Новые колёса

КЁНИГСБЕРГ: 100 ЛЕТ БОЙНЕ.
Российская власть готовится пышно отпраздновать безумное уничтожение своего народа

“Чёрная рука”

Воскресным утром 28 июня 1914 года наследник австро-венгерского престола эрцгерцог Франц-Фердинанд прибыл в небольшой городок Сараево (Босния и Герцеговина). Эта территория входила в состав Австро-Венгрии, но на неё претендовало карликовое королевство Сербия. В тот же день Франц-Фердинанд был убит. Сначала в эрцгерцога бросил бомбу студент Недел Габринович (неудачно), затем застрелил из пистолета гимназист Гаврило Принцип. Оба заговорщика - сербы.

Прощание с семьёй

Австрийская полиция тут же задержала преступников. Те особо не запирались, и уже через две недели следствие выяснило все детали покушения.

В подготовке убийства Франца-Фердинанда участвовали восемь человек - члены движения “Молодая Сербия”. Эта группа напрямую подчинялась организации “Единство или смерть” (неофициальное название “Чёрная рука”). Задачей террористов было присоединение Боснии и Герцеговины к Сербии. Руководил тайным обществом и финансировал его полковник Драгутин Димитриевич - начальник разведки сербского генерального штаба.

Выражаясь современным языком, налицо были все признаки “государственного терроризма”.

23 июля 1914 года правительство Австро-Венгрии предъявило Сербии ультиматум: распустить террористические организации, арестовать официальных лиц, замешанных в убийстве эрцгерцога, принести извинения австро-венгерскому императору.

В ответ маленькая, но гордая Сербия объявила всеобщую мобилизацию и начала готовиться к войне.

Братья-славяне

Российский император Николай II немедленно выступил в поддержку “братской православной Сербии”. Немецкий кайзер Вильгельм, напротив, поддержал Австро-Венгрию. Обстановка накалялась, но не настолько, чтобы народы Европы поверили в надвигающуюся мировую войну.

Во-первых, сам термин “православное братство” внушал доверие разве только полуграмотным крестьянам российской глубинки и профессиональным русским патриотам. Совсем недавно, в 1913-м, отгремела Вторая Балканская война. Сербы тогда лихо дрались с болгарскими братьями по вере. В этом православной Сербии с оружием в руках помогали союзники - правоверные мусульмане Турции.

Во-вторых, у всех ещё был свеж в памяти Боснийский кризис 1908 года. Тогда Австро-Венгрия оттяпала у Турции территорию Боснии и Герцоговины, где жило много сербов. Королевство Сербия пришло в крайнее возбуждение и объявило всеобщую мобилизацию. Сербский король считал, что Босния и Герцеговина должна принадлежать только ему и надеялся на военную помощь Российской империи.

Но “русские братушки” проявили полное нежелание сражаться за сербские интересы и ограничились вялыми дипломатическими демаршами. Конфликт затух сам собой, сербских солдат распустили по домам, войны не произошло.

В общем, братство - братством, а табачок - врозь.

Однако на этот раз старый конфликт задействовал иные политиче­ские пружины.

Жажда наживы

В 1914-м ввязаться в войну оказалась готова не только Россия, но и Великобритания, Франция и Германия. Правительства каждой из этих стран произнесли много красивых слов, называя войну то “отечественной”, то “великой”, то “справедливой”. Но это всё для поднятия духа народонаселения. Лучше посмотреть, какие требования и претензии выдвигали противоборствующие стороны противникам.

Начнём по порядку. Самые скромные желания были у Сербии (формальной виновницы мировой бойни) - отобрать у Австро-Венгрии Боснию и Герцеговину. Со своей стороны австро-венгерская монархия рассчитывала удержать эти территории и прекратить там сербский террор.

У прочих игроков задачи оказались масштабнее. Оно и понятно: великим державам глупо было воевать из-за какой-то Боснии!

Франция и Великобритания раскрыли свои карты уже после окончания войны - во время подписания с Германией Версальского мирного договора. Франция требовала и получила Эльзас и Лотарингию (которые Пруссия захватила в 1870 году). Помимо этого, французские буржуа получили в собственность доходные угольные шахты немецкой земли Саар.

