Новые колёса

КЁНИГСБЕРГ И ЯНВАРЬ.
Кровью и слезами вошёл этот месяц в историю города

Наша сегодняшняя “прогулка” по Кёнигсбергу своеобразна: “гулять” мы будем не по историче­ским местам города, а если можно так выразиться, по самой истории. Точнее, по её январским страницам.

- Январь – судьбоносный для Кёнигсберга месяц, - утверждает специалист по истории края Николай Чебуркин. - Вот всего лишь три примера.

15-16 января 1255 года король Богемии Оттокар II завершил свой военный поход против язычников Пруссии, положив начало основанию нашего города.

По материнской линии Оттокар II был внуком императора Фридриха Барбароссы, по отцу – потомком богемской королевской семьи Пршемысловичей. Как самый могущественный из европейских правителей середины ХIII века, он надеялся с помощью папы Римского Александра IV получить корону императора Священной Римской империи – именно поэтому он столь охотно откликнулся на предложение папы искоренить язычество в Пруссии.

Войско, насчитывающее более 60.000 человек, отправилось в путь от Эльбинга (Эльблонг) до Бальги (ныне пос. Веселое Багратионовского района) и по льду Фришского (Вислинского) залива – на Самбийский полуостров.

В начале января 1255 года Самбия (Земландский полуостров) была полностью подчинена. Интересно рассказывает об этом некий Пётр из Дуйсбурга в своей “Хронике земли Прусской”, написанной в ХIV веке:

“...Итак, король вошёл в Самбию с войском своим близ волости, называемой Меденов (Меденау, ныне пос. Логвиново Зеленоградского района, - прим. ред.), и спалил всё, что могло быть взято огнём, и захватил в плен и убил много людей, и там же заночевал. На другой день он пришёл в волость Рудов (Рудау, ныне пос. Мельниково Зелено­градского района, - прим. ред.) и там мощным ударом взял замок, и такое было содеяно там избиение народа самбийского, что прусские нобили (князья, - прим. ред.) предложили королю заложников, прося, чтобы он оказал им честь милостиво принять их, а не уничтожил весь народ.

<...> После этого король пришёл в волость Кведенов (Кведнау, ныне Северная Гора в Калининграде, - прим. ред.), Вальдов (Вальдау, пос. Низовье Гурьевского района), Кайме (Каймен, пос. Заречье Гурьевского района) и Тапиов (Тапиау, Гвардейск) и, чтобы он не учинил такое же побоище, каждый из тамошних нобилей отдал сыновей своих в заложники, обязуясь под страхом смертной казни смиренно повиноваться требованиям веры и братьев Тевтонского ордена. Когда всё это было должным образом совершено, король <...> пройдя до горы, на которой ныне стоит замок Кёнигсберг, задумал... воздвигнуть там замок для защиты веры...”

У пруссов здесь находилось укрепленное городище Тувангсте – от названия леса, бывшего в этом месте, в нижнем течении реки Прегель. Впервые же Королевский замок, как уже сооруженная рыцарями Немецкого ордена крепость, упоминается в исторических документах (“castrum de Conigsbergk in Zambia”) от 29 июня 1256 года.

...А 18 января 1255 года Оттокар II находился в Эльбинге по дороге домой.

Так что начало января для пруссов выдалось тяжёлым, а судьба Самбийского полуострова круто изменилась. Ровно 754 года назад был заложен Королевский замок, вокруг которого впоследствии возник город Кёнигсберг.

Оттокару II, кстати, покорение Самбии вожделенной короны не принесло. Вместо него немецким императором был выбран Рудольф I, граф из династии Габсбургов. Разочарованный Оттокар II отказывал ему в почитании и не собирался возвращать самовольно занятые имперские лены (владения). Рудольф I был вынужден отбивать их с помощью военного удара.

Королевский замок, картина Ульбрихта, 1908 год

В 1276 году Оттокар II лишился Австрии, Штирии и Кернтена, а при попытке их вернуть был наголову разбит у Дюрнкрута – и погиб.

...Немцы недолюбливали Оттокара II. Памятников ему в Германии не было. Единственное его скульптурное изображение имелось только в Кёнигсберге – на Королевских воротах. Оно сохранилось и по сей день – правда, без головы, которую свинтили уже в послевоенное время...

В Кёнигсберге его именем была названа в 1901 году улица в Амалиенау (теперь ул. Огарева) и построенная в 1912 году кирха в Марауненхофе (район ул. Тельмана). Но кирху сами немцы переименовали после первой мировой войны – в честь герцога Альбрехта.

...Ещё один судьбоносный январь – 1945 года. (Между ними было много очень важных январских событий, но мы сегодня говорим о самых-самых.)

