Новые колёса

КЁНИГСБЕРГ И ТРУП ФЮРЕРА.
Почему не сожгли Гитлера

Кровь армии

Альфред Герстенберг родился в Верхней Силезии (ныне территория Польши) в семье потомственного прусского офицера. Отец Альфреда отдал мальчишку в кадетскую школу в Кёнигсберг ещё в раннем возрасте. Герстенберг-старший признавал только классическое восточно-прусское воспитание - военно-патриотическое.

После школы Альфред окончил офицерское училище и стал лейтенантом уланского полка в Кёнигсберге. А тут и первая мировая война подоспела. Молодой офицер переучился на лётчика-наблюдателя и служил в знаменитой эскадрилье “красного барона” Рихтгофена.

После поражения Германии Герстенберг остался в строю, стал военным атташе за границей, дорос до полковника. В 1938 году он возглавил миссию Люфтваффе в Румынии.

- Это очень важное направление, - напутствовал полковника рейхсмаршал Герман Геринг. - Практически всю нефть Германия получает из Румынии. Бензин - кровь современных вооружённых сил, без горючего война просто немыслима!

Уже после вторжения в СССР Альфред услышал такие же слова из уст самого Гитлера. В 1942 году Герстенберга вызвали в ставку фюрера “Волчье логово” в Восточной Пруссии. Оттуда Альфред вернулся в Бухарест главнокомандующим Люфтваффе в Румынии и генералом.

Крепость Плоешти

Нефтяные промыслы и перерабатывающие заводы Румынии были сосредоточены у города Плоешти. В самом начале войны совет­ская авиация пыталась наносить удары по заманчивым целям, но уже в 1942 году русские отказались от этой затеи - не до того было, немцы рвались к Кавказу.

К тому же бомбардировка Плоешти - не такое простое дело. Генерал Герстенберг создал в этом районе мощную ПВО. На ограниченной площади расположились 36 тяжёлых зенитных батарей (164 орудия калибром 88 мм), 16 лёгких батарей (210 стволов от 20 мм до 37 мм), 71 аэростат заграждения, бронепоезд ПВО, шесть румынских и пять немецких истребительных эскадрилий (более 100 боевых машин).

Немцы полагали, что создали неприступную крепость. Тем более что долететь до неё могли только тяжёлые бомбардировщики противника. А они осуществляли бомбометание с большой высоты. Как показала практика - недостаточно точно.

В общем, Альфред был спокоен. Воздушных налётов он не ожидал.

Чёрный день

Обычно “B-24 Liberator” сбрасывал бомбы с большой высоты, чтобы не попасть под огонь немецких зениток

1 августа 1943 года начался, как обычно. Утром генерал прибыл в штаб, выслушал доклады - рутина. Сигнал тревоги прозвучал совершенно неожиданно. Следом, почти без промежутка, послышался рёв моторов. Генерал выглянул в окно и ужаснулся: с юга на бреющем полёте надвигалась армада самолётов. Это были огромные американские “B-24 Liberator”.

- Чёрт! - выругался Герстенберг. - Этого просто не может быть!

Бомбардировщики стремительно атаковали нефтеперегонные заводы, бомбы ложились точно в цель, в небо поднялись гигантские облака чёрного дыма, всё вокруг охватило пламя.

С опозданием открыли огонь зенитки. “B-24” шли так низко, что стрелки-радисты самолётов вступали в перестрелку с зенитчиками. В небе появились немецкие истребители.

Начался сущий ад. Американские самолёты волна за волной проходили над горящими заводами. Бомбардировщики скрывались в клубах дыма, выныривая оттуда чёрными от копоти. А на земле продолжали рваться бомбы.

Всё произошло так быстро, что генерал даже не успел спуститься в бомбоубежище. Это был самый чёрный день в его военной биографии.

“Половина не вернётся”

Идея провести массированную бомбардировку Плоешти принадлежала полковнику американских ВВС Смарту. Он предложил нанести удар с высоты 15-90 метров. Большой риск, но он гарантировал точность бомбометания.

За реализацию рискованного плана взялась 9-я воздушная армия США, базировавшаяся в Африке. В ливийской пустыне был построен макет города Плоешти со всеми нефтеперерабатывающими комплексами - в натуральную величину. Экипажи бомбардировщиков тренировались несколько месяцев. Летом 1943-го командование решило, что всё готово к операции под названием “Приливная волна”.

