Новые колёса

КЁНИГСБЕРГ И “ВАМПИР”.
Городской театр сгорел через два месяца после открытия

Наша сегодняшняя “прогулка” - по театрам Кёнигсберга.

Женские роли играли мужчины

Надо сказать, театральная публика в Кёнигсберге не отличалась изысканностью вкуса. В средние века в городе, основанном рыцарями-храмовниками, лицедейство вообще почиталось смертельным грехом.

Конечно, на торговых площадях выступали бродячие актёры, но... все они страшно рисковали. А деньги, собранные за выступление, были, как правило, невелики: в немецких купеческих городах на “искусстве” всегда экономили.

“Артистов” обычно содержал так называемый марк-шрейер (торговый крикун) или продавец фальшивых лекарств. Всякий раз после “штучки”, сыгранной комедиантами, он вылезал “в народ” со своими ларчиками и аптечками и начинал восхвалять “чудодейственную силу” каждого снадобья. Народ покупал с великой охотой...

Первое НАСТОЯЩЕЕ театральное представление прошло в 1552 году во внутреннем дворе Королевского замка. Труппа (приглашённая вроде бы из Ганновера) давала спектакль “Захват Рима” Сабинуса. Понадобилось ещё двадцать лет (!), чтобы в Кёнигсберге появились свои городские артисты: в 1573 году был показан спектакль “Греховное падение” - “благочестиво-нравоучительного содержания”.

По обычаям того времени, жен­ские роли играли мужчины: актрисы появятся на немецкой сцене много позже.

Кстати, жизнь актёров была тогда очень недолгой: непременным компонентом театрального грима являлись свинцовые белила. Накапливаясь в организме, свинец приводил к постепенному отравлению.

Сначала портилась кожа, потом выпадали волосы... А затем актёр, лишённый возможности выходить на сцену, тихо умирал в каком-нибудь “медвежьем углу”...

Новый Театр Луизы на Хуфеналлее, 2. Королева Луиза (справа и слева)

Королевский подарок

В 1605 году герцогиня Мария Элеонора дала разрешение английским комедиантам выступить в Королевском замке. Спектакль был холодно принят аудиторией: немецкий зритель оказался неспособен понять специфический английский юмор.

В 1635 году в Кёнигсберге поставлен первый оперный спектакль. В 1688-м - на Альтштадтском Юнкерском дворе были показаны спектакли “Доктор Фауст” (ещё не по трагедии Гёте, а по средневековой легенде) и “Тартюф” Мольера.

В 1753 году прусский король Фридрих II даровал директору театра К. Аккерману участок земли для строительства стационарной театральной сцены.

В 1755 году появился Городской театр на Кройценплатц (сейчас эта площадь не существует), он же - Кёнигсбергская опера.

Специально для того, чтобы профессионально готовить актёров, обер-бургомистр Теодор Готлиб фон Гиппель открыл Школу искусств Восточно-прусской провинции. Отныне “служителей Мельпомены” должны были не “натаскивать на роль” путём прямого копирования (“Делай, как я!”), а учить двигаться, произносить монологи, подавать реплики, принимать эффектные позы. Кстати, в конце XVIII века ещё не было редкостью встретить абсолютно неграмотных актёров, которые заучивали свои роли “на слух”. Школу Гиппеля “старики” восприняли негативно, понимая, что юные выпускники создадут им очень серьёзную конкуренцию. И действительно, конъюнктура менялась: в актёрах переставали видеть отверженных; их принимали в “приличном обществе”, в частности, в салоне графини Кейзерлинг, где собирался цвет Кёниг­сберга.

Городской театр на Кройценплатц, он же - Кёнигсбергская опера

Шоколадный баритон

В 1806 году на Кёнигсгартен, на месте бывшей гарнизонной кирхи, был торжественно заложен первый камень в фундамент нового здания Городского театра. (Сейчас улица Кёнигсгартен не существует, а располагалась она юго-восточнее нынешней улицы Университетской.)

Среди звёзд оперной музыки, в разное время блиставших на кёнигсбергских подмостках, можно назвать таких выдающихся дирижёров, как Прегер, Преймайер, Рутгардт. Здесь работал знаменитый скрипач М. Броде, пел “шоколадный” баритон Гольдберг (так прозвали его не за цвет кожи, а за особый тембр голоса). Неоднократно в Кёнигсбергской опере выступал прославленный композитор и дирижёр И. Штраус (отец)...

В 1808 году здание театра было торжественно освящено, а через два месяца полностью уничтожено пожаром.

Новый театр строился на Театерплатц, 1 уже именно как оперный (здание уже не существует, а находилось - между корпусом РГУ им. Канта и ул. Севастьянова). На освящении театра присутствовали король Фридрих Вильгельм и королева Луиза. Премьера была выбрана со смыслом: в разгар антинаполеоновской кампании, которую в Пруссии возглавляла Луиза, актёры сыграли “Вильгельма Телля” Ф. Шиллера.