Красная Армия вторглась в пределы Восточной Пруссии в конце ноября 1944 года. Но её продвижение было остановлено в районе Нестерова (Шталупенене-Эбенроде), где наши потеряли несколько сотен танков и продолжили наступление лишь в начале января. 9 января 1945-го был взят Тильзит (Советск), а 13 января – нынешние Краснознаменский, Неман­ский, Славский районы.

...22 января немцы потеряли Инстербург и Велау (нынешние Черняховск и Знаменск). Утром с главного вокзала Кёнигсберга в Берлин ушёл последний поезд – через несколько часов железная дорога в метрополию была перерезана советскими войсками.

24 января немцы оставили Алленбург (ныне пос. Дружба Правдинского района). 25 января Красная Армия вторглась в восточную часть Самбийского полуострова, был занят Левенхаген (ныне пос. Комсомоль­ское Гвардейского района) в пятнадцати километрах (!) от Кёнигсберга.

Парадокс заключается в том, что Кёнигсберг мог быть взят не в апреле, а уже в январе: ничего серьёзного немцы нашим солдатам противопоставить не могли. На 200-тысячную группировку германских войск, оборонявших Восточную Пруссию, наступали 700 тысяч бойцов Красной Армии. Гарнизон крепости Кёнигсберг насчитывал всего 30.000 человек. Правда, в городе ещё осталось около 110 тысяч человек гражданского населения (старики, женщины, дети), но они были скорее обузой для оборонявшихся.

Существует даже легенда, что в конце января немецкая оборона была настолько слабой, что некий русский полковник-танкист с несколькими танками прорвался аж до кирхи памяти герцога Альбрехта в центре Кёнигсберга, залез на башню и оттуда в бинокль наблюдал Королевский замок. После чего доложил командованию, что находится в осаждённом городе. В ответ его покрыли матом: “Ты что, ох...ел?! Что ты там делаешь?!! Давай немедленно обратно!”

Полковник вернул своё танковое подразделение на исходную позицию, а сам был готов застрелиться от досады: столица Восточной Пруссии только что фактически лежала у его ног.

Калининград. Улица Танковая. XXI век. Таких дорог не было даже в осажденном Кёнигсберге

...В это же время другой советской танковой колонне, шедшей по шоссе от Кранца (Зеленоградска), противостояли старики-фольксштурмовцы и мальчишки из гитлерюгенда с фаустпатронами.

26 января пал Штайнбек (пос. Рыбное Гурьевского района) – в пяти (!) километрах от Кёнигсберга. Затем – Швакен (пос. Некрасово Гурьевского района).

27 января гражданскому населению Кёнигсберга гауляйтер Восточной Пруссии Эрих Кох приказал начать эвакуацию – хотя бежать уже фактически было некуда. В тот же день комендантом крепости Кёнигсберг был назначен генерал от инфантерии Отто фон Ляш.

28 января имперский комиссар обороны Эрих Кох поручил местному партийному уполномоченному Вагнеру “отвечать за оборону”, а сам поспешно убыл в свой бункер в Нойтифе на Фрише Нерунг (пос. Коса близ Балтийска) – где и сидел вплоть до падения Восточной Пруссии, в Кёнигсберге практически не бывая.

Тогда же с аэродрома Девау (ныне аэродром РОСТО на ул. Гагарина) взлетел последний самолёт: пилот Виктор Гофман под артиллерийским обстрелом вывез сорок кёнигсбержцев...

28 января немецкие сапёры взорвали Берлинский мост, немцы оставили Нойхаузен (Гурьевск) и Танненвальде (Чкаловск).

В ночь на 29 января 1945 года был взорван форт №10 (Дона) в южном предместье Понарта (ныне Балтийский район). А днём 29 января продолжилось наступление на участке между Бранденбургом (пос. Ушаково) и Хад-штурмом (Шпандин) в направлении залива.

В руках немцев оставалась только узкая прибрежная полоса. Кёнигсберг оказался отрезанным от воды. Наступающими были захвачены питьевые озёра в пос. Варген (пос. Котельниково), и подача живительной влаги в осаждённый Кёнигсберг по питьевому каналу прекратилась.

Фолькштурм (Народное ополчение) на улицах Кёнигсберга, январь 1945 года

В ночь на 30 января наши заняли Метгетен (пос. А. Космодемьянского). Кольцо вокруг Кёнигсберга замкнулось, город был полностью окружен. У жителей оставалась только одна призрачная возможность спастись: поход по замерзшему Фришскому заливу. Своеобразная “дорога жизни”: многие ею воспользовались – но далеко не все смогли благополучно пересечь залив. Тонкий лёд ломался под ногами, а наши лётчики частенько принимали беженцев за отступающие воинские подразделения и начинали их бомбить...

(В конце восьмидесятых мы, тогда студентки-филфаковки, отрабатывали практику пионервожатыми. Наш “старпир” был человеком “с идеями”, но приезжим. Поэтому 22 июня мы устроили – под его настойчивым руководством – “линейку памяти”.

