Новые колёса

КЁНИГСБЕРГ И КАМИКАДЗЕ.
Тевтонский дух не спас Японию от поражения

Волчье логово

Убеждённый германофил Хироси Осима обожал Кёнигсберг. Любовь к этому городу ему привил отец - генерал императорской армии Японии. Осима-старший по делам службы часто наведывался в Восточную Пруссию - изучал передовой военный опыт Германии.

- Тевтонский дух сродни самурайскому, - любил повторять генерал. - Но он помножен на образцовую тактическую подготовку немецких войск и восхитительную военную технику. Если мы заимеем такое же отличное оружие, как германская армия, то станем непобедимы!

Любуясь тяжеловесными и мрачными стенами Королевского замка, Хироси с особым удовлетворением вспоминал слова отца. Вчера, 20 января 1943 года, посол Японии в Германии Хироси Осима был в восточно-прусской ставке Гитлера “Волчье логово” и подписал договор об экономическом сотрудничестве между двумя державами.

Официально провозглашённая цель документа звучала высокопарно: “объединение всего потенциала экономического пространства Европы и Восточной Азии для ведения тотальной войны”. Однако обе стороны прекрасно понимали, что добиться эффективного взаимодействия между отрезанными друг от друга странами не представляется возможным. Связь между Германией и Японией осуществлялась лишь с помощью подводных лодок - не самый лучший способ для грузовых перевозок.

Но для Японии было важно получить передовые немецкие военные технологии. В первую очередь это касалось реактивных истребителей. Субмаринам было вполне под силу доставить в Японию чертежи этого “чудо-оружия”.

“Лакированные полуобезьяны”

С 1939 года немцы были крайне заинтересованы в том, чтобы Япония начала на Тихом океане войну против США и Великобритании. Блюстителям расовой чистоты даже пришлось смириться с “неполноценностью” союзников.

Хироси Осима и Гитлер. “Волчье логово

- Мы не можем надеяться на то, - рассуждал известный немецкий журналист доктор Иоахим Леерс, - что в политике все наши друзья сделают нам одолжение и обзаведутся голубыми глазами и светлыми волосами.

Свою роль в потеплении отношений между Германией и Японией сыграл и сам Осима. Он буквально преклонялся перед вооружёнными силами “третьего рейха”. Свои взгляды посол не скрывал. И это привело к установлению особых доверительных отношений между ним и представителями германской военно-политической верхушки, включая самого Гитлера. Для фюрера Осима стал лучшим представителем “лакированных полуобезьян, которые нуждаются в кнуте”.

В общем, Хироси Осима был чрезвычайно рад достигнутому успеху, и после подписания договора не преминул воспользоваться случаем в очередной раз посетить Кёнигсберг. Японский посол имел право немного отдохнуть - он проделал серьёзную работу.

Самурайский блицкриг

Хироси Осима работал в Германии с 1934 года - сначала военным атташе, а затем послом Японии в Берлине. Всё это время Осима активно интересовался новинками немецкой военной техники. Однако руководство в Токио не обращало внимания на доклады Осимы. Япон­ские военные планировали на Тихом океане блицкриг, и рассчитывали справиться с врагом имеющимися силами. Реактивные истребители они считали экзотическим оружием, на создание которого вряд ли стоит тратить деньги и время.

Поначалу всё действительно складывалось удачно. 7 декабря 1941 года палубная авиация адмирала Нагумо нанесла неожиданный удар по военно-морской базе США Пёрл-Харбор. Американский флот лишился четырёх линкоров и был практически разгромлен. В течение последующих шести месяцев японцы захватили Индокитай, Сингапур, Филиппинские острова и Индонезию, не потеряв при этом ни одного крупного корабля.

Когда министр иностранных дел Германии Риббентроп узнал о начале войны на Тихом океане, он буквально пустился в пляс. Наконец-то Япония бросила свои силы на мировую чашу весов!

Четырнадцатого декабря 1941 года Осиму пригласили к Гитлеру, который радостно пожал послу обе руки. Фюрер долго беседовал с Осимой о перспективах борьбы и будущих совместных действиях. В заключение он наградил посла “Большим крестом ордена Германского орла в золоте”. В совместном протоколе беседы значилось, что Гитлер выразил твёрдую уверенность в скором разгроме Рузвельта.

Удар и шок

Однако американцы быстро оправились от шока и ситуация изменилась. 3 июня 1942 года триумфальное шествие императорского флота было остановлено у атолла Мидуэй. В этом сражении японцы потеряли четыре лучших авианосца, потопив лишь один авианосец США. Менее, чем за двое суток Япония лишилась 230 самолётов, на которых погибли лучшие пилоты. Это был жестокий удар.

Затем последовала битва за Гуадалканал. В тяжёлых боях за этот крошечный островок ушли на дно 2 линкора, 1 авианосец, 4 крейсера, 11 эсминцев и 6 подводных лодок императорского флота.