...Потом здесь ставились оперы Бетховена, Россини и Доницетти... При полных залах шли выступления местного симфонического оркестра. Особенно почитались три “Б”: Бах, Бетховен, Брамс.

Вагнер бежал от кредиторов

В 1836 году в качестве капельмейстера в Кёнигсберг прибыл Рихард Вагнер. Это было ещё до его вселенской славы. Молодой композитор принял участие в постановке нескольких спектаклей, осуществил премьеру собственной оперы “Риенци”, обвенчался в Трагхаймской кирхе с актрисой Минной Планер и... бежал, оставив с носом многочисленных кредиторов.

Городской театр на Кройценплатц и памятник Шиллеру (после войны его переставили к новому драмтеатру)

В оперном театре давались и драматические спектакли, в том числе “местной тематики”. Так, в 1863-1864 годах в репертуаре значились пьесы “Марта”, “Вампир”, “Белая дама” (“ужастики”, как сказали бы сегодня, основанные на восточно-прусском фольклоре) - и они пользовались гораздо большим спросом, чем изысканная “Африканка” Дж. Мейербера.

В 1875 году с успехом состоялась премьера оперетты И. Штрауса “Летучая мышь”, в 1879-м - публика с восторгом принимала оперу Бизе “Кармен”, только что с треском провалившуюся в Париже (видимо, во многом из-за её “антифранцузской” направленности).

В 1884 году театр возглавил Ф. Вейнгартнер - один из создателей школы дирижёрского искусства в Европе. Именно благодаря ему кёнигсбержцы впервые познакомились с творчеством таких русских композиторов, как Чайковский и Бородин.

В 1887 году Оффенбах представил жителям Кёнигсберга оперный спектакль “Сказки Гофмана”. А вообще жители города в это время уже страстно увлеклись Вагнером: за 11 лет было поставлено 206 его оперных спектаклей! Один только “Лоэнгрин” прозвучал 53 раза!

Лазарет на сцене

В 1893 году театральная труппа имела в своём составе восемнадцать оперных солистов, двадцать два драматических актёра, хор в количестве сорока человек, балетную труппу из одиннадцати артистов и оркестр из сорока пяти музыкантов.

В 1909 году Городской театр торжественно отметил своё столетие. А годом позже у него появился серьёзный конкурент: Драматический театр (Schauspielhaus), который вначале выступал на сцене Росгартенского Пассажа, а в 1927 году переехал в здание бывшего опереточного Театра Луизы на Хуфеналлее, 2 (нынешний проспект Мира, там, где сейчас располагается областной драматический).

Как таковой Театр Луизы просуществовал очень недолго. А вот помещение, построенное для него, пригодилось театральным новаторам: на его базе была создана ещё и труппа “Комическая опера”. Кстати, в 1917 году - к 175-летию Гофмана - здесь была проведена “Неделя Гофмана”: шли многочисленные спектакли по его произведениям.

...В самом начале Первой мировой войны Городской театр предоставил свои помещения для устройства лазарета - назад он вернулся только в 1918 году.

А в 1924-м труппы Городского театра и Драматического - объединились. Иначе в условиях Веймарской республики им было не выжить. Так был образован Восточно-прусский земельный театр. Он располагался в здании экс-Городского - на Театерплатц, 1.

Известно, что весной 1927 года во время премьеры оперетты “Кавалер Розы” у дирижёрского пульта стоял сам композитор Штраус.

Фугаска в партере

А вскоре от Восточно-прусского земельного театра “отпочковалась” труппа Нового драматического театра.

В основном, спектакли ставились на арендованных площадках, в том числе во дворе Королевского замка. Репертуар был серьёзным: пьесы Зудермана, Гауптмана.

А советник К. Бинк основал Нижне-прусскую сцену (Валленродт­штрассе, 25 - ныне ул. Библиотечная). Этот театрик был, так сказать, узкого профиля: он служил для популяризации и сохранения умирающего диалекта - “восточно-прусского плат-дойч”. Маленькая труппа разъезжала, выступая в городах и деревнях Восточной Пруссии. Финансировал заведомо нерентабельное предприятие сам Бинк.

Кроме того, в Кёнигсберге имелся летний театр оперетты - в Хуфене (ныне район проспекта Мира). Репертуар здесь был преимущественно сентиментальный: водевили немецких композиторов, приличные и пригодные для семейного просмотра.

“Игривость” была сосредоточена в кафешантанах, которые размещались тоже в Хуфене, но по дороге за город. Было их около полусотни - и все очень простенькие: красный плюш, электрическое освещение, коротенькие опереттки, акробатические номера и т.д., и т.п.

Нацисты, пришедшие к власти, первым делом “проинвентаризировали” репертуар всех театров. Исчезли пьесы авторов, чья “пятая графа” показалась небезупречной, исчезли - по той же причине - и многие актёры и музыканты. А в августе 1944-го здание Городского (Восточно-прусского земельного) театра было полностью разрушено во время налёта британской авиации.