Весь лагерь был разбужен в четыре утра и выстроен – вдоль по лестнице, ведущей к заливу, стояли пионеры с зажжёнными факелами; звонкий мальчишеский голосок в кромешной тьме выпевал “Вставай, страна огромная...”, а плаврук с двумя старшими пионерами спустили лодку, сели в неё, отгребли подальше и... бросили в воду венок с надписью “Защитникам залива” (!).

Танки Красной Армии в пригороде Кёнигсберга, январь 1945 года

Старший пионервожатый, повторяю, был человеком приезжим. Откуда-то из российской глубинки. Вот ему и не пришло в голову, что у ЭТОГО залива были совсем другие ЗАЩИТНИКИ...

Тогда мы только похихикали в кулак: не ссориться же с пионерским начальством за день до завершения практики! А сейчас я думаю – Бог с ними, с защитниками – жалко жертв залива. Людей, которые пытались спастись, тащили с собой маленьких детей – и гибли в ледяной воде...

Кого они проклинали, идя на дно: Гитлера, Сталина, Бога, свою несчастливую звезду... Все мы – заложники Истории, а все тоталитарные режимы одинаково отвратительны – и те, что были, и тот, который сейчас создаётся. Не побежать бы по тонкому льду! - прим. авт.)

В общем, уже в январе 1945-го город реально мог быть взят.

...Но! В Ставке командующего 3-м Белорусским фронтом решили, что в Кёнигсберге окопался серьёзный противник, была избрана тактика блокады – и это дало возможность гарнизону крепости собраться с силами и организовать эффективную оборону.

Мы как-то уже писали о том, что в городе, отрезанном от воды, были задействованы артезианские скважины и, благодаря чёткой работе муниципальных служб, вода в осаждённом Кёнигсберге бесперебойно текла из водопроводных кранов вплоть до окончания штурма. И электрические лампочки горели исправно...

Сейчас – январь 2008-го. Боевых действий, слава Богу, нет. И город вроде бы не в осаде. Но улицы (особенно дворы) темны и перепаханы, как после артобстрела...

С загранпаспортами, без которых нынче за пределы Калининградской области носа не высунешь – полная труба, люди неделями давятся в очередях. Кроме того, ожидается подорожание пошлины вдвое. (Забавно, но фотографию требуют даже у новорожденных – если вы решили вписать грудничка в свой документ. А как иначе? “Невписанного”-то не выпустят! И вот родители тащат младенцев к фотографу - а тот матерится, как пьяный сапожник, пытаясь “поймать” в фокус все эти глазки и щечки, и рот - без соски и не разинутый в крике, - прим. авт.)

Так что по многим параметрам январь – месяц, когда тысячи калининградцев надолго стали невыездными, а их родные и близкие в материковой России потеряли право на въезд (в Костроме или Урюпинске загранпаспортами народ, прямо скажем, охвачен не очень) – тоже может оказаться весьма и весьма судьбоносным. Знать бы ещё её, эту судьбу! Ни одна гадалка нам её сегодня, пожалуй, не предскажет. На кофейной гуще она пока не записана – разве что вилами по воде...

Ну а наши “прогулки” продолжаются. Оставайтесь с нами! Вместе и зимовать веселей.

Д. Якшина


Если вам понравилась эта публикация, пожалуйста, помогите редакции выжить.
Номер карты "Сбербанка": 4817 7601 2243 5260.
Привязана к номеру: +7-900-567-5-888.




2 комментария на «“КЁНИГСБЕРГ И ЯНВАРЬ. Кровью и слезами вошёл этот месяц в историю города”»

  1. Какая- то легкость в изложении...... Комендант О. Лаш. ( умер в 1971) действительно жаловался, учитывая соотношение сил, что русские уделили Кенигсбергу незаслуженно много внимания. Но немцы, особенно после событий в Неммерсдорфе, сопротивлялись отчаянно. Красной Армии потребовалось полгода, чтобы пройти эти 150 км до Пиллау, и она понесла тяжелейшие потери. Результаты жестоких боев я видел в Г. Пилькаллен - ни одного уцелевшего здания, в окопах горы стреляных гильз высотой в 1,5 м. А в Кёнигсберге 29 января в 0.30 взорван мост в Пальмникен ( Берлинский), на него вошли русские танки. --------- Хочу спросить. Гауляйтер Эрих Кох покинул В. Пруссию с косы Фрише- Нерунг на двух пароходах " Pregel" и " Ostpreußen", взяв минимум соратников, но погрузив свой Мерседес и двух борзых и благополучно исчезнув до 1948 года. Как такое стало возможно, может, кто знает?

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *




ПОДДЕРЖИ    
Авторизация
*
*
Генерация пароля


2 + 7 =