Новые колёса

КЁНИГСБЕРГ И ЯРМАРКА.
Не война, а коммерция спасла Восточную Пруссию от упадка и разорения

Kenigsberg "Deutsche ostmesse"

Мы продолжаем “прогулки” по Кёнигсбергу вместе со специалистом по истории края Николаем Чебуркиным.

Парадоксально, но факт: при немцах Кёнигсберг значил для России гораздо больше, чем Калининград для метрополии сегодня. Играя особую роль в экспорте товаров российского происхождения (зерна, стручковых, льна, пеньки, леса и т.д.), он считался “русским портом”.

Судите сами: до начала 1-й мировой войны, по инициативе германских властей, Кёнигсберг – в железнодорожно-тарифном отношении – был включен в русскую железнодорожную сеть. То есть расчёт километров от границы до столицы Восточной Пруссии производился по российскому тарифу – как если бы на это расстояние продолжалась российская территория.

Почтовые марки с рекламой Немецкой восточной ярмарки в Кёнигсберге
Почтовые марки с рекламой Немецкой восточной ярмарки в Кёнигсберге

Сами немцы отмечали: своим превращением из провинциального города, расположенного на самом северо-востоке Германии, в процветающий крупный порт – Кёнигсберг был обязан именно тому, что активно использовался для перевозки грузов через свой “хинтерланд” в Россию.

Когда в результате Версальского договора Кёнигсберг оказался отрезанным от остальной части Германии, правительство Веймарской республики предпринимало самые разные попытки спасти ситуацию. Сделать так, чтобы город не зачах, не “откололся”, не пустился бы поневоле в “свободное плавание” – на радость соседям (окраинным государствам), которые не отказались бы прибрать к рукам такой “подарок судьбы”. Необходимо было подумать над созданием новых условий, которые позволили бы Кёнигсбергу не опуститься до уровня “аутсайдера” – а, напротив, обеспечили бы ему, говоря современным языком, инвестиционную привлекательность.

Если в этот город приходилось добираться по Данцигскому коридору – рискуя получить пулю от польского пограничника, если неосторожно заденешь занавеску на окне вагона – или лететь в самолётике из серии “безумству храбрых поем мы песню...” в меховом комбинезоне, унтах, шапке-ушанке и рукавицах, заботливо выданных пассажирам в аэропорту... согласитесь, это нужно было делать РАДИ чего-то.

ярмарка в Кёнигсберге

От войны - к торговле

Город, конечно, был красив. И курорты на Балтийском море впечатляли. Но... экономика прежде всего! И здесь Кёнигсбергу выпала особая миссия: поскольку после 1-й мировой войны Германия лишилась возможности непосредственно показывать товар лицом в восточно-европейских странах, а Советская Россия была в кольце экономической блокады и не могла напрямую поставлять свои товары в Западную Европу и в новые “окраинные государства” (Литву, Польшу, Латвию и т.д.), Кёнигсберг должен был стать тем самым местом встречи, изменить которое нельзя.

- Летом 1920 года Торговая Палата и Магистрат Кёнигсберга, по инициативе обер-бургомистра Ломайера, - говорит Николай, - постановили устроить в Кёнигсберге ярмарку товарных образцов.

26 сентября 1920 года первая Немецкая Восточная ярмарка состоялась. Открыта она была в Зоологическом саду и приняла около 50.000 посетителей.

торговля в Кёнигсберге

В первую очередь, она должна была наладить связи имперской германской промышленности с Восточной Пруссией, во вторую – способствовать восстановлению прерванных войной коммерческих отношений с Россией.

Успех предприятия привёл к тому, что уже в 1921 году город предоставил в распоряжение Ярмарки участок в 60.000 квадратных метров на месте снесённых Вторых Вальных укреплений, а с северо-запада – на месте Трагхаймского бастиона и Трагхаймских ворот.

Более того, город выкупил эти сооружения у военного ведомства в период галопирующей инфляции. Они были разобраны на кирпич вплоть до цокольной части, а за территорию, освобождённую таким образом от крепостных сооружений, империя заплатила 7,5 миллиона марок, Пруссия – 2,5 миллиона.

Архитектор Ганс Хопп спроектировал ярмарочные постройки: семь залов, располагавшихся между Вальрингом (ныне ул. Профессора Баранова) и Северным вокзалом. В 1922 году на выставочной площади в 23.000 квадратных метров разместили свои товары 1.650 фирм. В ярмарке приняли участие 22 тысячи закупщиков!