- Мы ожидаем наши потери в 50 процентов, - объявил лётчикам командующий армией. - Но даже если никто не вернётся, вылет будет расценён как успешный в случае эффективного удара по объектам. Никогда авиация не получала столь ответственного задания!

173 четырёхмоторных “B-24” начали подниматься в небо. Лётчикам предстояло пролететь более 3.000 км и провести в воздухе 14 часов.

Развалился на куски

Генерал Альфред Герстенберг (в центре)

Первую волну “B-24” вёл полковник Бекер.

- Я выведу вас на Плоешти, - сказал пилотам старый вояка, - даже если мой самолёт развалится на куски!

Полковник сдержал слово. На подлёте к цели в его самолёт попали четыре крупных снаряда, один из них в кабину. Но “Liberator” Бекера не свернул с боевого курса - он пролетел буквально между двумя трубами нефтеперегонного завода, успел сбросить бомбы и только после этого врезался в землю.

Спустя двадцать семь минут после падения первых бомб всё было кончено. Пламя и дым от горящих нефтеперерабатывающих заводов поднималось на высоту свыше 300 метров. Половина мощностей предприятий Плоешти была уничтожена. Объём производства горючего сократился на 46%.

Кукуруза в бомболюках

В этом бою были сбиты 54 американских самолёта. 84 получили серьёзные повреждения (23 из них недотянули до базы и аварийно сели на Кипре и в Турции), невредимыми на ливийский аэродром добрались только 35 бомбардировщиков. Между створками их закопчёных бомболюков техники обнаружили стебли кукурузы. Самолёты уходили от цели над полями так низко, что винтами рубили кукурузу.

Всего в операции погибли 310 членов американских экипажей, 108 попали в румынский плен, 78 были интернированы в Турции. Все участники операции (включая пленных и интернированных) получили награды.

Кони вместо горючего

“B-24” на бреющем полёте

Генералу Герстенбергу дали в подчинение 11 тысяч рабочих, которые принялись восстанавливать предприятия. Но американцы не прекращали удары с воздуха. Только с апреля по август 1944 года янки совершили 4.422 налёта, в которых участвовали 7,5 тысячи бомбардировщиков. При этом было потеряно 350 “Б‑24”, 2.900 лётчиков погибли.

Восстановить былые объёмы производства не удавалось. Но у немцев были ещё предприятия по производству так называемого синтетического бензина. Его перегоняли из каменного угля на заводах в Германии. Впрочем, американцы нещадно бомбили и те предприятия.

“B-24” бомбит нефтеперерабатывающий завод в Плоешти

Производство горючего в Третьем рейхе катастрофически падало. Если в апреле 1944 года страна ежемесячно получала 175.000 тонн бензина, то в августе 1944-го - только 5.000 тонн.

Интенсивность вылетов самолётов Люфтваффе сократилась на 2/3. Моторизованные части экономили горючее и потеряли былую подвижность. Дошло до того, что артиллерию стали переводить на конную тягу. Фашистская Германия была обречена.

30 августа 1944 года советские войска взяли Плоешти. Генерал Герстенберг сдался в плен. Он давно понял, что война проиграна.

Не хватило бензина

Агония Третьего рейха продолжалась до мая 1945‑го. Перед тем, как покончить с собой, Адольф Гитлер завещал сжечь его труп дотла, чтобы следов не осталось. Для этого он приказал залить его останки 200 литрами бензина.

Как ни старались эсэсовцы, раздобыть такое количество дефицитного топлива они не смогли - с трудом наскребли несколько канистр. В результате выполнить последнюю волю фюрера не получилось - в пепел он не превратился.

А уже через несколько дней обгоревший труп Адольфа нашли советские солдаты и увезли в Москву - показать Сталину.

А. Захаров


Если вам понравилась эта публикация, пожалуйста, помогите редакции выжить.
Номер карты "Сбербанка": 4817 7603 4127 4714.
Привязана к номеру: +7-900-567-5-888.







ПОДДЕРЖИ    
Авторизация
*
*
Генерация пароля