Англия сконцентрировала всё своё внимание на уничтожении германского военно-морского флота и введении запрета иметь таковой флот в дальнейшем. Проще говоря, избавились от конкурента.

Помимо этого, Франция и Британия разделили все немецкие колонии в Африке и на Тихом океане. Ну, ещё обе державы получили неплохую денежную контрибуцию.

Выходит, за это и воевали.

Борьба за колонии

Двоюродные братья кайзер Вильгельм II (слева) и император Николай II, обменявшиеся униформами, 1905 год

Германия перед войной тоже сформулировала свои задачи вполне внятно. Немецкий бундестаг ещё в начале XX века объявил:

“Мы хотим стать мировой силой и проводить колониальную политику в полном смысле слова. Это не подлежит сомнению. И назад пути нет. От этого зависит будущее нашего народа, желающего сохранить своё место среди великих наций. Эта политика возможна как вопреки Англии, так и в союзе с ней. Первое означает войну, второе - мир”

Конечно, это означало войну. Неужто “владычица морей” Британия согласилась бы добровольно поделиться заморскими колониями с конкурентом!

К тому времени мир был практически поделён между великими державами. Великобритания создала империю площадью в 27 млн. 621 тыс. кв. км и населением в 340 миллионов человек. На втором месте оказалась Франция (10 млн. 634 тыс. кв. км; более 59 миллионов человек). С “обделённой” Германией (“жалкие” 2 млн. 593 тыс. кв. км и 13 миллионов душ) никто делиться не хотел.

Немцам это было крайне обидно. Ещё бы! Страна вышла на первое место в Европе по всем экономическим показателям. В течение первого десятилетия XX века только мощность электростанций Германии выросла в 100 раз, а протяжённость железных дорог увеличилась в 33 раза. А тут её держат на обочине мировой колониальной истории. Такие деньги мимо рук немецких коммерсантов пролетали!

И Германия принялась интенсивно строить боевые корабли. Её флот уже был сравним с британским.

А это - страшная угроза для англичан, мириться с которой они не могли. Да и Франция почувствовала себя крайне неуютно под боком у мощного амбициозного герман­ского соседа требовавшего передела Африки.

Понятно, что англичане и французы решили вместе “дружить” против Германии. Создали союз Антанту и пригласили туда Россию.

Без царя в голове

С мотивацией России гораздо сложнее всего. Её, как известно, умом не понять.

Николай II (слева), английский Георг V (справа) и кайзер Вильгельм II были связаны кровными узами, как двоюродные братья

На тот момент Россия значительно отставала от ведущих стран мира по объёмам промышленного производства. От Франции - в 2,5 раза, от Британии - в 4,6 раза, от Германии - в 6 раз, от США - в 14,3 раза. Зато амбиций у царя Николая было не меньше, чем у его кузена - немецкого кайзера Вильгельма.

Как было указано в послании министерства иностранных дел России правительствам Великобритании и Франции:

“Ход событий приводит его величество императора Николая к мысли, что вопрос о Константинополе и проливах должен быть окончательно разрешён сообразно вековым стремлениям России. В плане стратегической необходимости часть побережья вокруг Константинополя должна быть включена в состав Российской империи”.

То есть речь шла о Стамбуле, Босфоре и Дарданеллах. Желание немного странное. Черноморские проливы открывали выход России не в океан, а в закрытое Средиземное море. Дальнейший путь в Атлантику контролировал английский Гибралтар, а дорога в Индийский океан лежала через британский Суэцкий канал. Так что Босфор и Дарданеллы были весьма сомнительным приобретением.

- Русские настолько стремятся овладеть Константинополем, - констатировал премьер-министр Великобритании Ллойд Джордж, - что будут щедры в отношении уступок во всех прочих местах.

Короче, хотите проливы - пожалуйста. Только в океан лезть не надо. Там уже и без России тесно.

Жёлтая Россия

В конце XIX века англичане уже сталкивались с амбициями России в Китае. Эта страна к 1890 году оказалась единственным “белым пятном” на мировой карте, ещё не освоенным “цивилизованными державами”. Англия, Франция, Германия и Россия активизировали борьбу за жирный кусок. Началась так называемая “битва за концессии”.