“Человек, будь хозяином”

Ярмарка стала проводиться два раза в год: в феврале и в августе, продолжаясь от четырёх до пяти дней. Крытые помещения, где были представлены текстильные товары, кожа, обувь, галантерея, домашняя и кухонная утварь, техника и машиностроение, электротехнические приборы, оптика, точная механика, аптекарские товары, химические препараты, косметика, игрушки, продовольствие и т.д., и т.п. – все эти крытые помещения отапливались!

Центральный рынок Кёнигсберг

18.000 квадратных метров выставочной площади располагалось на открытом воздухе. В 1923 году и эта территория оказалась недостаточной. Были построены Городской Дом у Ганзаринг (улица Ганзейского кольца) - напротив главного входа на ярмарку (в 1927 году в этом здании расположился магистрат, а сейчас находится мэрия Калининграда), Торговый Двор... в 1925 году – другие залы, а также Дом Техники.

Земельный участок, на котором был воздвигнут Торговый Двор, составлял 3.500 кв. м, само здание, сооружённое по проекту Хоппа, имело подвал, пять этажей, чердачные помещения. В нём размещалось огромное количество магазинов, контор, ярмарочных стендов и т.д. А величина зала в Доме Техники превзошла величину Зала Московитов в Королевском замке: 121 м в длину и 46 в ширину.

По четырём углам Дома имелись выступающие пристройки, на которых были размещены кинотеатр, ресторан, офисные помещения. К Дому Техники были специально проложены железнодорожный путь и дорога для подвоза особо тяжёлых экспонатов. На фасаде красовалась надпись: “Человек, будь хозяином над машинами”.

Внизу: выставка лесного и сельского хозяйства на Восточной ярмарке, 1924 год. Bверху: автомобильная выставка на Восточной ярмарке, 1927 год

Зал Дома Техники использовался для проведения не только выставок, но и массовых торжеств. В 1933 году Дом был переименован в “Шлагетер-хаус” – в честь национал-социалиста Лео Шлагетера, погибшего при защите Рурской области от французов.

При нацистах зал функционировал в “партийном режиме” – там проводились собрания и митинги.

...Кстати, к посещению ярмарки допускались исключительно лица, имеющие “покупательские полномочия”. Праздношатающиеся – т.е. лица “без цели закупки” – на ярмарку войти не могли, она являлась чисто деловой.

Аукцион баранов

Благодаря своему расположению и сконцентрированности на одном месте, ярмарка в Кёнигсберге давала иностранному предпринимателю идеальную возможность быстро сориентироваться в изделиях германских фабрикантов и товарах оптовиков. На компактно организованном пространстве он мог сравнить качество и цены выставленных образцов, заодно пообщавшись с товарищами по профессии, завязав дополнительные связи и т.д.

Имперский президент Фридрих Эберт открывает первую Немецкую восточную ярмарку в Кёнигсберге
Имперский президент Фридрих Эберт открывает первую Немецкую восточную ярмарку в Кёнигсберге

В Кёнигсберге, на ярмарке, специально приспособленной к потребностям и вкусам восточно-европейских государств и особенно России, имелись коммерсанты и экспедиторы, знающие все обычаи восточно-европейской торговли, владеющие языками и т.п. Специально был основан Экономический Институт для взаимодействия с Россией и пограничными государствами – так что Кёнигсберг стал лучшим в Германии “справочным пунктом” в отношении Восточной Европы.

В 1925 году территория ярмарки была расширена на 80.000 квадратных метров. Проводились аукционы животных (коров, быков, лошадей, свиней, баранов), охотничьи выставки, показы модной одежды... “Отпочковались” Восточно-Европейская Лесная Ярмарка и Сельскохозяйственная выставка... Выходили специальные журналы на языках стран – постоянных участниц (шведском, финском, эстонском, латышском, польском, венгерском, турецком – не говоря уже о русском).

17 февраля 1925 года десятую Ярмарку “DОK” (Немецко-Восточную ярмарку – в Кёнигсберге) открывал имперский канцлер Лютер.

В 1930 году ярмарку посетили 120.000 человек, из них 2.500 иностранцев. Участвующих фирм было зарегистрировано 1.873.

Фюрер и... Ленин

...Мы уже говорили о том, что именно ярмарке, которая, наряду с Лейпцигской, стала официальной немецкой ярмаркой и в 1932 году вошла в соответствующий Международный союз, Кёнигсберг обязан стремительным “ренессансом”. Если в начале 20-х годов население из этой отрезанной, и, казалось бы, обречённой на тихое умирание провинции массово “утекало” в районы Германии, представлявшиеся более перспективными, то уже через несколько лет успешного функционирования ярмарки жителей Кёнигсберга стало больше на десятки тысяч. Народ из Германии повалил сюда, прельстившись большим количеством рабочих мест и отчётливой перспективой экономического подъёма. Город начал разрастаться, застраивались окраины, развивалась инфраструктура...

