пять суток Пантелеймон пробирался лесами и болотами к линии фронта. Не дошёл всего пару километров... Потом были тюрьмы Пскова, Риги и лагерь Ангербург.

Дольше всех в плену находился лейтенант Арам Карапетян. Его “Ил‑2” сбили 26 ноября 1942 года под Великими Луками. Арам до последнего тянул свой горящий штурмовик к своим - не долетел. Рухнул на землю вместе с самолётом. Тяжело раненного его подобрали немцы. Далее - как у всех: госпиталь и лагерь для военнопленных.

Золотые звёзды

Когда грузовик въехал в ворота лагеря Морицфельде, пленные лётчики увидели довольно странную картину.

Ограждение лагеря выглядело хилым: на тонких столбах в один ряд болталась колючая проволока. Вдоль неё прохаживались два немецких солдата-охранника. Вид у них был явно не боевой: один хромал, у другого виднелся бинт из-под пилотки. Около лагеря находилась взлётно-посадочная полоса. За колючей проволокой располагались бараки, штабной домик и гаражи.

Пантелеймона, Арама и Владимира встретило начальство.

- Бывший полковник советских ВВС Виктор Мальцев, - представился сухощавый мужчина. - Добро пожаловать в первую эскадрилью РОА - русской освободительной армии!

Позади Мальцева стояли два офицера в немецкой форме с нашивками РОА. На груди у каждого красовалось по “Золотой Звезде” Героя Советского Союза.

- Семён Бычков, - козырнул один из героев.

- Бронислав Антилевский, - назвал своё имя второй. - Будем летать вместе...

Оплёванные идеалы

Виктор Мальцев - личность в авиационных кругах известная. Участник гражданской войны, затем - инструктор Егорьевской школы военных лётчиков. У него учился сам Чкалов!

В тридцатые годы Мальцев командовал авиацией Сибирского военного округа. Дослужился до п

олковника. Однако в 1938-м его карьера оборвалась. По обвинению в “антисоветском военном заговоре” Мальцева арестовали органы НКВД. Полковника жестоко пытали, но виновным он себя не признал.

В декабре 1939 года Мальцева освободили и реабилитировали. Но к лётной работе он уже не вернулся - стал начальником военного санатория в Ялте.

Когда пришли фашисты, Мальцев в полковничьем мундире явился к немецкому коменданту и заявил о желании “сражаться против режима Сталина”. Вскоре полковник стал командующим авиацией русской освободительной армии генерала Власова.

- Я весь свой сознательный век был коммунистом, и не для того, чтобы носить партийный билет как дополнительную продовольственную карточку, - объяснял свой поступок Мальцев. - Я искренне и глубоко верил, что этим путём мы придём к счастливой жизни. Прошли лучшие годы, побелела голова, а вместе с этим пришло и самое страшное - разочарование во всём, чему я верил и чему поклонялся. Оказались оплёванными лучшие идеалы. Hо самым горьким было сознание того, что я всю жизнь являлся слепым орудием политических авантюр Сталина...

Трибунал для героя

Семён Бычков

У капитана Семёна Бычкова была своя история. Заместитель командира 482-го истребительного авиационного полка воевал с первого дня войны. В июне 1942 года капитану не повезло - при посадке после боевого вылета его самолёт потерпел аварию. За поломку самолёта Бычков был осуждён военным трибуналом на пять лет лишения свободы. Однако лагерный срок ему заменили условным. Бычков продолжал воевать.

Капитан успел совершить 230 боевых вылетов, провёл 60 воздушных боёв, лично сбил 15 самолётов противника и получил два ордена Красного Знамени. 2 сентября 1943 года Бычкову присвоили звание Героя Советского Союза.

11 декабря 1943 года во время выполнения очередного боевого задания в районе Орши “Ла-5”, ведомый капитаном Бычковым, попал под перекрёстный огонь немецкой зенитной артиллерии. Получив массу пробоин, самолёт совершил вынужденную посадку в болотистом месте. Тяжело раненного в голову лётчика в бессознательном состоянии извлекли из-под обломков машины фашистские автоматчики. Очнулся Семён Бычков в немецком военном госпитале...

Затем - встреча с Мальцевым и согласие служить в РОА.

Смерть и террор

Бронислав Антилевский получил “Звезду Героя” ещё в 1940-м, во время советско-финской войны. Тогда он летал на бомбардировщике. С началом Великой Отечественной Антилевский переучился на истребителя. 28 августа 1943 года был сбит, попал в плен. Далее - как и у Бычкова - разговор с Мальцевым, согласие служить в РОА, лагерь Морицфельде...

Всего Мальцеву удалось сагитировать около 150 советских лётчиков. Путь в “1-ю восточную эскадрилью” у всех был разный. Некоторые оказались перебежчиками - специально улетели к немцам.

Не случайно ещё 19 августа 1941 года вышел специальный приказ наркомата обороны СССР под названием “Меры борьбы со скрытым дезертирством среди отдельных лётчиков”.

По германским источникам, только за 1943-й и начало 1944 года к немцам перелетели более 80 совет­ских самолётов.

Люди среди перебежчиков попадались разные. Встречались не только банальные дезертиры, но и “борцы с советской властью”. Один из них, вставший под знамёна армии Власова капитан Артельцев даже опубликовал стихи в газете РОА “Доброволец”. Обращение к лётчикам Люфтваффе:

“Вы встретили нас, как братья,

вы сумели сердца нам согреть.

А сегодня единою ратью

нам навстречу рассвету лететь.