Японские лётчики из корпуса “Боги грома” у бомбардировщика G4M2e “Бетти” с подвешенным пилотируемым самолётом-снарядом MXY7 “Ока” (“Взрывающийся цветок вишни”).

Американцы потеряли 2 авианосца, 8 крейсеров и 14 эсминцев. С обеих сторон погибли около полутора тысяч самолётов (итог, сопоставимый с потерями авиации на советско-германском фронте в ходе многомесячной битвы под Москвой).

Япония перешла к обороне. Её экономика была не в силах выдержать конкуренцию с американцами, которые спускали на воду десятки новых кораблей взамен погибших.

Теперь страну восходящего солнца могло спасти только чудо. Вот тут-то японские военные вспомнили о докладах Хироси Осимы.

“Чудо-оружие”

Хироси Осима

В начале ноября 1943 года из малайзийского порта Пинанг вышла японская подводная лодка “I-29”. Командиру субмарины капитану 3 ранга Кинаси предстояла нелёгкая задача - пересечь Индийский океан и Атлантику, чтобы добраться до французского побережья. На базе немецких подводников в Бресте с нетерпением дожидались японских коллег.

“I-29” повезло - она добралась до цели невредимой. На борт субмарины погрузили папки с комплектами конструкторской и технологической документации на планеры и реактивные двигатели самолётов Мессершмитта - “Me-262 A-1a” и “Me-163 В-1a”. Ценный груз провожал лично Хироси Осима.

Обратный путь по Пинанга вновь удалось пройти без сучка и задоринки. Экипаж уже предвкушал за­служенный отдых, но им отдали приказ доставить груз непосредственно в Японию. Перегрузив лишь несколько наиболее важных папок в самолёт, “I-29” снова вышла в море.

На этот раз удача оставила субмарину. В Южно-Китайском море её потопила американская подлодка. “I-29” ушла на дно вместе со всем экипажем и ценным грузом.

Японские конструкторы получили лишь небольшую часть документации, доставленную самолётом. В конце апреля 1944 года инженеры фирм “Исикавадзима-Сибаура”, “Накадзима” и “Мицубиси” по отрывочной информации принялись создавать собственный реактивный самолёт. Приходилось спешить - положение Японии ухудшалось с каждым месяцем.

“Божественный ветер”

19 июня 1944 года в Филиппинском море состоялось крупнейшее за всю мировую историю морское сражение. С японской стороны в нём участвовали 9 авианосцев и 5 линкоров (не считая сотен прочих кораблей). США бросили в бой 15 авианосцев и 7 линкоров. Менее, чем за двое суток императорский флот потерял 3 авианосца и 600 самолётов. Американцы лишились 120 самолётов. Все их корабли уцелели.

Япония лишилась главной силы в этой войне - палубной авиации. Строительство новых кораблей и самолётов оказалось не под силу стране восходящего солнца. Экономика трещала по швам - ей не хватало сырья.

Крейсер “Санта Фе” рядом с повреждённым авианосцем “Франклин” после атаки японской авиации 19 марта 1945 года

Неудивительно - американские подводники сделали с Японией то, что мечтали сотворить с Англией немцы. Всего за год, с апреля 1943‑го по март 1944-го, японцы лишились четверти своего торгового флота. Промышленность задыхалась без угля (ввоз сократился вдвое), нефти, железной руды, алюминия. Падало производство самолётов, кораблей, танков (за весь 1944 год удалось передать армии всего 315 боевых машин). Ощущался острый дефицит горючего, необходимого для обучения новых пилотов. Их квалификация катастрофически падала.

Выход был найден типично самурайский. Из плохо обученных пилотов, не умеющих попасть бомбой в корабль врага, решили сделать камикадзе (в переводе с японского - “божественный ветер”) - смертников, идущих на таран. Таких лётчиков требовалось лишь обучить взлёту, движению по прямой и последнему пике. Дёшево и сердито.

Реактивные смертники

21 октября 1944 года, во время высадки американцев на Филиппинские острова, несколько десятков камикадзе пошли в первую атаку. Одному из самолётов удалось врезаться в надстройку крейсера “Австралия”. Повреждённый корабль отправился на ремонт.

Обгоревшее тело японского пилота-камикадзе

Японские адмиралы посчитали, что опыт удался. Началось формирование отрядов камикадзе, насчитывающих несколько тысяч человек. Атаки камикадзе на американские корабли приняли массовый характер.

Тем временем работа над реактивным истребителем всё ещё была далека от завершения. Инженерам никак не удавалось скопировать немецкий прототип. И тут вновь вспомнили о Хироси Осиме.