Хулиганы и актриса

Первым советским театром на экс-восточно-прусской земле стал... кукольный. Сформированный в частях 3-го Белорусского фронта.

В 1946 году был создан Ансамбль музыкальной комедии - на основе труппы, переведённой из Новгородской филармонии. А годом позже в Калининград по решению комитета по делам искусств при Совмине СССР на постоянную работу были направлены выпускники ГИТИСа.

6 ноября 1947 года состоялось официальное открытие Калинин­градского областного драматического театра на ул. Красной. Тремя годами позже под театр было приспособлено здание на ул. Бассейной.

“Небольшая, плохо оборудованная сцена, зрительный зал на 488 мест, отсутствие репетиционных помещений, гримёрки наподобие кабинок для голосования... Актёры, рабочие сцены, другие сотрудники театра добирались до своего рабочего места пешком; если повезёт, трамваем. Ходил по узкоколейке немецкий вагон по прозвищу “Мать-одиночка”, до первого кольца, а дальше - пешком мимо старого немецкого кладбища, затем мимо озера - до театра. Было страшновато, да и небезопасно: в городе было неспокойно. После спектакля возвращались группами.

Однажды из зарослей кустарников со стороны кладбища группка хулиганов пыталась утащить нашу актрису... Мы её всем миром спасали - и отстояли...

Любопытная деталь, как примета времени, - в программках спектаклей 50-х годов есть примечание администрации “Верхнее платье, головные уборы и галоши снимать обязательно” - это воспоминания Ирины Фадеевой, актрисы и супруги главного режиссёра В. Тана (с его именем связан один из самых ярких эпизодов в жизни нашего театра - с 1952-го по 1962-й год).

Жена адмирала

Вот строчки из известной среди тогдашних театралов песенки (она звучала на “капустниках”, которые частенько устраивались актёрами):

Между двух кладбищ

роком брошенный.

Под корень бедностью

подкошенный,

Уже порядком поизношенный,

Стоит театр облдрам.

Дождями частыми омытая,

И пылью древнею покрытая,

Всегда для зрителей открытая

О, сцена! Кормящая мать...

И неизвестно, как долго пришлось бы актёрам облдрамы глотать “древнюю пыль” и обретаться на выселках. Но... командующим Балтийским флотом был назначен Арсений Головко, чья супруга Кира Иванова-Головко стала одной из ведущих актрис труппы облдрамтеатра.

Адмирал Головко и Кира Головко

Головко обожал свою жену. Говорят, это была на редкость красивая пара. Интересно, что Киру Ивановну познакомили с Головко - тогда ещё начальником морского штаба БФ - почти “насильно”. Многочисленные знакомые вдруг ни с того, ни с сего принялись устраивать её личную жизнь. И только через много-много лет взрослая дочь Киры, случайно встретившись с моряком-историком, узнала, что делалось это... по личному распоряжению Сталина.

В конце 40-х годов “вождь народов” с большой симпатией относился к Головко, молодому боевому адмиралу, который в годы войны командовал Северным флотом - и очень тяжело переживал безвременную смерть жены. Божественно прекрасная Кира так поразила бравого офицера, что, влюбившись, он был готов сделать для неё буквально всё. Даже построить новое здание театра. На том месте, где находился Театр Луизы.

Пограничная  Мельпомена

В новое помещение труппа и переехала в 1960 году. Средства, строительные материалы, рабочая сила - всё это (по крайней мере, львиная доля) было обеспечено, благодаря “покровительству” адмирала Головко. Который всегда находил время, чтобы посмотреть на свою жену в роли Марии Стюарт... И продолжал поддерживать труппу, даже когда из Калининграда его перевели, а Кира Головко уехала вместе с ним.

Театр в Тильзите

В этом здании областной драматический театр располагается и поныне. А на Бассейной размещался телецентр. Позже там поселился Музыкальный театр, у которого за годы существования образовалась своя аудитория - и где, в частности, начинал Е. Гришковец.

Театральной Меккой, правда, Калининград так и не стал - скорей уж эту роль выполнял Тильзит-Советск (до войны там был маленький городской театрик). Когда по Версальскому договору Тильзит оказался поделённым на две части - театр получил пышное название Восточно-прусского Пограничного. Но свершений было немало. Как, впрочем, и “мутных” периодов. Однако это уже совсем другая история. К восточно-прусской Мельпомене отношения не имеющая.

Д. Якшина

Калининградский областной драматический театр был построен на развалинах Театра Луизы на Хуфеналлее, 2 (ныне проспект Мира) 


Если вам понравилась эта публикация, пожалуйста, помогите редакции выжить.
Номер карты "Сбербанка": 4817 7603 4127 4714.
Привязана к номеру: +7-900-567-5-888.







ПОДДЕРЖИ    
Авторизация
*
*
Генерация пароля