Пусть Родина наша под гнётом,

но тучам солнца не скрыть -

Мы вместе ведём

самолёты, чтоб смерть

и террор победить”.

В поисках партизан

Генерал ВВС РОА Виктор Мальцев

В январе 1944 года лётчики РОА получили немецкие самолёты “Arado Ar-66C” и “Gotha Go-145A” - аналоги советских “У-2”. Эскадрилью перебросили в Белоруссию - на аэродром Лида.

Легкомоторные самолёты немцы планировали использовать в основном для разведки и связи. Первые полёты эскадрилья совершила для поиска партизан.

- Пора ноги делать, - горячился Пантелеймон. - Улетать к чёртовой матери!

- К партизанам бы податься! - мечтательно вздохнул Владимир.

- Надо для начала с ними связь установить, - перевёл разговор в практическую плоскость Арам.

Легко сказать - а как это сделать? Помог случай.

Земляк из Армении

Однажды на аэродром приехал немецкий офицер в легковом автомобиле. За рулём сидел смуглый шофёр с характерным носом.

- Земляк! - догадался Арам. - Была не была, попрошу помочь.

И точно! Водилой оказался армянин Ованес Тополян. Бывший боец 147-го стрелкового полка, попавшего в окружение в 1941-м под Феодосией. Обнялись, покурили, вспомнили родные края. И тут Арам пошёл ва-банк.

- Вот тут, - лётчик показал земляку район на лётной карте, - мы засекли партизан. Ты на колёсах. Выбери момент - поезжай туда. Передай командиру отряда о нас. Мы перелететь к ним хотим. Как бы не подстрелили ненароком. Помоги, как брата тебя прошу!

Через неделю Ованесу подвернулся случай. Его вместе с 20 советскими пленными послали на грузовике за песком - воронки на взлётной полосе засыпать. Хитрый армянин уговорил товарищей бежать. Немца-охранника стукнули по башке лопатой и прямо на грузовике уехали в лес.

Беглецам повезло - начальником разведки отряда оказался тоже армянин! В общем, через неделю к лётчикам прислали девушку-связную.

Удачный побег

Но сразу удрать не получилось. Связная передала приказ: сообщать о всех планах эскадрильи. И обо всём, что известно немцам о партизанах. Лётчики старались вовсю. Лишь когда советские войска подошли совсем близко, из леса поступило распоряжение:

“Вылет 3 июля, в любую погоду, посадочная площадка в 9 км северо-западнее Бакшты, у деревни Белый Берег”.

В назначенный день лётчики пробрались к своим самолётам. Одновременно завели моторы. И тут к “Арадо” Москальца подбежал пацан - сын кухонной рабочей местной столовой, 15-летний Толик.

- Дяденька! - заорал парень. - Возьми с собой! Я тоже к партизанам хочу!

Откуда узнал?! Просто невероятно. Но раздумывать было некогда. Владимир впихнул Толю в тесную кабину. Взлёт! Оглянулись - всё тихо. Погони нет.

Долетели до места. Пантелеймону не повезло - его обстреляли партизаны. Им не сообщили, что будут садиться свои. Организация подвела.

Однако сесть удалось всем троим.

Изменники Родины

У партизан лётчики долго не задержались. Как только подошли советские войска, Пантелеймона, Владимира и Арама отправили в Подольск - на проверку в НКВД. Там их и арестовали.

17 марта 1945 года военный трибунал Московского военного округа за измену Родине осудил всех троих к лишению свободы в исправительно-трудовом лагере сроком на 10 лет с поражением в правах на 5 лет и лишением всех боевых наград.

Карапетян и Москалец попали на рудники Норильска, Чкуасели - в Каргопольский лагерь. Первым в 1952 году за отличную работу и примерную дисциплину вышел на свободу Карапетян. Семь с половиной лет мучался Москалец. Последним выпустили и Чкуасели.

На свободе их нигде не ждали и долго относились с недоверием, отказывая даже в работе. И лишь 23 марта 1959 года военная коллегия Верховного суда СССР приняла решение об их полной реабилитации. Но в авиацию вернулся только Чкуасели - его взяли диспетчером в Кутаисский аэропорт...

Расстрел соколов

Казнь генерала Власова (второй справа) и его соратников. Москва, 1946 год

1-ю восточную эскадрилью немцы перебросили на Запад. Она оставалась на хорошем счету. За время своего существования лётчики совершили более 500 боевых вылетов, потеряли три самолёта, девять пилотов погибли, двенадцать получили ранения. На советскую сторону больше никто не перелетел.

Немцы сформировали из пленных лётчиков новые авиационные части. К весне 1945-го в состав ВВС РОА входили пять тысяч человек, включая смешанный авиационный полк (40-45 истребителей и бомбардировщиков), полк зенитной артиллерии, парашютно-десантный батальон и роту связи.

Но долго “власовские соколы” не повоевали - фашистская Германия капитулировала. Большинство лётчиков оказалось в советских лагерях. Мальцева и Бычкова расстреляли. Антилевского приговорили к смерт­ной казни заочно. Некоторые источники утверждают, что приговор привели в исполнение после того, как скрывавшегося Антилевского поймали.

Другие утверждают, что Герою Советского Союза удалось улететь в Испанию, где его следы затерялись. Однако точных подтверждений эта версия не получила.

А. Захаров


Если вам понравилась эта публикация, пожалуйста, помогите редакции выжить.
Номер карты "Сбербанка": 4817 7603 4127 4714.
Привязана к номеру: +7-900-567-5-888.




Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *




ПОДДЕРЖИ    
Авторизация
*
*
Генерация пароля