Новые колёса

КЁНИГСБЕРГ БЕЗ ИДОЛОВ.
Древний город украшали “Добрый дух”, Любовь, Милосердие и Справедливость

Изрядное количество шаровой краски досталось и женским головам у областного военкомата на ул. Леонова...Наша сегодняшняя “прогулка” - по Кёнигсбергу “скульптурному”.

“Ф топку”, короче

Долгое время в России декоративной скульптуры не существовало по определению. Были ПАМЯТНИКИ. Монументы. Мемориалы. И отношение к ним - соответствующее. Памятники в нашей стране, не изжившей, очевидно, до конца своих языческих культов и верований, - нечто вроде идолов. Которым мажут губы маслом, прося удачной охоты (ну, там... цветы возлагают по праздникам). А “проштрафился” идол - туды его в качель! “Ф топку”, короче. В прямом и переносном смысле...

“Лучник” на Замковом пруду, 1910-е годы

Зря, что ли, сатирик Задорнов в начале 90-х предлагал делать памятники со съёмными головами? Чтоб не тратиться на демонтаж, переплавку и прочие финансовоёмкие процедуры. Не нужен больше Ленин? Башку ему отвинтил - а вместо неё присобачил другую. Актуальную на данный момент. Поза же, в принципе, у всех “увековеченных” одна: а-ля роденовский “Мыслитель”. Или того проще: а-ля турист, голосующий на шоссе.

Останки “Медведя с кувшином” в парке Гагарина регулярно окрашивают масляной краской

А не так давно идея Задорнова с успехом была реализована: в каком-то из небольших российских городов из бронзовой “Матери-колхозницы” сделали... монашку. Сохранив дородное тело в бесформенно-монументальном одеянии, а голову, увитую колосьями, заменив на почти такую же, но в клобуке.

“Шагающая девушка”

В Германии, в общем-то, ПАМЯТНИКИ превалировали тоже. Одним только Фридрихам в Кёнигсберге их (памятников-то) насчитывалось штук десять. Но... в конце XIX века жители города дозрели до мысли о том, что не Фридрихами едиными должен быть красив Кёнигсберг. На улицах стали появляться скульп-туры, выполненные из песчаника, ракушечника, известняка. Аллегорические, серьёзные, шутливые... всякие. Большинство из них кануло в Лету. Только список скульптур, погибших при августовской бомбардировке сорок четвертого года, растянулся бы на половину газетной полосы. А сколько было уничтожено ПОСЛЕ?

Кстати, некоторые декоративные скульптуры были убиты и “ДО”... Так, в 1934 году нацисты демонтировали около двадцати “образцов испорченного искусства”. В том числе такие интересные работы, как “Играющий на гармонике” Э. Филитца (эта бронзовая фигура всего двумя годами раньше была установлена во дворе Восточнопрусской ремесленной школы для девушек), “Шагающая девушка” Г. Брахерта (стояла перед входом в ремесленную школу) или его же, Брахерта, “Мальчик” (изящная бронзовая фигурка была “вписана” в полукруглую нишу в северной части Замкового пруда.)

Калининградский зоопарк, 1950 год

Нацистам показалось, что у “Мальчика” - неарийские пропорции и “печать вырождения” на бронзовом челе.

Тогда Брахерту привели в пример “Молодёжный порыв” скульптора Х. Альбрехта. Два мускулистых атлета борзо “бежали” вперед, размахивая руками, перед зданием Высшей торговой школы. Длинные ноги, широкие плечи, волевые подбородки - и полное отсутствие интеллекта. Зигфриды, одним словом!

Послевоенная судьба “зигфридов” неизвестна, но вполне предсказуема...

Железный воин из... дерева

Сегодня мы поговорим об оставшихся - и не таких известных, как, к примеру, борющиеся зубры (те самые, напротив КГТУ).

Самые старые “артефакты” (из уцелевших, естественно) - это медведи, держащие в передних лапах герб Кнайпхофа. В конце XVII века их высек из известняка некий “Ионас-каменотес”. О котором известно лишь то, что помогали ему двое безымянных подручных. Сейчас пару этих “животных” можно увидеть в музейном комплексе “Кафедральный собор” - а раньше они украшали вход в Кнайпхофскую ратушу.

“Мужчина и девушка” с ул. Коммунальной

А через сто пятьдесят лет Э.Р.Ф. Хундризер изваял из песчаника львов со щитами (по обеим сторонам парадной лестницы Биржи). Эти скульптуры в народе получили шутливое прозвище: “Братья Лёвенштайн” (“Loewen” - лев), с намеком на “доминирующую национальность” кёнигсберг-ских биржевиков. “Братья”, слава Богу, живы - и украшают собой теперь уже бывший Дворец культуры моряков, плавно превратившийся в казино “Монетный двор” (по совместительству - областной центр культуры молодежи).

И вот ведь что интересно - как только ни называют скульптуру! И “Музыка, застывшая в камне”, и “воплощённая в материале мысль”, и “Рукотворная память”... Наверное, неспроста. По “культовым” скульптурам вполне можно “прочитывать” будущее.

