Новые колёса

КЁНИГСБЕРГ И БЕЗБОЖНИКИ.
Восточную Пруссию основал друг Антихриста

Король-еретик

7 сентября года 1228 от рождества Христова Великий магистр Тевтонского ордена Герман фон Зальца пребывал в тяжких раздумьях. Дела в Палестине уже давно шли далеко не блестяще - времена первых успешных крестовых походов миновали. Более 100 лет кровопролитных сражений на земле обетованной так и не привели христиан к победе. Напротив, арабы оттеснили воинов Христовых на узкую полоску Средиземного моря и святой град Иерусалим вновь оказался в руках неверных.

Ко всему прочему, фон Зальца никак не мог наладить добрые отношения с рыцарями других Орденов. В частности, с тамплиерами. Среди братьев по вере были слишком сильны разногласия. Зачастую далеко не теологического характера - речь шла не о небесных богатствах, а о земных. Что поделаешь - крестовые походы не только святое, но и весьма прибыльное дело.

А тут ещё Великий магистр узнал, что на берег Палестины высадился император Священной Римской империи и король Сицилии Фридрих II Гогенштауфен. С собой он привёз лишь горстку бойцов - не более 3.000 пеших солдат и около 700 всадников. Слишком мало, чтобы противостоять мощному арабскому войску. Но главная беда крылась не в слабости подкрепления, а в личности его предводителя.

Император Фридрих II был отлучён от церкви лично Папой Римским и слыл “королём-еретиком”.

Во благо иудеев

Герман фон Зальца хорошо знал Фридриха и дружил с ним. Монарх имел знатное происхождение - он был сыном императора Священной Римской империи (феодального государства в центре Европы) Генриха VI и Констанции Норманн­ской, внуком Фридриха I Барбароссы и короля Сицилии Рожера II.

Герман фон Зальца

Ещё в детстве Фридрих получил отличное образование. Под влиянием норманнской, греческой и мусульманской культур, составлявших сложную атмосферу сицилийского королевского двора, у подростка сформировался весьма утончённый характер. Он неплохо пел и сочинял музыку, говорил на немецком, итальянском, латин­ском, грече­ском, французском и арабском языках, был отличным наездником и знатоком соколиной охоты.

Фридриху оказались близки многие византийские и арабские идеи. Обе идеологии имели более длительную историю и были разработаны заметно глубже, чем соперничавшее с ними католическое учение. Фридрих понимал это и относился к чужой культуре с уважением. Такие настроения резко контрастировали с фанатическим настроем католических монархов севера Европы. Доброжелательное отношение к мусульманам шокировало ортодоксальных католиков, но восхищало многих просвещённых людей того времени.

- Фридрих обладал качеством, присущим подлинно культурным людям ещё со времён древней Эллады, - свидетельствовали современники. - Он искренне и глубоко воспринимал достоинства и достижения человечества в целом, независимо от расы и национальности.

Свою мудрость Фридрих продемонстрировал сразу же после восшествия на трон - во время судебного процесса над немецкими евреями, обвинёнными в ритуальных убийствах христианских младенцев. Фридрих лично провёл тщательное расследование, которое закончилось полной реабилитацией иудеев. В итоге молодой император издал специальный указ “In Favorem Judaeorum” (“Во благо иудеев”).

После этого Фридрих пошёл ещё дальше. При дворе он заменил традиционных священников профессиональными юристами, а в Неаполе открыл университет, где на основе древнеримского права готовили новые управленческие и судебные кадры империи.

В общем, добропорядочным христианам было за что ненавидеть Фридриха.

Ненасытные пиявки

На протяжении многих лет Папа Римский требовал от Фридриха “совершить благочестивое деяние во имя истинной веры” - возглавить очередной крестовый поход, чтобы вторично отбить у арабов Иерусалим.

Император уклонялся от этой миссии всеми доступными способами. В 1217 году он не принял участия в высадке христова воинства в Египет. Тогда арабы наголову разбили крестоносцев, но пощадили побеждённых и позволили уцелевшим убыть восвояси.

Это настолько взбесило Папу Римского Григория IX, что он обвинил в поражении Фридриха и отлучил его от церкви. Монарх не остался в долгу - он обратился с воззванием к народу.