Ещё в 1943-м посол Японии в Берлине сообщал об удачном применении немцами реактивных управляемых бомб. В том году союзники разгромили немецкую армию в Африке, захватили остров Сицилию, после чего высадились на Аппенинском полуострове и двинулись на Рим.

Италия благоразумно капитулировала. Её флот направился к берегам Мальты - сдаваться. Японская океанская субмарина с гидросамолётом на бортуНо немцы твёрдо решили этому помешать - в воздух поднялись бомбардировщики, оснащённые реактивными крылатыми бомбами “Hs293A-1”, управляемыми с помощью радиолокации.

Первая бомба прошила насквозь линейный корабль “Рома”, вторая угодила в линкор “Италия”. Спустя несколько минут “Рома” получил ещё одно попадание, корабль переломился пополам и затонул вместе с адмиралом Бергамини и 1.250 членами экипажа. Тяжело повреждённая “Италия” с трудом дотянула до Мальты.

Японцы понимали, что создать точно такое же оружие им не под силу. Они вновь предложили “самурайский вариант” - реактивную бомбу, управляемую человеком.

 

Цветок сакуры

В начале 1945 года японцы успешно испытали “специальный штурмовик” под названием “Ока” (цветок сакуры). Управляемая бомба должна была стартовать с самолёта-носителя, после чего включались примитивные реактивные двигатели, обеспечивавшие дальность полёта в 40-50 километров...

Накадзима J8N-1 “Кикка”

Вскоре состоялась первая атака реактивных смертников.

21 марта 1945 года 18 бомбардировщиков с реактивными бомбами на борту атаковали американское авианосное соединение, но были сбиты, не достигнув рубежа пуска.

Удачнее для камикадзе сложилась ситуация 1 апреля 1945 года. Тройка японских бомбардировщиков, прикрываясь облаками, сумела приблизиться к американским кораблям на 20 километров. В результате прямое попадание человеко-управляемой реактивной бомбой получил линкор “Уэст Вирджиния”. Вторая “Ока” серьёзно повредила транспорт “Альпине”.

“Кикка” перед вылетом

Перед последним боевым вылетом унтер-офицер 1 класса Исао Мацуо написал письмо родителям:

“Весна рано пришла на южный Кюсю. Здесь уже всё цветёт, и так прекрасно. Пожалуйста, поздравьте меня. Мне предоставили прекрасную возможность умереть. Это мой последний день. Судьба нашей родины зависит от решающей битвы, которая развернётся в южных морях, и где я опаду, подобно цветку сияющего белизной вишнёвого дерева.

Я стану щитом его величества и погибну вместе со своим командиром эскадрильи и другими товарищами. Я желал бы родиться семь раз, чтобы каждый раз разить врага”.

Безалаберные русские

Но это была уже агония - Японию ничего не могло спасти от поражения. 6 августа 1945 года американцы сбросили атомную бомбу на Хиросиму, 9-го - на Нагасаки. В тот же день советские войска начали наступление в Манчжурии. Миллионная Квантунская армия, не имевшая ни современных танков, ни прикрытия с воздуха, была разгромлена всего за месяц. Поражение серьёзное - сухопутные силы Японии насчитывали семь миллионов человек. Безвозвратно потерянной оказалась седьмая часть императорской армии.

Американский B-25 атакует и уничтожает японский сторожевик

Только после этого японскому руководству стало ясно - дальнейшее сопротивление бессмысленно. В стране не было горючего даже для заправки самолётов камикадзе. Япония капитулировала.

Всего за войну в последний полёт отправились 2.525 пилотов-камикадзе. Им удалось потопить 34 американских корабля (среди них всего два лёгких авианосца - “Оммани-Бэй” и “Сент-Ло”) и повредить ещё 228 различных судов и кораблей.

Но это была капля в море. Только авианосцев за годы войны в США было построено 147 единиц (потеряли же американцы всего 11 кораблей этого класса). Экономика Штатов работала, как часы. У Японии же к концу войны не осталось ни одного корабля с палубной авиацией. Воинственные самураи ничего не смогли поделать с отлично обученными и прекрасно вооружёнными простыми парнями из Техаса и Оклахомы.

Хироси Осима попал в плен к союзникам в мае 1945 года. Международным военным трибуналом он был приговорён к пожизненному заключению. Но в 1955-м Осиму помиловали и он вышел на свободу. К тому времени его любимый Кёнигсберг стал Калининградом, а тевтонский дух из немцев напрочь выбили “безалаберные, ленивые” русские и “бездуховные, продажные” американцы.

В общем, желание вновь посетить свой любимый город на Прегеле у Хироси Осимы не возникло до самой смерти.

А. Захаров


Если вам понравилась эта публикация, пожалуйста, помогите редакции выжить.
Номер карты "Сбербанка": 4817 7603 4127 4714.
Привязана к номеру: +7-900-567-5-888.







ПОДДЕРЖИ    
Авторизация
*
*
Генерация пароля