Так, в 1915 году С. Кауэр вырезал из дерева фигуру Железного воина (в этом, наверное, уже был заложен парадокс, железо из дерева - очень, знаете ли, в русском вкусе!). Во время Первой мировой войны она была установлена на Парадеплатц, затем перенесена в Кнайпхофскую ратушу, позднее “прописалась” в Музее истории города...

Погиб в огне вместе с женой

Деревянный Железный воин сгорел в пламени пожара при налёте на Кёнигсберг британской авиации в августе 1944-го. Тогда же погибла его “жена” - так горожане называли скульптурное изображение “Домработницы” (бюст матери двенадцати детей с ул. Фордерросгартен).

Курсанты военно-морского училища рядом с “Мальчиком” Брахерта. 1930-е годы

“Aufwarterfrau” была создана С. Кауэром из ракушечника. Бюст, установленный в Художественном собрании Кёнигсберга, произвёл такое сильное впечатление на поэтессу Агнесс Мигель, что она написала стихотворение “Мать Восточная Пруссия”. Так же стали называть и саму скульптуру.

“Мать Восточная Пруссия” погибла в августе сорок четвертого... Тогда же были разрушены Справедливость, Милосердие и Любовь - аллегорические фигуры из песчаника работы П. Кимритца, украшающие портал ворот Крепостной кирхи. Ещё одна Любовь (статуя из песчаника работы Г. Шмидта, выдержанная в духе рококо) - на восточной стороне крыши Кнайп-хофской ратуши - сгорела во время пожара... Погибли и десять святых (скульптурная группа из гипса и дерева, сотворённая неизвестными средневековыми мастерами). Сгинул “Лучник” - скульптура работы Ф. Хайнеманна, установленная в 1910 году на юго-западном променаде Замкового пруда.

А вот для того самого “Кота” с безголовым туловищем “Ребёнка” на ул. Коммунальной - краски хватило лишь на глаза

Наверное, после этого немцам и надо было сдаваться. У всякого сопротивления должны быть красивые символы. Если их нет, сопротивление превращается в гекатомбу. То бишь, бессмысленное самоуничтожение.

На даче у генерала

...А вот “Добрый дух” - уцелел! Мраморный барельеф работы С. Кауэра, изображающий сидящую девушку, был создан в 1912 году и установлен при входе на лестницу старого здания Альбертины. В 1928 году его перенесли в новое здание университета. Сейчас “Добрый дух” - на прежнем месте, по адресу - Университетская, 2. И “две парящие женские фигуры” из ракушечника парят до сих пор - на здании школы №21, что на Бассейной, 40 (когда-то здесь располагалась новая академия Художеств).

Уцелели и две девичьи головки, которые украшали здание бывшей Хуфенской школы для девочек. Эти барельефы из керамики были созданы С. Кауэром в 1922 году. Нынче вид у девушек, конечно, не тот (одна - лишилась кончика носа, вторая тоже изрядно покоцана), но на здании по улице Космонавта Леонова, 8 увидеть их можно. Жаль только, что недавно их выкрасили в какой-то странный зелёный цвет. Который навязчиво ассоциируется с плесенью. Причём отнюдь не с благородной французской.

Кёнигсберг. Зелёный мост и львы перед зданием Биржи

“Мать и дитя” - скульптура всё того же С. Кауэра, в 1935 году установленная на берегу Верхнего озера, оставалась на своём месте до конца 60-х. Сейчас она - во внутреннем дворике РГУ. А мраморная “Купальщица” - тоже работы С. Кауэ-ра - сначала стоявшая у стены Академии художеств, потом - перед Драматическим театром Кёнигсберга, сейчас находится в Доме художника. В принципе, почти целая.

Что ещё сохранилось?

“Две играющие борзые” - бронзовая скульптура работы Э. Шмидта-Кестнера. В 1930 году она была установлена на главной аллее Кёнигсбергского зоопарка. В 1945 её увез на “свою” виллу один из победителей - естественно, высших офицерских чинов. Позже “вилла” превратилась в дачу... И только в 80-х годах скульптуру удалось “выцарапать” у наследников генерала - и она оказалась в экспозиции Калининградской художественной галереи.

Харчевня “Винни-Пух”

На портале здания на ул. Чернышевского, 44а красуются вполне целёхонькие “Мужчина и девушка”, в довольно игривой позе. Неподалеку, на улице Коммунальной, - на стене жилого дома №26 находится барельеф из глазурированной керамики “Девушка, поправляющая волосы”.