- Римская церковь растрачивает средства, которые она вымогает, пользуясь суеверием христиан, - бичевал вдохновителей кровавых крестовых походов Фридрих. - Попы посягают на имущество подданных, делая их своими данниками, и действуют подобно ненасытным пиявкам. Сторонники Папы Римского занимаются торговлей церковными должностями.

Священники утверждают, что церковь наша мать. Напротив, она обращается с нами, как жестокая мачеха, воруя богатства правителей и народов. В речах церкви мораль Христа служит оружием во имя накопления богатств, оружием, позволяющим церкви действовать так, как действуют разбойники на большой дороге. С помощью индульгенций церковь бесстыдно торгует правом совершать преступления, она беззастенчиво раздаёт лучшие места в раю тем, кто приносит ей больше денег...

Папа Римский решил ответить на демарш войной и принялся агитировать европейских монархов наказать отступника силой оружия. В этих условиях Фридрих пошёл ва-банк. Он задумал продемонстрировать всему миру, как можно решить проблему с Иерусалимом. С небольшим отрядом воинов Фридрих отправился в Палестину.

Шарлатаны и самозванцы

Папа Римский немедленно издал буллу, запрещающую Фридриху и его воинам появляться в Палестине. Папа назвал действия императора “пиратским предприятием”. Григорий IX не желал, чтобы отлучённый от церкви монарх руководил священной войной.

Hermann von Salza

Немудрено, что находящиеся в Палестине крестоносцы отказались общаться с Фридрихом. Единственным исключением оказался Герман фон Зальца. Рыцари Тевтон­ского ордена были готовы поддержать любые начинания короля-еретика. Вместе с его воинами они двинулись к Иерусалиму.

- Наш отряд слишком мал, - ворчал фон Зальца, обращаясь к императору. - На что ты надеешься? Неужели на милость Христа? Или на благосклонность пророка Мухаммеда?

- Почему бы нет, - усмехался Фридрих. - И тот, и другой были самыми великими шарлатанами и самозванцами на земле. Не считая Моисея, естественно.

- Опять ты кощунствуешь, - без всякой злобы заметил Герман.

- А ты что до сих пор веришь в церковные фокусы с вином и хлебом, которые попы называют причастием? - похлопал друга по плечу император. - Если слушать наших священников, то на земле прольётся ещё немало крови. Я договорюсь с мусульманами миром.

- Ты веришь в их благородство? - засомневался фон Зальца.

- В отличие от Папы Римского, я отношусь к ним, как к людям, - нахмурился Фридрих. - В конце концов, именно арабы научили наших спесивых сеньоров пользоваться за столом вилкой. До этого европей­ская знать жрала мясо руками, а жир вытирала о шерсть сидящих рядом собак. Но наши церковники до сих пор продолжают считать вилку излишней роскошью! А сколько великих людей дал миру Восток - математиков, философов, медиков, поэтов, зодчих, астрономов!

- Остаётся только на Бога уповать, - подытожил фон Зальца. - Или ты и в его существование не веришь?

- Я не верю земным святошам, - ответил монарх. - А на Бога не грех и понадеяться.

За разговорами время прошло незаметно - отряд подошёл к воротам Иерусалима.

Позор и бесчестье

Фридрих объявил арабам, что прибыл для переговоров - и рыцарей впустили в ворота. Через несколько дней в город прибыл представитель египетского султана Аль Камил - племянник знаменитого арабского военноначальника Саладина. Переговоры с ним Фридрих начал во дворе дворца, за игрой в шахматы.

В это время с минарета прозвучал пронзительный крик муэдзина - он явно мешал разговору. Аль Камил сделал жест рукой, распорядившись повременить с обрядом.

- Не нужно останавливать ход вещей, к которому люди привыкли, - возразил Фридрих. - Мы чтим обычаи вашей страны.

Это вызвало бурю восторга в свите Аль Камила. Переговоры прошли успешно. Без единой человеческой жертвы император достиг своей цели. Не только Иерусалим, но и Вифлеем вернули христианам.

Одновременно с этим все священные для мусульман места в Иерусалиме (мечеть Аль-Аксар и мечеть Омара) остались в руках мусульман. Они могли беспрепятственно ходить туда через весь город на молитву, но безоружными.

Помимо этого, договаривающиеся стороны пообещали друг другу десять лет пять месяцев и сорок дней сохранять в Палестине мир.