Западная часть Восточной ярмарки. Вид с реальной школы им. Гинденбурга (ныне учебный корпус КГТУ на ул. Профессора Баранова), 1927 год
Западная часть Восточной ярмарки. Вид со школы им. Гинденбурга (ныне учебный корпус КГТУ на ул. Профессора Баранова), 1927 год

В 1937 году ярмарка приняла 204.000 посетителей. Но... после прихода Гитлера к власти постепенно коммерческие отношения с Восточной Европой сошли на нет. Последняя, двадцать девятая, ярмарка состоялась в октябре 1941-го – война на Восточном фронте шла уже четыре месяца...

...В апреле 45-го во время штурма города все деревянные павильоны Восточной ярмарки сгорели. Потом на их месте была создана так называемая прогулочная зона за памятником Ленина (теперь уже бывшим). В просторечии – “залысина” или “плешка”.

1996 году на “залысине” тогдашний Президент России Ельцин с Алексием II в присутствии губернатора Маточкина заложили камень в основание Храма Христа Спасителя.

Главный ресторан ярмарки был преобразован в спорткомплекс "Динамо"
Главный ресторан ярмарки (ныне – спорткомплекс "Динамо")

...Дому Техники досталось при штурме города больше всего. Да и потом – был он из стекла, кирпича и металла. Стекло разбилось, кирпич и крыша из металлоконструкций были “пущены в дело”, а останки превратились в 38-й магазин горрыбкопа. В этом качестве здание и просуществовало вплоть до недавней реконструкции.

...Главный ресторан ярмарки был преобразован в спорткомплекс “Динамо” – так и продолжает функционировать.

Торговый Двор – магистрат сначала использовался как общежитие китобойной флотилии, в 1974 году туда въехал горисполком Калининграда. После нескольких ремонтов здание напрочь лишилось былой красоты и превратилось в безлико-серую коробку мэрии. Впрочем, об этом мы уже писали.

торговый двор Кёнигсберг

“На арене цирка...”

...Сегодня нишу Восточной ярмарки пытается занять “Балтэкспоцентр”. Но, вероятно, если бы организацией занимались не только коммерсанты, но и чиновники, успех был бы куда больше – и ощутимей для области. А главное – если бы правительство нашей страны так же стремилось развивать 39-й регион, как германское – свою восточно-прусскую провинцию.

Увы, Москва заняла принципиально иную позицию: вместо того, чтобы учитывать специфику нашего региона, нам всячески пытаются доказать, что от “материковых” Смоленска и Урюпинска мы абсолютно ничем не отличаемся. А значит, ничего “дополнительного” нам не положено.

Ну а мы... платим Центру взаимностью. Калининград – один из о-очень немногих городов России, где москвичи предпочитают не козырять своей столичной пропиской. Мне рассказывали, как один московский банкир, прилетевший в свой филиал с инспекцией, держал “пальцы веером” минут сорок... ровно, пока не выглянул в окно и не увидел рекламную растяжку: “На арене цирка – москвичи!” После чего грустно заметил: “Обычно на арене цирка бывают дрессированные медведи...” И стушевался.

Так что москвичи просто скупают у нас недвижимость, подминают под себя крупный бизнес, отдыхают на побережье... а экономический подъём региона остаётся такой же мечтой, как и поиски чаши Грааля.

Впрочем, Кёнигсбергу больше везло не только с правительством метрополии, но и с местными чиновниками – но это тема отдельного разговора.

А наши “прогулки” продолжаются...

Д. Якшина


Если вам понравилась эта публикация, пожалуйста, помогите редакции выжить.
Номер карты "Сбербанка": 4817 7603 4127 4714.
Привязана к номеру: +7-900-567-5-888.




3 комментария на «“КЁНИГСБЕРГ И ЯРМАРКА. Не война, а коммерция спасла Восточную Пруссию от упадка и разорения”»

  1. Спасибо за познавательную статью!Читаю "Прогулки по Кёнигсбергу" с большим интересом.

  2. Интересная информация для калининградцев. Восточная ярмарка, конечно, сильно подстегнула развитие Кенигсберга. И все же это был прежде всего город- труженик. После войны и расчистки завалов город представлял такое зрелище. Разрушенные сплошь кварталы, похожие на Хиросиму, и очень много заводских труб, которые устояли под бомбами. С площади Победы просматривался Южный вокзал. Не знаю цифр, но ощущение такое, что и сегодня мы не достигли того уровня

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *




ПОДДЕРЖИ    
Авторизация
*
*
Генерация пароля