Немецкие солдаты и русские пленные, Тильзит, 1915 год

Англия включила в сферу своего влияния провинции Южного Китая и бассейна реки Янцзы, Франция добилась преимущественных прав на разработку горных богатств южных и юго-западных провинций Китая. Германия опоздала и сумела прибрать к рукам лишь небольшой порт Циндао. России повезло куда больше. Под её влияние попала практически вся Маньчжурия.

От Забайкалья до Владивостока русские проложили железнодорожную магистраль (КВЖД - Китайская восточная железная дорога). В июле 1898 года Россия получила от пекинского правительства концессию на строительство южной ветки КВЖД - Южно-маньчжурской железной дороги. Китай передал русским властям Квантунский полуостров, где был построен крупный торговый порт Дальний, а для его защиты - крепость Порт-Артур. Путь в Тихий океан был открыт.

Русские войска практически оккупировали весь Северо-Восток Китая. Этот край в то время именовали не иначе, как “Желтороссия”.

Святой град

Чем всё это закончилось - известно. Великобритания решила устранить прыткого конкурента и щедро проинвестировала Японию. В 1904 году страна восходящего солнца начала войну против России. Результат - сокрушительное поражение Российской империи на Дальнем Востоке.

Царь-батюшка приуныл, но потом решил: а ну его, этот Восток. Лучше обратить свой взор на турецкий Константинополь. Ведь это легендарный Царьград - бывшая столица православной Византийской империи, Второй Рим! Москва давно претендовала на звание “Третий Рим”. Так что захват Константинополя - возвращение к истокам. Большой подарок народу.

Колоссальные средства, потраченные на освоение Северо-Восточного Китая, пропали без толку. Япония прибрала к рукам и Квантунский полуостров, и южную часть Маньчжурии.

Денег было потеряно немало. Стоимость КВЖД, включая содержание порта Дальний и города Дальний, составляла к 1903 году 318.640.236 рублей золотом. К 1906-му она возросла до 375 миллионов рублей.

А всего перед войной с Японией русское самодержавие вбухало в китайскую эпопею 512,6 миллиона рублей (четверть годового бюджета империи).

Но денег было нежалко. Главное - “духовные скрепы”. То бишь - Царьград-Константинополь. Англичане были несказанно этому рады. Германия не очень - как-никак, а Турция была её союзником.

В общем, наступил поворот русской внешней политики к союзу со своим злейшим врагом - Англией. И к началу конфронтации с Германией.

Ринулись в драку

К 1914 году приоритеты были расставлены, великие державы ждали удобного случая, чтобы ввязаться в драку. Выстрелы в Сараево стали стартовым сигналом.

26 июля 1914 года Австро-Венгрия объявила мобилизацию и начала сосредотачивать войска на границе с Сербией. Сербский король двинул своих солдат навстречу противнику.

28 июля Австро-Венгрия объявила Сербии войну и начала обстрел Белграда. 31 июля в Российской империи была объявлена всеобщая мобилизация в армию. Эшелоны с войсками двинулись к германской и австрийской границам.

Народ встретил известие “небывалым патриотическим подъёмом”. Улицы Санкт-Петербурга заполнили толпы возбуждённых людей, орущих в сторону императорского дворца: “Царь-батюшка, веди нас к победе!” Обыватели радовались. Никто не сомневался, что война уже началась. Причём, с Германией.

Разумеется, страшную “мясорубку” назвали “Великой войной”, а в России её величали “Второй Отечественной”.

Ни единого солдата

В ответ 1 августа 1914 года Германия объявила войну России. Однако немецкие солдаты пошли не на Восток, а на Запад - оккупировали без всякого объявления войны Люксембург и направились к границам Франции.

3 августа Германия объявила войну Франции и вторглась в её пределы. Англия пришла на помощь союзнице.

6 августа Австро-Венгрия объявила войну России.

Примечательно, что против Франции немцы сосредоточили почти все свои силы - семь армий. На Востоке у них была лишь одна армия - в Восточной Пруссии. Протяжённая граница Германии с Польшей (она принадлежала России) вообще не была прикрыта - там не было ни единого солдата.