Кёнигсбержцы не представляли свой город без памятников (открытка 1910-х годов)

...В парке Гагарина - мишка с бочонком мёда. Серый от грязи (так что и не разобрать, из чего он, в сущности, выполнен), он пользуется тем не менее большой популярностью в массах. Днём вокруг него бегают дети. А вечером - в непосредственной близости собираются выпить-закусить обитатели окрестных домов. В народе этот уголок парка давно прозвали “Закусочная “У Мишки” (вариант: “Харчевня “Винни-Пух”). В приступе очередного сезонного благоустройства мишку покрасили. Точнее, замазали чем-то его самого, а бочонок и постамент сделали ярко-красными. Так он и сидит, бедолага, с “р-р-революционным” горшком в изувеченных лапах - зрелище ещё то. Не для слабонервных.

В Калининградском зоопарке нашли приют “Орангутанг” (скульптор А. Штайнер в начале 30-х высек его из красного порфира и установил у себя в саду на Краус-аллее - ныне Каштановая аллея) и “Девочка с козликом” (бронзовая фигурка работы неизвестного мастера).

До недавнего времени находились там и знаменитые бронзовые лоси. Один из них, работы Людвига Фордемайера (между прочим, ученика знаменитого Эдуарда Мане), был сделан в 1911 году специально для Гумбинена (Гусева). В 1912 году его там и установили. Войну он пережил вполне благополучно. Следы от пистолетных пуль, имеющиеся на его боках, скорее всего, послевоенного происхождения: победители “охотились”. В 1947 году его перетащили на берег реки Писсы, а в 1956-м - забрали в Калининградский зоопарк. Где он и стоял до 1991 года, пока с ним не приключилась почти детективная история: тогдашний зампредседателя Гусевского горисполкома И. Ахрименя... пригнал в зоопарк машину, подъёмный кран... погрузил лося и увёз его в Гусев. После чего занялся “оформлением бумажек на то, что гусевцам принадлежит по праву”.

Охота на лосей

Был скандал. Но назад “умыкнутого” лося не поволокли. Поставили его в центре Гусева, в сквере. И теперь по праздникам украшают разноцветными шариками.

Памятник крестьянину Михелю у башни Врангеля (не сохранился)

Другого лося Фордемайер сделал в 1928 году для Тильзита. Дело в том, что правительство Восточной Пруссии размещалось не только в Кёнигсберге, но и в Алленштайне (теперь это Ольштын) и в Гумбинене. А Инстербург (Черняховск) и Тильзит (Советск) завидовали Гумбинену и претендовали на те же роли. Соответственно, иметь собственного бронзового лося очень хотелось. Его - из политеса! - подарил Тильзиту тогдашний премьер-министр Пруссии Отто Браун в качестве символа величия и мира. Но у этого лося голова была склонена ниже, чем у гумбиненского - так что рога ему неоднократно спиливали ещё в немецкие времена. А однажды рог ему отбили по политическим соображениям: в знак протеста против выступления Гитлера в Тильзите в 1932 году. Рог пришлось приваривать...

После войны лося перевезли в калининградский зоопарк, а на опустевший постамент водрузили танк. Лось вернулся в Советск в мае прошлого года, обретя, так сказать, историческую родину и - будем надеяться - достойный приют.

А вот “Ребёнку с кошкой” - не повезло. В зоопарк его не забрали. Покорёженную скульптурную группу можно лицезреть у входа в здание на Коммунальной, 73. Кстати, эта непритязательная композиция - достопримечательность Кёнигсберга. Это ПОСЛЕДНЯЯ скульптура, созданная в столице Восточной Пруссии. Л. Штайнер изваял её из ракушечника, когда война уже подходила к концу. Что вдохновило его - тоска по утраченному миру или надежда на пресловутую “кошачью живучесть”, сейчас сказать трудно...

Старушка и уродцы

Но “Ребёнка с кошкой” неплохо бы отреставрировать.

Памятник погибшим морякам на Книпродештрассе (ныне ул. Театральная)

Дело в том - и об этом давно твердят люди, занятые в сфере туризма, - что “гостей города” привлекают не только и не столько крупные объекты, пусть даже доподлинно исторического свойства, сколько всякая “мелочь”, С КОТОРОЙ МОЖНО СФОТОГРАФИРОВАТЬСЯ. По музеям современные путешественники, конечно, ходят, но... истинная цель 80% турпоездок - желание нащёлкать побольше кадров, и чтобы собственное лицо получилось бы крупным планом на фоне чего-нибудь “прикольного”.

Кстати, немцы давно учли “оцифрованное” восприятие окружающего мира путешествующими господами и дамами: улицы немецких городов буквально утыканы декоративными скульптурами. Тут тебе и вполне реалистичная “старушка, уронившая сумочку”, и абстрактные уродцы с торчащими жестяными конечностями... Сущий рай для двуногих с фотоаппаратами! Ну и, натурально, прибыль для бюджета.

А мы завершаем очередную “прогулку”. Следующий раз мы встретимся... на кладбище.

Д. Якшина


Если вам понравилась эта публикация, пожалуйста, помогите редакции выжить.
Номер карты "Сбербанка": 4817 7603 4127 4714.
Привязана к номеру: +7-900-567-5-888.




Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *




ПОДДЕРЖИ    
Авторизация
*
*
Генерация пароля