 

Сообщение о том, что Иерусалим освобождён от неверных, привело Папу в ярость. Он объявил соглашение “нечестивой сделкой между отлучённым от церкви императором и мусульманами”. Папа хотел возвратить Иерусалим, иначе - как это было в благословенные времена первого крестового похода. Тогда святое воинство “ходило по колено в крови неверных”. Деяние же Фридриха выглядело насмешкой над многолетними стараниями церкви. Сама идея крестового похода без кровопролития казалась ортодоксам недостойной. Это было позором и бесчестьем.

Развратная репутация

Император Фридрих отправился в церковь Гроба Господня. Здесь состоялась его коронация, как короля Иерусалим­ского. Но никто из священников не захотел участвовать в обряде - ведь Фридрих был отлучён от церкви! Единственный, кто вошёл с императором в храм, был Великий магистр Тевтонского ордена фон Зальца. Фридрих II

Без религиозной церемонии Фридрих взял с алтаря корону и водрузил её себе на голову. Затем Герман фон Зальца зачитал приготовленное обращение на латинском и немецком языках - панегирик императору, “простившего Папу за все доставленные ему неприятности”.

После церемонии Фридрих и фон Зальца пешком прошлись по Иерусалиму - без охраны. Они посетили все святыни города - не только христианские, но и мусульманские. Вечером друзья закатили грандиозный пир.

- С прискорбием, как о величайшем позоре и бесчестье, - сообщил патриарх Герольд папе Григорию IX, - вынуждены доложить вам, что султан, узнав о любви императора к сарацинским нравам и обычаям, прислал тому певиц, фокусников и жонглёров, о развратной репутации которых среди христиан даже упоминать не принято.

Всласть погуляв, друзья затеяли пешее многодневное паломничество к реке Иордан - вновь без охраны. Католические священники спешно сообщили об этом Папе Римскому. Григорий IX мгновенно отправил послание египетскому султану - расчёт был на то, что мусульмане воспользуются случаем и убьют Фридриха. Но Папа совершенно не владел ситуацией - султан лишь сообщил о “святых кознях” Фридриху.

Взбешённый Папа направил в Палестину новый приказ - он запретил крестоносцам выполнять распоряжения Иерусалимского короля. А сам организовал вторжение верных сюзеренов в королевство Сицилия.

Фридрих был вынужден покинуть Иерусалим. До посадки на корабль императора сопровождал фон Зальца со своими тевтонскими рыцарями. Друзья простились по-братски. Это произошло 1 мая 1229 года.

От Иордана до Немана

Лишившись поддержки Фридриха и оставшись со своими воинами в окружении недружелюбных крестоносцев, фон Зальца окончательно решил покинуть пределы земли обетованной.

Ещё тремя годами ранее предусмотрительный Великий магистр начал переговоры с польским князем Конрадом Мазовецким - тот обещал дать пристанище тевтонам. И вот наступило время воспользоваться приглашением. В 1232 году рыцари Тевтонского ордена прибыли на берега Вислы, где заложили замок Торунь.

Превеликими усилиями фон Зальца добился благословения Папы Римского на христианизацию соседних прусских земель. Его друг Фридрих в то время успешно воевал с папскими сторонниками в Италии. Его победы были столь впечатляющими, а до Ватикана было так близко, что Папа поспешил простить императору прежние прегрешения.

Выполнить задуманное фон Зальца не успел - в 1236 году он скончался.

Тевтонские рыцари получили нового магистра, полностью разделявшего взгляды святой церкви. Орден начал насаждать христианскую веру в Пруссии огнём и мечом - о переговорах не могло быть и речи. На земле пруссов один за другим появлялись опорные пункты завоевателей. В 1255 году на берегах Преголи возвели замок, впоследствии ставший Кёнигсбергом.

Может быть и к лучшему, что фон Зальца уже не увидел этой кровавой бойни. Фридрих же мало интересовался событиями на далёкой Балтике - его больше привлекал арабский Восток. Но добиться примирения двух цивилизаций король Иерусалима так и не смог - он умер от лихорадки в своём дворце на Сицилии. К тому времени крестоносцы, не пожелавшие соблюдать мир с арабами, были полностью разбиты и окончательно изгнаны из Палестины.

А. Захаров


Если вам понравилась эта публикация, пожалуйста, помогите редакции выжить.
Номер карты "Сбербанка": 4817 7601 2243 5260.
Привязана к номеру: +7-900-567-5-888.




Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *




ПОДДЕРЖИ    
Авторизация
*
*
Генерация пароля


7 + 7 =