Жертвы войны. Пушечное мясо. Рядовые британские и немецкие солдаты, 19 июля 1916 года

4 августа 1914 года превосходящие русские войска напали на Германию - вторглись в Восточную Пруссию, а 5 августа - в австро-венгерскую Галицию.

Началась мировая бойня. Вскоре к Германии присоединились Турция и “братская православная” Болгария. Турция надеялась отобрать у Британии Суэцкий канал, да и ждать, пока русские окажутся в Стамбуле, не хотелось. Болгария решила немного поживиться за счёт соседней Сербии.

23 августа 1914 года войну Германии объявила Япония, выступившая на стороне Антанты. Россия под аплодисменты британцев перебросила войска с Дальнего Востока в Европу - против Германии. А Япония быстро захватила германскую колонию в Китае Циндао.

Сокрушительное поражение

В Восточной Пруссии русские потерпели сокрушительное поражение, в Галиции их наступление за­хлебнулось. Но и немцы во Франции завязли. Война приняла затяжной позиционный характер.

Канадский солдат, выживший после газовой атаки, 1917 год

Но император Николай не забыл о Константинополе. Операция по его захвату обсуждалась постоянно. Русский царь считал её главной. Только вот логика боевых действий заставляла россиян драться в другом месте.

3 марта 1915 года Николай II напомнил французскому послу в России Морису Палеологу:

“Я не признаю за собой права навлекать на мой народ ужасные жертвы нынешней войны, не давая ему в награду осуществление его вековой мечты. Поэтому моё решение принято, господин посол. Я радикально разрешу проблему Константинополя и проливов”.

Русские правители с упорством продолжали доказывать, что, в отличие от “какой-нибудь Дании”, Россия не может просто жить - ей непременно нужны “великие дела”. Но “ужасные жертвы войны” так и не были компенсированы. Русский народ остался без “награды”.

Подсчитали - прослезились

Закончилось всё плачевно. Общий баланс - 10 миллионов убитых и 20 миллионов искалеченных.

Немецкие военнопленные, 1918 год

Германия потерпела сокрушительное поражение, Австро-Венгрия развалилась, Турция лишилась своих владений в Месопотамии и в Палестине.

Потеряв 1 млн. 300 тыс. убитыми и 3 млн. 850 тыс. ранеными, Российская империя прекратила своё существование - по стране прокатилась Гражданская война (ещё 13 млн. погибших).

Да и победителям пришлось туго.

Военные расходы подкосили Великобританию. Из страны-кредитора она превратилась в страну-должника. Выплаты по процентам составляли до 40% государственных расходов. Уровень инфляции увеличился более, чем в два раза за период с 1914 года до 1920 года. Покупательская способность фунта стерлинга упала на 61,2%. Цена за победу превысила все возможные потери от мирной немецкой конкуренции в мировой торговле.

Север Франции лежал в руинах. Экономика государства пришла в упадок.

Освежить память

Последняя фотография Николая II. Ссылка в Тобольске

Выиграли разве только США, вступившие в войну “под занавес” и заработавшие хорошие деньги на снабжении вооружённых сил Британии и Франции. Ну, и давний враг России Япония осталась довольной. Она под шумок значительно укрепила свои позиции на Дальнем Востоке.

Что касается Константинополя, то русские солдаты там всё-таки очутились. После окончательного разгрома в Гражданской войне туда бежали остатки армии барона Врангеля. На Галиполийском полуострове белогвардейцы “стояли лагерем”, терпели нужду, голод и в конце концов разбежались кто куда.

Да и для Николая II, ради имперских амбиций отправившего на смерть миллионы своих подданных, всё закончилось трагически - и закономерно: распад страны, революция и расстрел, вместе с семьёй.

Так что отмечая столетие начала первой мировой войны, всем россиянам было бы неплохо вспомнить и о финале фантасмагорической “константинопольской затеи”.

А. Захаров


Если вам понравилась эта публикация, пожалуйста, помогите редакции выжить.
Номер карты "Сбербанка": 4817 7603 4127 4714.
Привязана к номеру: +7-900-567-5-888.




Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *




ПОДДЕРЖИ    
Авторизация
*
*
Генерация пароля